Теплые деньги ЕС: сможет ли Украина обогнать соседей на пути к энергетической независимости

Сергей Сидоренко, Европейская правда _ Понедельник, 17 июля 2017, 14:30
Версия для печати Комментарии
Фото УНИАН

В июне 30 городов Украины одновременно стали участниками Соглашения мэров – европейской инициативы, призванной сделать города более энергоэффективными.

Как это часто бывает, ожидания от нее в Европе и в Украине несколько отличаются, хотя в выигрыше могут остаться все стороны. Мэры украинских городов (сейчас их 117) получают доступ к дополнительному финансированию; их жители – к программам энергосбережения, а у европейцев улучшатся результаты внедрения климатического соглашения.

Вот только подписание - еще не конец пути. По дороге к успеху придется преодолеть немало препятствий.

"Европейская правда" разобралась, на какую помощь стоит рассчитывать, почему модернизацию жилых домов считают едва ли не самой сложной задачей, в чем нам не нужно повторять ошибки ЕС и как Украина осталась позади даже Беларуси во внедрении европейских стандартов в этой сфере.

"Вам помочь или деньгами?"

"Об энергоэффективности не говорит только ленивый. Такое впечатление, что подойдешь к розетке и даже оттуда услышишь слово "энергоэффективность"", – шутит в Житомире, на встрече с представителями украинских городов, Андрей Кирчив.

Андрей работает в команде поддержки программы "Соглашения мэров – Демонстрационные проекты", в рамках которой 11 небольших городов Украины уже получили невозвратное финансирование от Евросоюза. Кто-то выполнил свой проект (например, в Славутиче почти закончили обустройство школы и детсада), кто-то значительно дальше от завершения (в Краматорске с готовностью рассказывают, как изменит троллейбусное депо новая подстанция, но показать им пока нечего).

Но информация о "деньгах ЕС" все равно расходится, и подталкивая другие города повторять этот путь. Иногда мэры прямо признают: от проектов Евросоюза им прежде всего нужны деньги.

Но уже начале пути их ждет первое разочарование.

"Не подписывайте Соглашение мэров, если вы думаете, что только благодаря этому соглашению в ваш город придет финансирование. Чтобы деньги пришли, придется хорошенько поработать", – предупреждает Оксана Кисиль, национальный эксперт проекта ЕС "Соглашение мэров – Восток" в Украине.

Это не значит, что денег не будет – наоборот, финансирования достаточно.

Порой донорские средства и дешевые кредиты – и от ЕС, и от других европейских институтов – остаются нераспределенными просто потому, что от украинских городов не поступает достаточно качественных предложений.

"Деньги в Украине есть. ЕБРР, ЕИБ, Всемирный банк, фонд NEFCO, Еврокомиссия – у всех есть финансирование программы по энергосбережению. Но для них важно, чтобы город был полноправным партнером, со схемами контроля использования средств и т.д. Нужно уметь говорить с ними на одном языке. Поэтому необходимо обучать муниципалитеты", – объясняет Оксана Кисиль.

Те, кто вовремя понял такую ​​необходимость, сейчас – в выигрыше. К примеру, Долина на Ивано-Франковщине или Жовква на Львовщине выполняют грантовые программы, в несколько раз превышающие объем городского бюджета развития.

Истории успеха

Именно этот компонент – не гранты, а обучение – и лежит в основе Соглашения мэров.

Это может показаться слишком абстрактным (деньги легче "пощупать", чем знания), но руководители городов, в которые в итоге западные энергоинвестиции, признают, что без обучения не было бы и шанса на успех.

"Есть большая проблема в том, что города не способны написать заявку, которая будет профинансирована", – рассказывает ЕП Святослав Павлюк, главный эксперт группы "Реформа энергетического сектора" РПР. По его словам, участие города в соглашении само по себе дает бонус мэрии: "Если твой город разработал SEAP (Sustainable Energy Action Plan), доноры воспринимают тебя принципиально иначе".

Извне эти приоритеты могут показаться странными. Сразу несколько городов (к примеру, Краматорск и Кременчуг) начали с модернизации электротранспорта. Мы не думаем об энергоэффективности, когда речь идет о троллейбусах, а зря: транспорт очень энергоемкий, поэтому экономить на нем – довольно эффективно.

Но чаще западные средства пускают на энергомодернизацию школ, детсадов, больниц, на освещение улиц.

Самая сложная задача – работа с многоэтажками. В жилом доме есть десятки, а то и сотни совладельцев, которым надо согласовать решения. К тому же, жильцы дома должны согласиться потратить собственные средства на софинансирование.

В государстве, где люди привыкли к "халяве", это создает больше всего проблем.

Но даже здесь есть успешные примеры.

В Долине уже несколько лет работает программа энергомодернизации, по которой люди платят 20%, почти 60% покрывает ЕС, остальные – город. Но – только в случае, если утепляется весь дом.

"Поначалу приходилось объяснять, убеждать, искать тех, кто согласится. Люди говорили: "Чего это мы должны платить 20%, пусть даром делают!". Но когда пришла зима, все увидели результат в тех домах, что прошли модернизацию, то на второй год у нас был вал заявок, были готовы платить больше 20%, так как поняли, что это халява", – рассказывает мэр города Владимир Гаразд, президент ассоциации "Энергоэффективные города Украины".

Да, порой жителям дома приходилось ломать свои стереотипы – например, платить долг какого-то неплательщика или убеждать того рассчитаться самому. Те, кто решился на это, остались в выигрыше.

На данный момент в Долине программой охвачена треть домов. Мэр уверен, что со временем найдет софинансирование для всех – лишь бы люди были готовы организовываться.

Похожий опыт – в Житомире. Здесь обошлись без донорских средств – продвигали государственную программу кредитования ОСМД (бюджет компенсирует 40-70% тела кредита на энергоэффективность), а также добавили свою помощь – город платит часть процентов по кредиту.

Но оказалось, что люди не готовы к кредитованию.

"Была масса страхов, вплоть до того, что в итоге у них заберут жилье, хотя квартиры не являются залогом по кредиту. Мы ходили по домам, объясняли это и искали хотя бы одного участника", – говорит Борис Пакалюк, выполняющий в Житомире функцию энергоменеджера.

В конце концов, первое ОСМД решилось на проект со смешной стоимостью в 30 тыс. грн. И когда через пару месяцев они получили компенсацию от государства и увидели, что горсовет действительно помогает платить проценты, заработало "сарафанное радио". "В 2015 году мы были готовы потратить 2 млн грн на компенсацию кредита, а по факту потратили только 15 тыс. За год сумма выросла в 12 раз, до 180 тыс., и динамика сохраняется. Люди поверили. Есть примеры, когда одно ОСМД уже в третий раз идет за кредитами", – рассказывает он.

То, что города тратят средства на утепление жилых домов, заслуживает особого внимания, ведь расходы их жителей на коммуналку не связаны с городским бюджетом.

"Термомодернизация домов не уменьшает бюджетные расходы, но она тоже нужна городу. Мы в Житомире не добываем газ и не производим электроэнергию, а это значит, что энергозатраты вымывают из Житомира деньги жителей. Экономия энергии оставит эти средства в городе, люди будут тратить их здесь", – объясняет Борис Пакалюк.

Точно такая логика должна бы работать почти для всех украинских городов, при чем есть и другие аргументы в пользу этого – например, создание рабочих мест для местных строителей. В конце концов, в городах, где мэрия вкладывает ресурсы в такую помощь, у мэра есть гораздо больше шансов быть переизбранным на новый срок.

Тактика и стратегия

Надо признать, что такой стратегический подход остается исключением, а не правилом. В Украине его крайне не хватает на уровне как владельцев квартир, так и целых городов.

"Европейские институты дают очень дешевые кредиты на коммунальные проекты, со ставкой 3%, но в некоторых городах руководитель финансового департамента говорит: никаких кредитов, только через мой труп. Здесь нет логики, ведь кредит на энергоэффективность окупается моментально", – рассказывает Оксана Кисиль.

Недостаток стратегического мышления виден и в том, как страны воспринимают Соглашение мэров. Этот проект отхвтывает свыше 7,5 тысяч городов также в странах ЕС, и на самом деле его цель – не только энергосбережение, но и противодействие изменению климата и адаптация к нему. Эффективность затрат энергии – это лишь инструмент для уменьшения выбросов парниковых газов. "Но в Украине мы еще долго будем говорить не об изменении климата, а только об энергоэффективности. Здесь у нас есть разрыв в сознании с европейцами, которые готовы думать о стратегических вещах", – признает Оксана Кисиль.

Ян Ваандерс, руководитель команды поддержки проекта "Соглашение мэров – Демонстрационные проекты", отмечает, что даже среди восточных соседей ЕС Украина далеко не лидер.

 "В целом вы двигаетесь в правильном направлении, у правительства есть политическая воля. Но в других странах региона я вижу больше давления из центра ради того, чтобы были действия на местах. В Украине не хватает такого давления", – объясняет он.

Мы вроде и понимаем, что энергоэффективность – задача государственной важности, но оставляем всю инициативу мэрам и горсоветам.

К слову, даже мэры надеются, что давление со стороны государства наконец появится.

 "Правительство должно ставить города в рамки и требовать их выполнения. Это делается бюджетным путем – через финансирование городов только при определенных условиях", – соглашается Владимир Гаразд.

Примечательно, что наибольший успех среди соседей ЕС демонстрирует... Беларусь!

"Правительство Беларуси давно сделало энергосбережение приоритетом, уменьшая потребление импортного газа. Еще 5 лет назад у них были правительственные программы, подобные тем, которые Украина инициирует только сейчас. Видимо, сыграла роль централизованность – если Минск сказал, то все регионы выполняют", – предполагает Ян Ваандерс.

Опыт европейских ошибок

Конечно же, к энергосбережению не стоит идти, слепо копируя действия ЕС. Тем более, что страны Европы набили немало шишек на этом пути.

Однако сейчас Украина успешно повторяет некоторые ошибки европейцев. Особенно – когда речь идет о самодеятельности муниципалитетов, которые не советуются с профильными структурами и экспертами.

"Города, как правило, начинают модернизацию с котельных и сетей, но следует начинать с потребителя, потому что мощность теплогенерации может быть избыточной. Этот путь уже прошла Польша, где сначала поменяли котельные, модернизировали сети, затем – дома. Но когда завершили работу, то выяснилось, что две трети генерации не нужны", – рассказывает Святослав Павлюк.

Еще одна классическая польская ошибка – дешевое утепление.

В начале 1990-х во многих жилых домах провели наружное утепление пенопластом толщиной 5 см. "Потом его везде пришлось срывать и класть 15-20 см, так 5 см – это неэффективно", – объясняет эксперт.

Но есть и опыт, которому стоит поучиться.

Речь идет, например, о правилах модернизации жилых домов в Литве, где до сих пор продолжается этот процесс, а также до сих пор действует такой "украинский" механизм, как субсидии.

Как пояснили в ответ на запрос ЕвроПравды в литовском Министерстве окружающей среды (именно это ведомство отвечает за программы энергоэффективности), у них невозможно заблокировать утепление дома только потому, что небольшая группа жителей возражает против этого. Достаточно простого большинства, 50% + 1 голос, и решение будет принято.

Но и это не все.

Те, кто получает субсидии, обычно меньше заинтересованы в модернизации, потому что не хотят тратиться на утепление. Поэтому государство придумало для них особый стимул.

С 2013 года те жители, кто получает субсидию, но в то же время голосует против какой-либо инициативы, касающейся энергоэффективности дома (или просто не участвует в голосовании), в ответ получают санкции: в текущем отопительном сезоне их субсидии урезают на 50%, а с начала следующего года – субсидии отменяются на три года.

Так почему бы не ввести такую ​​практику и в Украине? Это позволило бы не блокировать изменения в домах, где есть активное меньшинство и пассивное большинство тех, кому "и так хорошо" за счет субсидий.

Украинская специфика

Конечно, в Украине есть свои особенности, с которыми страны-члены ЕС, возможно, и не сталкивались. Одна из них – плачевное состояние нашей госслужбы.

"Чиновник, который привел в город проект на 3 млн евро, может получать 3 тыс. грн зарплаты, поэтому у многих гаснет мотивация", – говорит Оксана Кисиль и приводит конкретные примеры, когда Соглашение мэров вкладывало огромные усилия в подготовку энергоменеджеров, их стажировку за рубежом, но как только эти специалисты достигали определенного уровня – они увольнялись и уходили в бизнес.

Все признают эту проблему, но как ее решить – пока неясно.

"Должна быть общегосударственная кадровая политика, должна быть установлена ​​система мотивации для тех, кто приводит миллионные проекты в свой город. Например – в законе об энергоэффективности", – предлагает Кисиль.

Владимир Гаразд, напротив, считает, что "государственные ограничения ничего не решат", и настаивает, что каждый мэр должен находить индивидуальный подход. "Государство же не создаст спецподразделение энергоменеджеров с запретом трудоустройства на других должностях", – шутит он. По опыту, отдельные города устанавливают доплату энергоменеджерам или предлагают высокие должности, вплоть до заместителя мэра.

Интересный путь решения проблемы нашли в Сумах. "По рекомендации USAID горсовет готовит решение о премировании энергоменеджера определенным процентом от средств, которые он привел в город. Будет именно премирование, а не повышение зарплаты, ведь это будет стимулировать его к подготовке новых проектов ", – рассказала ЕП Татьяна Кравченко, представитель аппарата горсовета.

Впрочем, кадровые проблемы бывают во всех странах мира.

А есть еще одна особенность, чисто украинская.

Это – проблема краж тепла. Ни в Центральной Европе, ни в Восточном партнерстве ее нет в масштабах, сравнимых с нашими.

Вынесенные на балкон батареи, теплый пол с использованием централизованного отопления – это лишь часть очевидных нарушений.

"За время колхозов люди научились обманывать государство очень изобретательно. Есть города, где люди моются горячей водой из батареи! Это видно по объемам воды подкачки, которые резко возрастают утром и вечером", – рассказывает Святослав Павлюк.

фото Святослава Павлюка, сделанные с помощью тепловизора
Лоджия с "пиратскими" батареями, за которые платит весь дом
На балконе - теплый пол из системы отопления, который на самом деле греет улицу
Ряд балконов с незаконно вынесенным на них отоплением

Нет смысла говорить о качественном энергоменеджменте здания, в котором батарея "греет улицу". Павлюк признает: даже если все знают, что данная квартира ворует тепло, ни у ЖЭКа, ни у ОСМД сейчас нет механизмов, чтобы юридически это доказать, ведь хозяин может не пускать проверяющих в дом.

Вот только для ЕС это не является весомым аргументом.

"Говорите, нет рычагов, чтобы выявить кражи? Но это несерьезно. Государство устанавливает правила игры. К примеру, закон ограничивает максимальную скорость на дорогах в городе; точно так же он должен установить правила проверки владельцев квартир. Бесплатного тепла не бывает, за потребленную энергию нужно платить", – уверен Ян Ваандерс.

Рано или поздно Украине придется это осознать.

Автор: Сергей Сидоренко, 
редактор "Европейской правды"

Статья подготовлена в рамках проекта EU Neighbours east. Взгляды, выраженные в тексте, принадлежат исключительно автору статьи.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
powered by lun.ua






Дарья Каленюк, Центр противодействия коррупции

Хрупкая антикоррупция: что требовал ЕС и не выполнил Киев

Противодействие коррупции уже много лет остается той темой, где у нашего государства – больше всего проблем и требований от европейских партнеров. Системные проблемы в этой сфере сводят на нет стремление Украины к углублению евроинтеграции.

Александр Козырев, Bayer

Когда лекарства не лечат: почему медикаменты в Украине часто хуже европейских

Знакомая ситуация: при поездке за границу вас просят привезти лекарства. И не потому, что их нельзя купить в украинской аптеке. А потому что купленные в ЕС медикаменты часто более эффективны. Почему так вышло?


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter