Ультраправые споткнулись в Нидерландах: как удалось остановить популистов

Константин Федоренко, для Европейской правды _ Пятница, 17 марта 2017, 17:09
Версия для печати Комментарии
фото aljazeera.net

15 марта в Нидерландах состоялись национальные парламентские выборы. На этот раз к ним было приковано особое внимание международных медиа и людей, интересующихся европейской политикой.

Дело в том, что нидерландские выборы должны были выступить словно бы увертюрой к волеизъявлению в двух ключевых странах ЕС, Франции и Германии, которое также пройдет в течение года. И хотя напрямую эти три кампании вроде бы не связаны, есть один важный фактор, который их объединяет:

во всех этих странах баллотируются правые популисты, чей рейтинг в прошлом году значительно вырос.

Успех нидерландской националистической "Партии за свободу" мог бы, таким образом, стать положительным примером как для электората Марин Ле Пен и "Национального фронта" во Франции, так и партии "Альтернатива для Германии". И, кроме того, дополнительным поводом для волнений в Брюсселе.

Ответный удар

Но успеха правых не случилось.

В четверг и пятницу лидеры Германии, Франции, Италии и некоторых других стран, равно как и представители Евросоюза, поздравляли с успехом на выборах действующего премьер-министра страны Марка Рютте.

Несмотря на то, что его партия потеряла восемь кресел в парламенте, она всё же набрала наибольшее количество голосов избирателей – 21.3% - оставив на втором месте "Партию за свободу" с 13.1%. Хотя ещё в прошлом году такой результат казался малореальным.

Националисты, возглавляемые эксцентричным Гертом Вилдерсом, увеличили свою поддержку всего на три процента и получили лишь на пять мандатов больше – 20 против 15 в предыдущем парламентском созыве.

Это при том, что, начиная с осени 2015 года и вплоть до конца 2016, социологические опросы стабильно показывали: "Партия за свободу" выиграет выборы с большим отрывом.

Так, в конце 2015 – начале 2016 годов некоторые опросы даже показывали, что националисты готовы занять около сорока мест – примерно на 20 кресел больше, чем ближайшие преследователи. Скорей всего, пройди выборы тогда, результаты были бы в действительности катастрофическими. Крайне сомнительно, что,

даже победив с большим отрывом, националисты смогли бы сформировать правительство: правые в Нидерландах считаются "нерукопожатными", и другие партии отказываются вступать с ними в коалицию.

Ещё недавно ситуация была иной: партия Вилдерса, вместе с правоцентристскими "Народной партией за свободу и демократию" Рютте и "Христианско-демократическим призывом", де-факто вошла в правящую коалицию по итогам выборов 2010 года, хоть и не получила министерских портфелей. Тогда, кстати, националисты заняли на четыре парламентских кресла больше, чем в этом году.

Влияние миграции

Но в течение последних лет в Нидерландах, как и во многих других странах Европы, риторика правых заметно радикализировалась, а значит, стала менее приемлемой для центристских политсил. Не в последнюю очередь это связано, очевидно, с миграционным кризисом.

Так, в 2015 году в Голландии было рассмотрено около 45 тысяч заявок на получения статуса беженца, из них около трети было удовлетворено – и это не считая мигрантов, переселившихся в страну иным путём, а также нелегалов. В 2015 в страну переехало около 9 тысяч сирийцев, год спустя – около 15 тысяч.

Конечно, объективно при населении в примерно 17 миллионов это довольно незначительные цифры. Впрочем, большинство беженцев и экономических мигрантов селятся в крупных городах, что делает их более заметными. А главное, как и во многих других странах Европы, население Нидерландов склонно переоценивать реальное количество мусульман в стране.

По опросу Ipsos в 2016 году, жители страны считают, что в ней проживает 19% мусульман, тогда как в реальности их лишь 6%.

Это может быть связано в том числе и с их относительной концентрацией в крупных городах, которая создаёт у их жителей и гостей города ложное представление о реальном количестве представителей мусульманской общины в стране.

twitter-профиль Вилдерса с лозунгом Stop Islam

Но в ещё большей степени это, вероятней всего, связано с более общим страхом перед группой, которая является носителем другой культуры и, с точки зрения многих европейцев, других ценностей. Этот страх может быть в немалой степени иррациональным, но, так или иначе, на результаты выборов он влияет. Вместе с тем, существует и вполне реальное отчуждение мусульманского меньшинства.

Так, по опросам, значительная часть граждан страны турецкого и марокканского происхождения не чувствует себя в Нидерландах как дома; и, согласно результатам европейских и нидерландских исследований, в стране существует дискриминация в отношении мусульманского меньшинства в трудоустройстве и сфере образования.

"Партия за свободу" всегда была настроена довольно жёстко по отношению к мусульманам. Однако события последних лет – миграционный кризис и теракты в Европе, – равно как и периодически возникающие разговоры об этнической преступности, дали правым повод для дальнейшего ужесточения риторики.

Так, Герт Вилдерс в ходе этой кампании высказался за закрытие всех мечетей на территории страны и запрет на распространение Корана, обвинял мусульман в росте уровня преступности в стране и заявлял, в духе Трампа, что

хочет сделать Нидерланды вновь великими – через деисламизацию.

Как и в случае других правых партий в Европе, евроскептицизм "Партии за свободу" частично объясняется их фрустрацией из-за отсутствия адекватных европейских ответов на миграционные вызовы, а также невозможности полного контроля за собственной границей.

Но не только: так, поводом для ужесточения риторики нидерландских правых в отношении Брюсселя стала успешная кампания Brexit, которая дала повод Вилдерсу говорить о желании, по примеру Великобритании, вывести Нидерланды из ЕС. Лишь 20% нидерландцев, согласно исследованию государственного агентства, поддерживали выход из ЕС осенью прошлого года; но именно на этот электорат нацеливалась "Партия за свободу".

Коалициада

Итак, националисты проиграли. Но кто будет управлять страной в ближайшие годы?

Ответ на этот вопрос не так уж прост. Дело в том, что в Нидерландах на выборах в парламент очень низкий проходной барьер – чтобы получить одно место в парламенте, достаточно набрать 0.67% голосов избирателей.

В парламент, состоящий из 150 депутатов, прошло сразу тринадцать партий.

Крайне маловероятно, что будущая коалиция обойдётся без ныне правящей "Партии за свободу и демократию", получившей 33 места в Палате представителей. Но где найти ещё 43 мандата, необходимые для формирования большинства?

Более чем вероятно, что одним из будущих коалиционных партнёров этой партии вновь, как и в 2010-2012 годах, станет "Христианско-демократический призыв", набравший 19 голосов. Столько же набрали ещё одни возможные партнёры – либеральная партия "Демократы-66" (или просто D-66). Эти три партии также уже формировали коалицию ранее – в 2003-2006 годах.

Остаётся вопрос: действующей коалиции не хватает пяти мандатов для формирования нового правительства. 

Вариантов, конечно, на первый взгляд много. На самом деле – не очень. Так, крайне маловероятно, что в коалицию войдут левые из Социалистической партии (14 мандатов), которые, примерно как Компартия в Греции, лучше всего чувствуют себя в позиции "а Баба-яга против".

Более умеренные, весьма проевропейские и поддерживающие культурную и миграционную открытость страны "Зелёные левые" (14 мандатов), чей основной электорат – молодые и образованные жители крупных городов, возможно, могут стать участником коалиции. В значительной степени их программа, построенная на максимизации личных свобод, схожа с программой "Демократов-66", но отличается левоцентристской экономической платформой.

Вилдерс не достиг успеха на этих выборах, но все еще надеется на реванш

Вместе с тем, непонятно, как более жёсткая риторика, которую приняли правоцентристские партий в отношении мигрантов в последнее время, "уживётся" с такими политическими взглядами. Так, и партия Рютте, и ХДП, чтобы не уступить партии Вилдерса более умеренный, но опасающийся мигрантов электорат, в последнее время весьма заявляют о необходимости для меньшинств интегрироваться в нидерландское общество или покинуть его.

Естественно, у леволиберальной партии есть и другие расхождения с консерваторами. И, возможно, для "Зелёных левых", которые увеличили на этих выборах свою поддержку в четыре раза, идти в такую коалицию со стратегической точки зрения было бы не слишком разумно.

Крайне маловероятно, что потенциальный блок ПСД-ХДП-Д66 решит сотрудничать с партиями, набравшими менее пяти мандатов, таким образом, увеличивая коалицию до пяти участников и делая её архитектуру ещё более нестабильной. Впрочем, и в идеологическом отношении большинство из этих мелких партий – кроме защищающей интересы пенсионеров силы "50 плюс" (4 мандата) – с вышеуказанной троицей принципиально несовместимы.

Это правый "Форум за демократию" (2 мандата) – евроскептическая партия, инициатор референдума о ратификации соглашении об ассоциации ЕС-Украина. Это протестантская Реформатская партия (3 мандата), чья политическая программа не слишком совместима с секуляризмом крупнейших политсил, особенно "D66".

Также это "Денк" (2 мандата) - партия, основанная представителями турецкого меньшинства и выступающая в защиту национальных меньшинств. Как уже было сказано, правоцентристы в последнее время свою риторику в отношении мигрантов ужесточили. Требования ассимиляции не слишком сочетаются с требованиями "Денк" - толерантным, мультикультурным обществом.

Более того, Рютте недавно запретил выступления президента Турции Эрдогана перед представителями турецкого меньшинства в Нидерландах, чтобы не провоцировать националистов и не добавлять им поддержки. Эта жёсткая позиция, по мнению аналитиков, позволила премьеру завоевать больше голосов правого и правоцентристского электората – но популярности среди нидерландских турок явно не добавила.

Христианский союз (5 мандатов), ещё одна протестантская партия, левая в экономическом отношении, но правая в социальных вопросах и довольно скептически настроенная в отношении ЕС, рискует не найти общий язык с Д66.

Остаются два варианта.

Партия защиты животных, набравшая 5 мест, может как коалиционный партнёр требовать относительно немногого – влияния на экологическую политику.

Рабочая партия – партнёр Рютте по коалиции в течение последних пяти лет и одна из традиционно крупнейших партий страны – на этот раз завоевала лишь 9 мандатов (против 38 на прошлых выборах): избиратели наказали её за поддержку довольно жёстких антикризисных мер экономии. Эти варианты, пожалуй, кажутся весьма вероятными.

Возможно также, что ХДП или Д66 в коалицию не войдут. Тогда её архитектура будет ещё более сложной, поскольку в коалицию придётся включить более четырёх партий.

Наконец, нельзя исключать и того, что в течение предстоящих длительных переговоров – ожидается, что коалициада продлится несколько месяцев – решение математическо-политической "задачки" так и не будет найдено.

Тогда страну ждут перевыборы.

Впрочем, и успешно сформированные коалиции более чем из двух партий в Нидерландах в последнее время долго не живут, что также нередко приводит к досрочным выборам. И нельзя исключать, что в следующий раз правые всё же смогут взять реванш.

 

Автор: Константин Федоренко,

младший научный сотрудник Института евроатлантического сотрудничества, Киев,
выпускник Киево-Могилянской академии и Университета Гамбурга

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
powered by lun.ua






Дарья Каленюк, Центр противодействия коррупции

Хрупкая антикоррупция: что требовал ЕС и не выполнил Киев

Противодействие коррупции уже много лет остается той темой, где у нашего государства – больше всего проблем и требований от европейских партнеров. Системные проблемы в этой сфере сводят на нет стремление Украины к углублению евроинтеграции.

Александр Козырев, Bayer

Когда лекарства не лечат: почему медикаменты в Украине часто хуже европейских

Знакомая ситуация: при поездке за границу вас просят привезти лекарства. И не потому, что их нельзя купить в украинской аптеке. А потому что купленные в ЕС медикаменты часто более эффективны. Почему так вышло?


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter