100 дней президентства Трампа: что уже изменилось в отношениях Украины и США

Алена Гетьманчук, Институт мировой политики _ Среда, 26 апреля 2017, 15:16
Версия для печати Комментарии
Фото flipboard.com

America first, или "сначала Америка" – это не только лозунг, с которым пришел в Белый дом Дональд Трамп. Это также принцип, которым руководствовалась на протяжении последних месяцев внешняя политика Украины. На налаживание мостов с новой администрацией, до сих пор неукомплектованной на украинском направлении, были брошены все усилия.

Главная задача – сохранить США в качестве если не ключевого союзника, то по крайней мере активного партнера в сдерживании агрессии России.

Но американские чиновники пока характеризуют усилия Украины как неоднозначные (mixed).

Да, Киев установил контакты, которым позавидовали бы немало других государств. Но все без исключения американские собеседники утверждают: есть проблема с тем, кто и каким образом представляет Украину в Вашингтоне.

Американцам сложно понять, какой ключевой месседж государство Украина стремится донести до нового президента США и его окружения.

Судя по ряду признаков, стратегия Украины на американском направлении де-факто заключается в том, чтобы не только сохранить достигнутое за время президентства Обамы, но и попытаться обрести еще больше при президентстве Трампа.

Однако, повышая планку ожиданий, не стоит путать две вещи: более скептическая по отношению к России политика новой администрации не делает эту администрацию автоматически проукраинской.

Задача-максимум для украинской внешней политики – сделать Украину интересной для новой администрации независимо от динамики отношений США с Россией – продолжает быть труднодостижимой.

"Кто первый встретится с Трампом"

В январе, уже после избрания Трампа, Украину с визитом посетил вице-президент Джо Байден.

В Киеве были вопросы по поводу уместности такого визита, но не принять такого важного и эмоционально привязанного к Украине гостя не могли. Байден приехал, чтобы еще раз подчеркнуть, как важно сфокусироваться на борьбе с коррупцией и рассказать, насколько критичными для Украины в этом контексте будут следующие полгода.

Хотя в мыслях и планах украинская власть уже была с новой администрацией.

Ценность Байдена на тот момент заключалась прежде всего в том, насколько он, передавая дела своему преемнику Майку Пенсу, смог бы объяснить ему важность украинского досье.

Но что появилось в активе Украины с тех пор?

На самом деле немало: два телефонных разговора президентов, телефонный разговор и встреча Порошенко и вице-президента США, ряд телефонных бесед президента и госсекретаря (в том числе перед визитом Рекса Тиллерсона в Москву), встреча Тиллерсона с главой МИД Павлом Климкиным.

Показательно, что Белый дом в своем релизе о телефонной беседе Трампа и Порошенко назвал ее "очень хорошей". А эпитеты при президенте Трампе приобрели особую важность даже в официальных релизах. В Киеве тоже были довольны обоими телефонными переговорами. Прежде всего потому, что Трамп четко квалифицировал в них агрессию России как агрессию, а аннексию Крыма как аннексию.

Между тем часть контактов с новой администрацией были направлены на то, чтобы обеспечить встречу на высшем уровне Порошенко и Трампа. При этом – обеспечить ее до встречи Трампа с Путиным. В Киеве даже называли предварительную дату визита в Вашингтон – 21 февраля.

Очевидно, расчет был на то, что публично объявленная дата в определенной степени обяжет американскую сторону серьезнее рассмотреть запрос из Киева. Но эти ожидания не оправдались.

Сейчас шансы на встречу Порошенко–Трамп до аналогичной встречи с Путиным остаются невысокими.

Во-первых, по мнению некоторых американских десижнмейкеров, сам факт встречи Порошенко и Трампа до встречи Трампа с Путиным мог бы создать неправильный фон для будущих переговоров американского президента с российским. Хотя учитывая давление, которое оказывалось на новую администрацию, ее предыдущие контакты с РФ, а потом еще и события в Сирии, встреча американского президента с украинским могла быть выгодна и Дональду Трампу.

Во-вторых, встреча должна быть хорошо подготовленной с обеих сторон.

И, по мнению автора этих строк,

главный вопрос – не когда состоится встреча, а насколько хорошо она будет подготовлена.

К тому же переговоры с Трампом после Путина тоже имеют плюсы: Порошенко сможет аргументированно опровергнуть кремлевскую версию событий на Востоке Украины и объяснить, почему "большая сделка" с Москвой не отвечает интересам не только Киева, но и Вашингтона.

Трампу стоит предложить несколько вариантов урегулирования ситуации вокруг Украины, из которых он выберет один, на его взгляд, оптимальный. Задача, стоящая перед украинской дипломатией сейчас, действительно сложна: с одной стороны, важно отстоять свои интересы, с другой – надо предложить президенту США решение, которое, как модно говорить сейчас в Вашингтоне, принесло бы "tweetable results" для нынешней администрации.

То есть достаточно простое, понятное и в положительном смысле резонансное.

Готовность к встрече президентов должна быть и с американской стороны. Пока у новой администрации явно не хватает видения, как она будет двигаться дальше в украинском вопросе. Тиллерсон, по нашей информации, характеризует ситуацию с конфликтом вокруг Украины как "патовую" (stalemate).

Фон для диалога с Трампом сегодня более благоприятен, чем несколько месяцев назад. Однако не секрет, что до сих пор звучит вопрос: почему поддержка Украины – в интересах не только Украины, но и самих Соединенных Штатов.

К слову: те, у кого была возможность пообщаться с окружением Трампа, говорят, что здесь работает старый и проверенный аргумент в стиле Бжезинского: поддержка Украины нужна для того, чтобы Россия снова не стала империей, обновленным СССР.

"Нуланд–Сурков" upgraded?

Расследование влияния России на команду нового американского президента сделало одну важную услугу для Украины: теперь "перезапуск" отношений США с Россией практически невозможен без действий Москвы по урегулированию конфликта вокруг Украины.

Минские договоренности и Нормандский формат остаются тактической площадкой для новой администрации США – несмотря на то, что Трамп лично и члены его администрации демонстрировали, что отдают предпочтение двусторонним договоренностям перед многосторонними.

Хорошая новость заключается в том, что без прогресса со стороны России по "Минску" будет сложно аргументировать ослабление или снятие санкций. Плохая – что Украине нужно постоянно демонстрировать проактивность в направлении выполнения "Минска", а это делать все сложнее.

От американских партнеров Порошенко уже поступал совет активнее выходить с инициативами в дополнение к Минским договоренностям. Скажем, предложить своеобразный стабилизационный план – конкретный перечень шагов, каким образом можно было бы обеспечить более устойчивое перемирие. Но – не выходя за рамки "Минска".

Украинская сторона в свою очередь активно проверяла почву по поводу привлечения Соединенных Штатов к Нормандскому формату. Впечатления о том, насколько в Белом доме сами готовы к этому, довольно противоречивы.

А вот реакция Берлина и Парижа однозначна – они против.

По данным из разных источников, Франция и Германия считают, что эффективнее будет, если США и в дальнейшем будут подключаться к переговорному процессу через параллельный трек. И это – несмотря на то, что на предыдущую такую попытку – переговоры Нуланд и Суркова – реакция в немецкой и французской столицах была достаточно скептической.

Но сейчас вполне возможно, что новый трек будет действительно запущен.

Вопрос лишь в том, кто именно станет американским переговорщиком номер один по Украине. Не исключено, что это будет преемник Нуланд в Государственном департаменте (один из кандидатов, который обсуждался на эту должность – Курт Волкер, бывший посол США при НАТО, исполнительный директор Института МакКейна). Хотя продолжаются дискуссии, должен ли это вообще быть классический бюрократ, или все же политическая фигура.

К этому стоит добавить, что Украина готова обсуждать перезагрузку Нормандского формата на платформе G7.

Большая договоренность под большим вопросом

Хотя "большую сделку" с Россией в Вашингтоне не спешат окончательно списывать со счетов, возможная договоренность по распределению "сфер влияния" становится все сомнительнее.

К "токсичности" темы России для новой администрации добавились и другие факторы. Это и размещение РФ крылатых ракет наземного базирования (вопреки соответствующему российско-американскому договору), и непонятная для Трампа политика Кремля на иранском направлении, и химическая атака в Сирии (включая реакцию России на нее).

Показательно, что Украина, которая не часто декларирует позицию относительно конфликтов в других регионах мира, оперативно поддержала ракетный удар США по Сирии в ответ на химическую атаку. (В новой администрации это оценили: говорят, что именно с благодарности Украине за такую позицию начался недавний телефонный разговор вице-президента Пенса с президентом Порошенко.)

Важным сдерживающим фактором для потенциальной "большой сделки" стали отдельные представители новой администрации. Преимущественно с военным или разведчицким бэкграундом.

Поворотной точкой стала отставка советника по вопросам нацбезопасности Майкла Флинна и назначение на эту должность генерала Герберта МакМастера.

В последние годы он много исследовал гибридную войну РФ против Украины. Поддерживать на должном уровне градус трезвости новой администрации в вопросе сближения с Россией удается благодаря и другому генералу, министру обороны США Джеймсу Мэттису. Мэттис и возглавляемый им Пентагон оказались значительно активнее и заметнее в формировании политик новой администрации, чем Госдепартамент с Тиллерсоном (несмотря на то, что по количеству встреч с Трампом Тиллерсон опережает других членов администрации).

Это тоже играет на руку Украине, учитывая консенсус в вопросе квалификации и последствий действий России.

В то же время постепенно становится очевидным, что Тиллерсон-дипломат под давлением различных факторов вытесняет Тиллерсона-бизнесмена.

Не до конца ясно, насколько заметную и последовательную в отношении Украины роль будет играть в Белом доме Фиона Хилл, известный эксперт из аналитического центра Brookings Institution, а ныне – советник по вопросам России и Евразии. Однако сам факт назначения на эту должность одной из лучших исследовательниц России и соавтора книги о "Путине – оперативнике в Кремле" – это тоже  определенный знак. Даже несмотря на то, что некоторые ее позиции по вопросам предоставления Украине летального вооружения или целесообразности членства Киева в НАТО вызывают определенную обеспокоенность.

Сейчас Украине важно воспользоваться наличием в администрации этих людей, ведь неизвестно, насколько длительным и влиятельным будет пребывание некоторых из них в Белом доме. Хотя нужно признать, что по состоянию на сегодня более неустойчивой стала позиция одиозного советника Трампа Стива Беннона, чем МакМастера или Мэттиса.

"За Украину" продолжают по инерции активно работать и некоторые посольства США в мире.

В Европе едва ли не самой активной в этом контексте является миссия США при ОБСЕ, несмотря на то, что посол Дэниел Бауэр, как и все политически назначенные главы диппредставительств, завершил работу. А посол США в ООН Никки Хейли по уровню критической к действиям России риторики превзошла свою предшественницу Саманту Пауэр.

Однако, несмотря на ряд сдерживающих факторов, главный вопрос остается: верит ли лично Трамп в такую "большую сделку", которая будет отвечать интересам Америки больше, чем интересам России?

После Сирии он, как и немало американских чиновников, убедился, что лучше говорить с Москвой не о широкой договоренности, а о своеобразном соглашении относительно управления рисками, которая бы минимизировала угрозу военного столкновения России и США?

Конгресс на страже санкций

Так же под вопросом оказалась идея ослабления санкций в отношении РФ. Один из ряда факторов – демонстративное сопротивление Конгресса США, даже с готовностью кодифицировать санкции (сделать их законодательно обязывающими).

Обе палаты Конгресса закрепляют репутацию органа, наиболее преданного делу сдерживания России и ее надлежащего наказания за агрессию.

Только с начала этого года депутаты предложили по меньшей мере пять законопроектов на эту тему. В Палате представителей повторно предложили законопроект "STAND for Ukraine Act" ("Акт в поддержку стабильности и демократии в Украине").

8 февраля трое республиканцев и трое демократов внесли отдельный законопроект по пересмотру российских санкций (Russia Sanctions Review Act). Через неделю аналогичный законопроект появился в Палате представителей. Одновременно

для сохранения санкций позиция Европы стала более важной, чем позиция Вашингтона, ведь ЕС, в отличие от США, должен принять решение о судьбе санкций уже летом этого года.

Сейчас между Вашингтоном и Брюсселем происходит что-то вроде игры "кто первый моргнет" – Белый дом ждет, продлит ли ЕС санкции летом, а в Евросоюзе пристально отслеживают сигналы из Вашингтона.

Сейчас эти сигналы – в пользу продления санкций, если ситуация с выполнением "Минска" кардинально не изменится.

Летальное оружие и соглашение по безопасности

"Для меня США – это безопасность", – сказал когда-то в дружеском кругу еще министр иностранных дел Петр Порошенко. После начала российской агрессии это определение обрело новое звучание и стало актуальным для всей политики Украины относительно США.

Уже в течение первых месяцев работы новой администрации стало понятно, что официальный Киев настроен предложить Вашингтону те же идеи в сфере безопасности, которые не были восприняты предыдущей администрацией, чтобы не только сохранить достигнутое за время президентства Обамы, но и попытаться обрести еще больше при Трампе.

Это прежде всего касается подписания двустороннего соглашения по безопасности вроде тех, которые США заключили с некоторыми странами Юго-Восточной Азии.

Стоит отметить, что Украина с завидной периодичностью поднимает этот вопрос как минимум с 2008 года, после отказа в Плане действий относительно членства в НАТО (ПДЧ) на Бухарестском саммите.

Соглашение с США является лишь одним, хотя и самым важным, компонентом стратегии Киева в отсутствие реалистичных шансов интегрироваться в структуры НАТО в обозримой перспективе.

К слову, аналогичное соглашение Украина предлагает заключить и Польше.

Реанимировалась – правда, больше на уровне Верховной рады, – и идея получения статуса главного союзника США за пределами НАТО, с запросом на который Киев активно обращался к администрации Обамы.

Отношение американцев к этому статусу один высокопоставленный американский дипломат, с которым пришлось общаться по этому поводу, выразил двумя словами: "stupid idea". Действительно, практический аспект этого статуса – под вопросом.

Уровень помощи со стороны США Украине уже сейчас больше, чем для ряда стран со статусом особого союзника, Киев вышел на шестое место в мире по объему американской военной помощи.

Однако иногда складывается впечатление, что Украину интересует далеко не только практическое, а символическое измерение сотрудничества.

Заметно реанимировалась и тема предоставления Украине американского летального вооружения. Де-факто этот вопрос в Конгрессе снова превращается в самый отчетливый символ поддержки Украины со стороны США. Что-то из разряда: "Скажи мне, ты за летальное оружие для Украины, и я скажу, насколько ты поддерживаешь Украину".

Украинская сторона будет убеждать американскую, что готова взять на себя все риски в случае эскалации ситуации со стороны РФ.

Тем более, что никто наверняка не может дать ответ, усилят ли поставки летального вооружения эскалацию, или наоборот – усмирят Путина. Пока что представители новой администрации считают, что такой шаг спровоцирует Путина на еще большую агрессию.

С большей вероятностью можно говорить о продолжении военных программ и программ по безопасности для Украины. Их идея заключается в том, чтобы Украина, укрепляя свою армию, была способна самостоятельно повышать цену агрессии для России, не апеллируя постоянно к западным партнерам.

Поэтому на самом деле двусторонние программы в сфере безопасности, которые включают тренировки украинских военных и совместные военные учения, сегодня важнее, чем аморфный статус союзника вне НАТО.

Антикоррупция: приоритет Америки или/и посольства?

Как мы и предполагали, после избрания Дональда Трампа президентом США тема реформ и антикоррупции звучит от представителей новой администрации значительно реже, чем при Обаме. И дело здесь не только в новом президенте.

Даже некоторые "старые" представители Госдепа в неформальных разговорах признают, что избранная вице-президентом Байденом стратегия по Украине с четким фокусом на борьбу с коррупцией не сработала. В Вашингтоне рассчитывали, что в Украине после Революции достоинства образовалось окно возможностей, чтобы сдвинуть с места антикоррупционную глыбу за короткий промежуток времени.

Соответственно, администрация Обамы в целом, и вице-президент Байден в частности, могли бы позиционировать борьбу с коррупцией как историю успеха "новой Украины" еще до своего прощания с Белым домом.

Именно поэтому было вложено немало сил, нервов и ресурсов в создание независимых антикоррупционных органов. И остается открытым вопрос, чего удалось достичь больше – реальных антикоррупционных реформ или усиления образа Украины как "насквозь коррумпированной страны".

Пока что наиболее преданным в плане борьбы с коррупцией остается посольство США в Украине, которое, пользуясь институциональным вакуумом в Вашингтоне и временным отсутствием четких инструкций, получило широкий карт-бланш.

Однако это понимают и в Киеве, поэтому

каждое заявление/рекомендация посольства вызывает у Киева размышления – это требование Вашингтона или только американского посольства в Украине?

И будет неверным недооценивать эту проблему. Ассоциация Украины с коррупцией настолько укоренилась на берегах Потомака, что даже те члены новой администрации США, которые хотели бы отодвинуть вопрос коррупции далеко на задний план (по крайней мере, пока идет война с Россией), так или иначе будут вынуждены обращать на него внимание. И хотя Трамп не обсуждал вопрос коррупции в телефонных разговорах с Порошенко, в тезисах для вице-президента Пенса в Мюнхене он уже фигурировал.

Кроме того, неэффективная борьба с коррупцией была, есть и будет оставаться лучшим поводом для всех тех десижнмейкеров в США (как и на Западе в целом), которые склонны говорить "нет" Украине.

Самые серьезные краткосрочные риски для украинско-американских отношений касаются именно антикоррупции. Это и вопрос, связанный с выбором аудитора для НАБУ, и недавние изменения в закон о e-декларировании.

Что касается первого, то Соединенные Штаты четко дали понять: не для того они инвестировали столько времени, энергии и ресурсов в антикоррупционную борьбу, чтобы закрывать глаза на попытки назначать карманного аудитора. А по второму ключевым для Вашингтона будет ответ на вопрос: этот закон усложнит или облегчит работу общественных организаций? Пока что похоже на то, что явно не облегчит.

И не сомневайтесь, если в ближайшее время не будет найдено решение этих двух проблем, очень скоро найдутся те, кто убедит Трампа и других международных лидеров: нет серьезной борьбы с коррупцией – не может быть и серьезной поддержки Украины.

  

 

Автор: Алена Гетьманчук,

директор Института мировой политики

Статья является фрагментом ежеквартального публичного отчета, подготовленного в рамках проекта "Аудит внешней политики. Индекс отношений", который реализуется в партнерстве Института мировой политики и Truman Agency

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
powered by lun.ua




Кястутис Ланчинскас, Консультативная миссия ЕС

Скандинавский рецепт для украинских митингов: как действовать Нацполиции при массовых беспорядках

Если с начала выйти в толпу со шлемами и щитами, эффект может быть противоположным... Модель действий украинской полиции не будет полностью "скандинавской". Она будет украинской, но будет базироваться на методах, эффективность которых уже проверена...

Юрий Панченко, Европейская правда

Евроинтеграция для холодильника: что придет на смену борьбе за безвиз

Продукция транснациональных компаний, что продается по всему континенту (и даже по одинаковым ценам), отличается по качеству в зависимости от того, где ее покупают: в "старой Европе" или в "новой"... Мы можем стать свидетелями беспрецедентного кейса защиты прав потребителей...


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter