Европейская перспектива для Балкан: что и кто препятствует расширению ЕС

Наталья Ищенко, для Европейской правды _ Пятница, 09 февраля 2018, 09:01
Версия для печати Комментарии

6 февраля Европейская комиссия представила новую Стратегию расширения ЕС. Ключевое послание документа – подтверждение перспективы членства в Евросоюзе для стран Западных Балкан, которые до сих пор не входят в блок, при условии выполнения ими всех определенных для этого критериев.

"Вступление в Евросоюз государств Западных Балкан отвечает политическим и экономическим интересам Союза, а также способствует его безопасности", – говорится в Стратегии Еврокомиссии.

Для двух государств региона, Сербии и Черногории, даже определен конкретный временной промежуток присоединения к Евросоюзу – до 2025 года.

Еврокомиссия собирается ускорить переговорный процесс с этими странами для того, чтобы через семь лет они быть готовы стать полноправными членами европейского сообщества.

Для многих украинцев такая позиция Евросоюза оказалась неприятной неожиданностью и вызвала разочарование и обиду.

И это неудивительно, ведь все страны Западных Балкан, не являющихся участниками ЕС, много лет официально являются либо кандидатами, либо потенциальными кандидатами на вступление в Союз. К последней категории относится даже частично признанное Косово.

А Сербия с Черногорией, которых пообещали первыми принять в ряды Евросоюза, уже давно ведут официальные переговоры о вступлении. Причем если Сербия открыла 12 так называемых переговорных разделов, то Черногория уже успела обсудить 30 из 35 обязательных тем, то есть теоретически страна – которая к тому же является членом НАТО, – будет готова к вступлению в ЕС даже раньше 2025 года.

Балканский евроскептицизм

Впрочем, несмотря на якобы хорошие новости для Западных Балкан, в регионе достаточно сдержанно восприняли вести из Еврокомиссии. И это не удивительно.

Как сообщают европейские СМИ, и верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини, и еврокомиссар по вопросам европейской политики соседства и переговоров о расширении Йоханнес Хан в своих последних выступлениях отмечали, что определение 2025 года датой возможного вступления Сербии и Черногории в ЕС надо понимать как намерение побудить эти страны к действиям, направленным на выполнение обязательных для членства в ЕС требований, а не как гарантированную дату вступления.

Но если озвученная дата вступления даже для "отличников" "подготовительной группы ЕС" является лишь ориентиром, а не официальным дедлайном, то тогда обещания без даты, данные другим странам, вообще выглядят более похожими на декларации. И это понимают на Балканах.

Помимо "обязательной программы" выполнения всех требований ЕС, зафиксированных в основных документах Европейского Союза, предъявляемых к новым членам, странам Западных Балкан выдвигаются и дополнительные требования. Часть из них связаны с "эхом войны" – неслучайно региональный вариант соглашения об ассоциации с ЕС имеет расширенное название: "О стабилизации и ассоциации".

Итак, прежде чем стать членами ЕС, странам региона придется решить массу сложнейших проблем. И пример такого исполнения должны показать Сербия и Черногория.

Ведущее место в списке вопросов, которые должен "закрыть" будущий западнобалканский участник ЕС, занимают территориальные претензии.

Пограничные споры до сих пор, через много лет после распада Югославии, остаются актуальной и крайне болезненной для большинства бывших республик СФРЮ темой.

 

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, комментируя возможность присоединения Сербии и Черногории к ЕС до 2025 года, отметил, что условием вступления стран Западных Балкан в Европейский Союз является урегулирование всех до сих пор нерешенных территориальных споров и вопросов о границах.

Как передали информагентства, глава Еврокомиссии отметил, что Брюссель не позволит, чтобы эти страны сначала присоединились к сообществу, а уже потом занялись решением территориальных споров с соседями. "Второй раз этого не будет", – подчеркнул Юнкер.

Понятно, что имеет в виду президент Европейской комиссии. В свое время в Евросоюз приняли Хорватию, которая брала на себя обязательства решить территориальный спор с соседней Словенией с помощью европейского правосудия. Но потом случился скандал с компрометацией Арбитражного суда в Гааге после обнародования доказательств ангажированности некоторых его представителей, и официальный Загреб принял решение выйти из процесса.

Таким образом, вынесение международным судом вердикта о пересмотре словенско-хорватской границы в Пиранском заливе никоим образом не способствовало решению проблемы – Хорватия просто не признает и отказывается его выполнять.

Этот конфликт, неожиданно для Брюсселя возникший внутри ЕС, убедил руководителей Евросоюза, что от стран бывшей Югославии надо требовать уладить территориальные споры ДО вступления в ЕС, не надеясь, что когда-нибудь все со всеми договорятся и будут жить дружно.

Постъюгославские распри

Опасения руководителей ЕС вполне обоснованны. Дело в том, что Черногория имеет нерешенный вопрос о морской границе с той же Хорватией. Невероятно, но черногорско-хорватскую границу до сих пор определяет... временное соглашение между Союзной Республикой Югославией и Хорватией от 2002 года.

С тех пор эта пограничная проблема периодически обострялась – в основном из-за попытки Черногории начать разведку залежей нефти и газа на морском шельфе. Но до выхода Черногории на финишную прямую переговоров о вступлении в ЕС стороны старались не спорить по этому поводу, даже соответствующая двусторонняя комиссия последние три года не собиралась.

Теперь Черногории отступать некуда, и региональные СМИ уже пророчат сложные черногорско-хорватские переговоры или еще один международный арбитраж.

Если вспомнить, что в начале 1990-х черногорцы принимали активное участие в югославском наступлении на Превлаку и Дубровник, и хорваты до сих пор это прекрасно помнят, то ситуация заранее вызывает обеспокоенность.

Другая непростая ситуация сложилась вокруг черногорско-косовской границы.

Парламент Косова уже не первый год блокирует ратификацию соответствующего договора, подписанного правительствами двух стран. В предыдущем составе косовского парламента оппозиция протестовала прямо во время заседаний – в частности, распыляла слезоточивый газ, – а также организовывала массовые уличные акции.

В прошлом году косовские оппозиционеры частично перешли во власть, при этом не отказавшись от намерений относительно пересмотра договора о границе с Черногорией. Не помогает даже решение ЕС не предоставлять косоварам безвиз до решения этого вопроса – Приштина настойчиво требует пересмотра предыдущих договоренностей о границе, а точнее – хочет перенести линию разграничения вглубь территории Черногории.

Космет и Либерленд

Однако все черногорские пограничные проблемы кажутся незначительными по сравнению с проблемами Сербии.

 

До сих пор, со времени распада Югославии, остается спорным 145-километровый участок сербско-хорватской границы по Дунаю, в частности, у известного города Вуковар. Белград хочет провести линию разграничения по середине реке, а Загреб считает нужным учесть при этом данные земельного кадастра, так как Дунай, мол, меняет свое русло. Международная комиссия пытается решить этот вопрос с 2002 года, но стороны до сих пор не нашли общий язык.

Всю остроту проблемы ярко иллюстрирует наличие в этом районе... самопровозглашенного государства. Либерландию, или Свободную республику Либерленд, провозгласил в апреле 2015 году на спорном участке границы между Хорватией и Сербией, на западном берегу Дуная, чех Вит Едличка. У Либерландии (7 кв. км) есть свой флаг, герб, девиз – "Живи и давай жить другим" – и страница в интернете.

Наверное, эта страница из истории пограничных споров Сербии с соседями заслуживает более подробного рассказа, но другой спор вокруг сербских границ – еще более скандальный и сложный.

Ведь Сербия должна наладить свои отношения с Косовом.

Сейчас Белград считает сербско-косовскую границу внутренней, административной. Но после вступления в Евросоюз эта линия разграничения должна стать внешней границей Евросоюза. Это требует от Белграда окончательного решения косовского вопроса – то есть, откровенно говоря, в той или иной форме признания независимости своей провинции Косово и Метохия, или "Космет".

Компромиссный формат, который обсуждается проевропейскими кругами сербского политикума, предусматривает исключение упоминания о Косове из Конституции Сербии и подписание двустороннего сербско-косовского договора, который позволял бы бывшей провинции вступление в международные организации, включая ООН.

Даже далеким от балканских реалий наблюдателям понятны все сложности воплощения этого гипотетического плана в жизнь. И позиция, скажем так, патриотически настроенных политиков и рядовых жителей Сербии не является исчерпывающим перечнем причин проблематичного решения сербско-косовского вопроса путем признания Косова.

Дело в том, что не только Сербия, но и пять стран-членов Европейского Союза – Греция, Кипр, Румыния, Словакия и Испания – не признают "Космет" независимым государством. Это не только закрывает европерспективы непосредственно для частично признанной страны, но и ставит под сомнение достижение консенсуса внутри ЕС по одобрению вступления Сербии в Евросоюз без Косова.

Российский след

Весь этот долгий рассказ касался только вступления в ЕС наиболее "европродвинутых" государств Западных Балкан и только одного вопроса – пограничных споров. Но есть еще такие знакомые Украине темы, как экономические реформы, обеспечение принципов верховенства права, преодоление коррупции, обеспечение свободы СМИ...

Впрочем, руководители Евросоюза, власти и население западнобалканских стран не теряют оптимизма и надежды и планируют дальнейшие евроинтеграционные шаги.

Албании и Македонии, уже имеющим официальный кандидатский статус, Еврокомиссия сообщила, что готова начать подготовительную работу по непосредственному началу переговоров о вступлении в ЕС. Впрочем, если албанским властям для этого достаточно вплотную заняться внутригосударственным реформированием, то Македонии в первую очередь надо наконец договориться с Грецией (членом ЕС) о собственном названии.

Боснию и Герцеговину Брюссель пообещал перевести из потенциальных кандидатов на вступление в ЕС в категорию официальных кандидатов при условии внедрения страной необходимых реформ и демократических преобразований. Но на самом деле в БиГ настолько сложная внутриполитическая ситуация, что такие формулировки воспринимаются как эвфемизмы. Если говорить коротко, то часть Боснии и Герцеговины, Республика Сербская, которая находится под непосредственным влиянием Москвы, просто блокирует евроинтеграцию БиГ... и с этим ничего не поделаешь.

Распыление газа в парламенте Косова 

И только Косову Еврокомиссия пока ничего не обещает, кроме надежды на евроинтеграцию, и рекомендует продолжить имплементацию соглашения об ассоциации и стабилизации. Президент Косова Хашим Тачи даже пожаловался в "Фейсбуке", что новая Стратегия расширения ЕС не дает Косову никакой ясности относительно европейского будущего.

На все вопросы региональных лидеров вскоре будет отвечать президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер,

который в конце февраля посетит Белград, Подгорицу, Приштину, Сараево, Скопье и Тирану – столицы стран Западных Балкан, претендующих на членство в Евросоюзе.

Со стороны ЕС к властям западнобалканских государств вопросов не меньше, но в последнее время Евросоюз явно смягчил свое отношение к этому региону. Причина такого изменения не является секретом – это усиление влияния на регион других глобальных игроков.

Хотя обозреватели говорят об увеличении присутствия России, Турции и даже Китая, понятно, что в первую очередь речь идет об усилении российского влияния, которое можно увидеть, как говорится, невооруженным глазом.

В этих условиях после обнародования Стратегии расширения ЕС остается только ждать активизации крупнейших противников евроинтеграции Западных Балкан, что, разумеется, не сделает регион более стабильным и еврооптимистичным.

 

Автор: Наталья Ищенко,

журналист

ЧИТАЙ ТАКЖЕ






Юрий Панченко, Европейская правда

10 лет непризнания: есть ли у Украины причины начать отношения с Косовом

Косово празднует десятую годовщину своей независимости. Все эти 10 лет позиция официального Киева была неизменной: мы не признаем независимость Косова и считаем этот регион неотъемлемой частью Сербии. 10 лет назад это решение выглядело относительно логичным. А сейчас?

Николай Капитоненко, МЦПИ

Разговор о ценностях: что сказал и о чем промолчал Петр Порошенко в Мюнхене

Европейцы прекрасно видят уровень деградации демократических институтов. В такой ситуации поучение Запада на тему ценностей смотрится не очень убедительно. Так же, как и слова, что ни политика, ни бизнес не могут существовать отдельно от ценностей. Как мы точно знаем – могут...


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter