Сложности, непонимание и перспективы: аудит украино-израильских отношений

Катерина Зарембо, Институт мировой политики _ Четверг, 25 мая 2017, 14:03
Версия для печати Комментарии
Фото: kmu.gov.ua

Отношения Украины и Израиля условно можно охарактеризовать как "далекие близкие".

Между двумя странами есть целый ряд связующих звеньев – религиозных, этнических, исторических.

Наверное, в мире нет ни одной другой страны, в истории которой столько представителей политической элиты имели бы украинское происхождение – в Израиле это президенты и премьер-министры Ицхак Бен-Цви, Эфраим Катцир, Моше Шарет, Леви Эшкол, Гольда Меир, нынешний спикер Кнессета Юлий Эдельштейн.

Вследствие нескольких волн эмиграции украинского еврейства после распада Советского Союза между Украиной и Израилем сохраняются тесные межчеловеческие контакты.

Украина также является местом зарождения хасидского движения и местом паломничества последователей раввина Нахмана, похороненного в Умани. В свою очередь, Израиль также был и остается местом паломничества украинских христиан.

С 2012 года, когда между двумя странами был отменен визовый режим, туристический поток ежегодно растет, а город, в который из аэропорта "Борисполь" выполняется больше всего рейсов – это именно Тель-Авив.

А в последние три года Израиль начали воспринимать как "трансформационную модель" – страну, которая стала успешной, несмотря на продолжающуюся войну.

Как известно, Израиль с момента своего создания и по сей день находится в состоянии перманентного вооруженного конфликта, однако смог достичь расцвета, а также обеспечить собственную самодостаточность в сфере безопасности.

Израиль вошел в топ-10 стран, которые назвали украинцы в рамках общенационального опроса, отвечая на вопрос, внешняя политика какой страны должна стать примером для Украины.

Но у двусторонней повестки дня есть и "обратная сторона". В том числе историческая. Это – наследие еврейских погромов, а позже – Холокост, с которыми ассоциируется Украина в коллективной памяти израильтян.

В политической плоскости обе страны стремятся к поддержке друг друга на международной арене: Украина – в противодействии российской агрессии, Израиль – в собственном противостоянии с Палестиной. При этом преследование собственных национальных интересов, а также зависимость от более широкого геополитического контекста не всегда позволяет странам последовательно выступать союзниками, а порой порождает взаимное недоверие и ухудшение отношений.

В отношениях с Израилем вообще не работает привычная для Украины система координат, в которой ориентиром является европейская интеграция. Израиль, которого с Украиной объединяет Европейская политика соседства, проводит по отношению к ЕС политику, совершенно отличную от украинской.

Израильские дипломаты объясняют: "Мы не говорим, что Израиль – это Европа, и не хотим быть в Европе. Однако мы работаем так, чтобы быть не хуже Европы".

Экономика и инвестиции: нераскрытый потенциал

Объем торговли товарами и услугами между нашими странами в 2016 году составил $861,7 млн.

При этом экспорт из Украины в Израиль существенно превышает импорт, а его главной составляющей являются товары сельскохозяйственной отрасли: зерновые, семена и плоды масличных растений, продукция мукомольно-крупяной промышленности, сахар и кондитерские изделия.

Украина с 2012 года ведет переговоры о зоне свободной торговли с Израилем.

Киев заинтересован не только продавать Израилю сельхозпродукцию, но и заимствовать израильские технологии, которые относятся к наиболее эффективным в мире: в то время как израильский фермер в среднем производит продукцию, которой хватит для пропитания 95 человек, в Украине этот показатель – 15, то есть в шесть раз меньше.

Что касается инвестиций, то эта ниша двусторонних связей почти не заполнена. Израильские инвестиции в Украину достигают $50 млн, что составляет 0,1% от общего объема иностранных инвестиций в Украине. Украинские инвестиции в Израиле вообще отсутствуют.

Украинцы мало присутствуют на израильском рынке в качестве трудовых мигрантов, поскольку иностранцам в Израиле очень сложно получить легальную работу.

Исключение составляют государственные квоты для определенных национальностей и определенных специальностей – так, Украина относит к своим дипломатическим успехам то, что в конце 2016 года два государства ратифицировали соглашение о трудоустройстве украинских строителей с квотой в 20 тысяч человек.

"Поддерживать молча"

В вопросах внешней политики наши отношения – значительно ярче.

Израиль – особый партнер Украины на ближневосточном направлении. Стоит лишь отметить, что динамика двусторонних отношений Украины с Израилем выше, чем со всеми другими странами Ближнего Востока, Африки и даже некоторыми странами-членами ЕС.

Интенсивность двусторонних контактов достигла апогея в 2016 году. Тогда Украину посетили президент Израиля Реувен Ривлин, спикер Кнессета Юлий Эдельштейн (впервые за 20 лет), а президент Петр Порошенко встретился с премьер-министром и по совместительству министром иностранных дел Израиля Биньямином Нетаньяху в Иерусалиме.

Впрочем, Израиль воздерживается от публичного осуждения российской агрессии, а также от введения санкции против РФ.

По словам израильских собеседников, такие шаги, как осуждение или санкции против России, могут нести для Израиля опасность экзистенциальных последствий, например активную поддержку Москвой таких террористических группировок, как ХАМАС или "Хезболла".

Российский фактор также влияет на военно-техническое сотрудничество Украины и Израиля.

Киев не раз выражал заинтересованность в приобретении израильского военного оборудования, в частности беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и средств связи.

Однако в 2014 году сделка по покупке израильских БПЛА, согласованная оборонными ведомствами, была заблокирована МИД Израиля – как сообщали некоторые СМИ, из-за нежелания раздражать Россию.

К тому же

при рассмотрении четырех из пяти важных для Украины вопросов в ООН в 2014-2016 годах Израиль не участвовал в голосованиях.

Даже во время критического для Украины голосования по резолюции о территориальной целостности Украины в марте 2014 года израильский представитель отсутствовал – в Иерусалиме это объяснили тем, что в тот день весь их МИД бастовал. В Израиле тогда настаивали, что это – воплощение политики израильского "нейтралитета", на языке которого "воздержаться" означает "поддержать молча".

Однако в Украины ожидали, что поддерживать – значит голосовать "за".

Самый громкий скандал за 25 лет

Правда, украинская позиция порой была похожей, нейтральной. В вопросе израильско-палестинского противостояния Киев старался не солидаризироваться ни с одной из сторон конфликта. Причиной этого были два противоположных "рычага": "особое партнерство" с Израилем, с одной стороны, и большой арабский рынок, с другой.

В то же время на политику Украины в отношении ближневосточного конфликта влияла позиция Европейского Союза, с которым Украина пыталась координироваться.

Как следствие, во время дискуссий в ООН по израильско-палестинскому конфликту Киев неизменно выступает с осуждением политики израильских поселений как противоречащей международному праву, а Израиль на это неизменно бурно реагирует.

Именно этим объясняется дипломатический скандал, который возник между Украиной и Израилем в конце 2016 года, на фоне расцвета дипломатических отношений и накануне запланированного визита украинского премьера в Иерусалим.

Тогда, после голосования Украины в составе Совбеза ООН за резолюцию №2334 об израильских поселениях на палестинских оккупированных территориях, Израиль в ответ отменил визит украинского премьер-министра Владимира Гройсмана.

Несмотря на оценку всей ситуации некоторыми комментаторами как "самого большого скандала за 25 лет между Украиной и Израилем" и ее высокий медийный резонанс, она служит также уроком для понимания израильской дипломатии и дальнейшего развития отношений с этим государством.

Исторический диалог: от Голодомора до Холокоста

Точкой пересечения взаимных интересов двух государств является политика исторической памяти, причем по накалу страстей этот фокус двусторонних отношений можно сравнить разве что с польско-украинским диалогом.

Ключевая претензия Израиля к Украине касается причастности украинцев к Холокосту.

В сознании израильтян Украина и Холокост особенно связаны.

Во время Второй мировой войны фашисты уничтожили около 1,5 млн украинских евреев, то есть каждую четвертую (!) жертву Холокоста в Европе.

Определенные шаги в этом направлении уже произошли – президент Порошенко во время визита в Иерусалим 23 декабря 2015 года извинился за причастность отдельных украинцев к Холокосту, и это не прошло незамеченным в Израиле.

Однако украинская государственная политика памяти продолжает быть постоянным раздражителем для отношений с Израилем.

Одним из первых шагов руководства Украины, которые не встретили понимания в Израиле, было посмертное присвоение звания Героя Украины командующему УПА Роману Шухевичу в 2007 году. Как пощечину Израиль воспринял также и принятие закона "О правовом статусе и чествование памяти борцов за независимость Украины в XX веке", который чтит память ОУН и УПА, которых – справедливо или нет – Израиль считает причастными к истреблению евреев во время Холокоста.

Порой украинцам и израильтянам бывает сложно понять позиции друг друга.

Так, в Израиле были шокированы открытием на территории заповедника "Бабий Яр" памятника украинской поэтессе Елене Телиге, участнице ОУН, расстрелянной нацистами именно здесь, в Бабьем Яру.

А для украинцев стало неожиданностью выступление президента Ривлина в Верховной раде, в котором он обвинил ОУН в уничтожении евреев в Бабьем Яру.

В украинском МИДе предпочитают считать это личной позицией президента Израиля, но в то же время люди, причастные к подготовке речи Ривлина, уверяют, что

предварительная версия заявления об украинцах и Бабьем Яре содержала еще более острые формулировки.

С украинской стороны "камнем преткновения" в двусторонних отношениях является различие в интерпретации Голодомора - так, Израиль отказывается признавать Голодомор геноцидом украинского народа.

В Израиле практически ничего не знают о Голодоморе – его не изучают ни в школах, ни даже на исторических факультетах израильских университетов. Поэтому прежде чем даже ставить вопрос о признании Голодомора геноцидом, необходимо, чтобы информацию об этом получили не только израильские парламентарии, но и общественность.

Работа Украины по вопросу Голодомора в двусторонних отношениях почти не ведется – активность возобновилась только в 2016 году.

В частности, по инициативе почетного консула Израиля в Западном регионе Украины Олега Вишнякова в программу израильских парламентариев, приехавших в Украину на 75-ю годовщину трагедии в Бабьем Яру, был включен визит в Мемориал жертв Голодомора.

Он настолько поразил депутатов, что одна из участниц делегации, вице-спикер Кнессета Нава Бокер, впервые в истории Израиля внесла в повестку дня Кнессета предложение о признании Голодомора геноцидом.

Позже предложение было снято с повестки дня из опасений, что в его поддержку не найдется достаточно голосов. Однако этот прецедент является свидетельством того, что настойчивой дипломатической и просветительской работой можно добиться существенного сближения позиций.

 

Автор: Катерина Зарембо,

эксперт Института мировой политики

Публикация подготовлена в рамках проекта Института мировой политики "Аудит внешней политики Украины", при поддержке "Инициативы по развитию аналитических центров Украины", которую выполняет Международный фонд "Відродження" (МФВ) в партнерстве с Фондом развития аналитических центров (TTF) при финансовой поддержке Посольства Швеции в Украине

ЧИТАЙ ТАКЖЕ






Cергей Власко, «mySafety Украина»

Защита персональных данных: чей опыт может пригодиться Украине

В вопросе защиты персональных данных Украина опирается на международный опыт. Но в государстве пока нет достаточной законодательной базы и системы, способной эффективно работать в современных условиях.

Тарас Качка, Международный фонд "Відродження"

Наше измерение Brexit: зачем ЕС ставит Украину в пример Британии

ЕС все чаще упоминает Соглашение об ассоциации с Украиной как модель будущего сотрудничества с Британией. Это большой плюс для Украины, ведь тем самым ЕС рассматривает соглашение не только как зону свободной торговли, а как модель нашей интеграции. Впрочем, именно это и не устраивает Британию, которая хочет ограничиться ЗСТ.


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter