Глава представительства МВФ: "По уровню вызовов ситуация действительно уникальна"

Юрий Панченко, Европейская правда _ Вторник, 28 октября 2014, 17:25
Версия для печати Комментарии

В ближайшие дни в Украину приедет новая миссия Международного валютного фонда (МВФ). В сотрудничестве с новым правительством они должны будут определить, какой объем поддержки нужен украинской экономике.

Как рассказал "Европейской правде" глава представительства МВФ в Украине Жером Ваше, еще летом эта сумма оценивалась в $1,1 млрд, однако теперь она будет увеличена, а тяготы поддержки Украины с МВФ разделят и другие доноры – в первую очередь Евросоюз.

При этом в МВФ убеждают, что они с пониманием относятся к ряду действия украинских властей, напрямую противоречащих обязательствам страны перед фондом, например к ограничениям валютного рынка. При стремлении нового украинского правительства к реализации реформ программу с МВФ не прервет даже обострение ситуации на Донбассе, вплоть до возможного введения в стране военного положения.

– Прежде всего, расскажите о последних переговорах украинских властей с МВФ в Вашингтоне и о перспективах увеличения объема финансирования фонда.

– Если можно, сначала я поясню, что это была за встреча. Это регулярное мероприятие с участием руководства МВФ и Всемирного банка, куда приезжают представители всех 188 стран-членов МВФ. Подобные встречи происходят дважды в год: весной и осенью, а поэтому основой целью последней вовсе не было проведение переговоров с украинскими властями. Однако возможность еще раз встретиться с представителями украинских властей и обсудить с ними нынешнее состояние экономики очень полезна.

Когда речь идет об обсуждении программы экономических реформ, поддержка которой оказывается в рамках соглашения с МВФ, то самым приемлемым форматом для них является визит миссии МВФ по пересмотру программы. Мы планируем такой визит сразу после формирования нового украинского правительства.

Этот визит и позволит провести дискуссии как в отношении цифровых показателей, так и в отношении аспектов экономической политики, которые являются частью программы или могут войти в нее.

Нам также необходимо уточнить потенциальные потребности Украины в финансировании, а также то, из каких источников возможно поступление этих средств. В этой связи все будет зависеть от развития экономической ситуации в Украине, а также нашей оценки экономических перспектив, в том числе внешнеторговой конъюнктуры, влияющей, в частности, на платежный баланс страны.

 Что же это за позиция?

– Пересмотр оценки потребностей в финансировании в большую сторону будет зависеть от экономической ситуации и конкретный объем этих средств еще предстоит определить. Также пока неясно, в какой степени вопрос о возросших потребностях страны во внешнем финансировании – если таковые будут иметь место – можно было бы решить исключительно в контексте макроэкономической политики. Как только мы актуализируем свою оценку состояния украинской экономики, мы приступим к обсуждению путей ее поддержки.

 Будет ли посильным для МВФ такое увеличение финансирования или потребуется комплексная программа совместно с Еврокомиссией, как это было в Греции?

– Хотя мы зачастую осуществляем тесное техническое сотрудничество с другими международными донорами и донорами, которые предоставляют поддержку на двухсторонних принципах, программа МВФ разрабатывается и осуществляется независимо. Часто в таких программах условием для выделения средств являются успехи в сотрудничестве с фондом, однако такие решения всегда принимаются донорами самостоятельно.

Что касается МВФ, то, видя ощутимый прогресс в осуществлении реформ в соответствии с нашими договоренностями, мы всегда призываем доноров дополнительно поддержать программу, осуществляемую властями страны. Что касается Украины, то, как и в случае других стран-заемщиков МВФ, оценивая потребности страны в финансировании, мы в своих расчетах, конечно же, учитываем возможную поддержку из других источников.

"Мы учли факторы военного конфликта"

 Как вы оцениваете заявления главы МИД Украины Павла Климкина о том, что Украине будет необходима финансовая помощь на сумму свыше $30 млрд?

– Мы сформулировали потребности Украины в финансировании при открытии программы и при ее первом пересмотре. Во время первого пересмотра программы мы оценивали необходимую сумму дополнительного финансирования в течение последующих 12 месяцев на уровне около $1,1 млрд. Тогда ожидалось, что эту сумму Украина может привлечь самостоятельно: на рынке капитала или из другого источника.

Сейчас наблюдаются признаки того, что риски, которые представляют угрозу для возрождения украинской экономики, усугубляются. Однако, как я говорил, в оценке дополнительной суммы финансирования мы пока находимся на очень предварительной стадии.

 Украина находится в очень сложной политической ситуации, и в любой момент ей может потребоваться увеличение расходов на оборону. Как МВФ относится к таким незапланированным расходам. И более общий вопрос: возможно ли сохранение сотрудничества Украины с фондом в случае объявления военного положения?

– У нас нет отдельных условий в отношении финансирования оборонных расходов. Более того, мы избегаем высказывать позицию, какой процент от бюджетных доходов страна-член МВФ должна тратить на оборону. Естественно, мы отслеживаем динамику таких расходов и изучаем, как это в целом влияет на бюджет. Если у Украины возникнет потребность увеличить расходы на оборону, мы будем смотреть, как это повлияет на покрытие бюджетных расходов и возникнет ли у страны нужда потребность в дополнительном финансировании.

Во время первого пересмотра программы мы изучали влияние военного конфликта на экономику. В тот момент мы отреагировали на ситуацию, позволив в некоторой степени учесть эти факторы, пересмотрев тем самым целевые показатели правительства на 2014 год в соответствии с более глубокой рецессией, которую мы наблюдаем. В то же время, мы порекомендовали правительству выработать новый пакет фискальных мер, который и позволит обеспечить достижение показателей, принятых в августе.

Что касается возможного введения военного положения, то у МВФ нет формальных юридических запретов, препятствующих продолжению сотрудничества в таких условиях. Мы уже сотрудничали с рядом стран, на территории которых разворачивались военные конфликты различной активности.

Для нас важно, чтобы у страны был план реформ и чтобы действия властей способствовали его реализации. В случае прогресса в этом направлении мы всегда готовы обсуждать наше дальнейшее сотрудничество.

 А как вы оцениваете нынешнее выполнение украинскими властями плана реформ?

– У нас хорошо складывается сотрудничество с украинскими властями. Еще при разработке программы там четко понимали, какие задачи стоят перед ними. Такой подход и позволил нам очень быстро продвинуться от разработки программы сотрудничества к ее реализации. То же самое наблюдалось и при первом пересмотре программы. Украинские власти четко демонстрировали, что настроены на проведение реформ. Это существенно отличалось от двух предыдущих программ МВФ в Украине (при правительствах Юлии Тимошенко и Николая Азарова. – ЕвроПравда). Проблема выполнения программы в значительной степени обусловлена сложным экономическим положением – по уровню вызовов ситуация действительно уникальна.

Однако это не означает, что сделано много – правительству необходимо ускорить темп реализации реформ. Особенно это касается таких сфер, как борьба с коррупцией. Мы надеемся, что после выборов новое правительство быстро мобилизуется и приступит к выполнению этих задач.

"Мы хотели нормального развития валютного рынка, но пытаемся быть прагматичными"

 А по состоянию на сейчас считает ли МВФ выполнение программы сотрудничества успешным?

– За несколько месяцев работы нового правительства им пришлось столкнуться со сложностями по целому ряду направлений. Было необходимо быстро стабилизировать ситуацию, в частности с фискальным и финансовым секторами. Правительство провело реформы, которые игнорировались многие годы, например – по повышению тарифов на газ и теплоснабжение. В финансовом секторе была проведена работа по выявлению проблемных банков.

Кроме того, результаты ряда реформ будут заметны лишь через несколько лет. Были сделаны шаги по улучшению бизнес-климата, и теперь мы ожидаем принятия плана действий по дерегуляции. Также мы позитивно оцениваем принятие парламентом пакета антикоррупционных законов. Это только первый шаг, но он также очень важен для того, чтобы двигаться в правильном направлении.

 Многие шаги правительства явно идут вразрез с рекомендациями МВФ. Например – нынешняя ситуация на валютном рынке, когда существует официальный и теневой обменный курс доллара.

– Прежде всего, хочу сказать, что украинская власть заслуживает всяческих похвал за переход к плавающему обменному курсу. Мы давно рекомендовали этот шаг, а кроме того, учитывая объем золотовалютных резервов в январе, это был неизбежный шаг. Уже существовало понимание, что без этого невозможно восстановить конкурентоспособность украинской экономики.

Что касается административных мер, то, конечно, в целом политика МВФ не поддерживает и не рекомендует их. Мы бы хотели нормального развития валютного рынка. Однако мы также пытаемся быть прагматичными. Нынешняя ситуация на валютном рынке очень сложна, это также вызов для властей, и мы отдаем себе в этом отчет.

Мы реалистично оцениваем ситуацию, и поэтому мы согласились на сохранение некоторых ограничений на валютном рынке. Однако мы ожидаем, что правительство предложит график отмены этих ограничений.

 Однако страна пережила стремительную девальвацию! Не приведет ли это к еще большим экономическим шокам, чем сохранение курса?

– Девальвация имела и положительные последствия. Она стабилизировала платежный баланс и позитивно повлияла на конкурентоспособность украинских товаров, а также помогла Украине приспособиться к значительным внешнеэкономическим шокам. Впрочем, мы также видим, что эта девальвация негативно влияет на балансы банков, на бизнес и до определенной степени на домохозяйства.

 Фактически можно говорить, что девальвация и вызвала нынешние проблемы в финсекторе.

– Проблемы банков вызваны целым рядом факторов. Многие из них испытывали проблемы уже давно, ситуацию обострили конфликты в Крыму и на востоке Украины. К тому же экономическая рецессия никогда не являлась наилучшим фоном для работы банков. Девальвация – лишь один из этих факторов.

В такой ситуации стоит говорить о необходимости усиления контроля за работой банков. И кроме того, они должны обладать достаточным капиталом, чтобы справиться с этими рисками.

 Однако стресс-тест показал, что проблемными являются большинство протестированных банков.

– Теперь, когда основные проблемы обозначены, самое важное – прозрачный процесс рекапитализации.

Ставится также цель сделать этот процесс наиболее щадящим для государственного кошелька.

Более того, рекапитализация позволит решить проблемы корпоративного управления этого сектора и стимулирует его модернизацию. В ближайшие месяцы этому процессу будет уделяться очень большое внимание. Чем оперативнее будут решены эти проблемы, тем скорее финсектор будет в состоянии поддержать восстановление экономики.

 Какая сумма потребуется и кто за это заплатит?

– Стресс-тестирование 15 крупнейших украинских банков уже было проведено НБУ. При первом пересмотре программы мы пересмотрели прогнозный объем государственных ресурсов, предназначенных для поддержки процесса реструктуризации банков, изменив его с 1% ВВП на более консервативный прогноз 2,8% ВВП на период 2014-2015 гг, включая 0,8% ВВП, предназначенные для поддержки Фонда гарантирования вкладов.

 А какова эта сумма по состоянию на сейчас?

– Эта оценка пока не завершена. На данном этапе большая ясность появилась лишь в отношении государственной рекапитализации госбанков. Что касается частных кредитных учреждений, то нужно еще определить, какая часть от общей суммы рекапитализации будет покрыта собственниками банков.

 Сейчас НБУ тратит свои резервы на поддержание курса, а фактически – валюта уходит на черный рынок. Разве это соответствует программе МВФ?

– К сожалению, мы видим, что ситуация с валютой привела к появлению черного рынка. Конечно, НБУ надо очень внимательно следить за тратами своих резервов. Поэтому наша программа включает в себя целевые показатели по уровню резервов. В любом случае программа предусматривает возможность для НБУ сглаживать сильные курсовые колебания, которые могли бы носить потенциально дестабилизирующий характер.

 Выходит, ни административное регулирование курса, ни другие ограничения, например запрет на вывод валюты из страны, не являются препятствием для сотрудничества с МВФ?

– Для нас важнее всего демонстрация того, что украинские власти четко настроены на реформы, а также что макроэкономическая политика и структурные реформы приведут к более стабильному экономическому росту.

Также мы понимаем, что вследствие сложной ситуации в украинской экономике ряд показателей, на которые ориентируется программа, могут измениться.

"В ЕС очень пристально следят за результатами реализации программы МВФ"

– Следующий транш МВФ ожидается в декабре. Не приведет ли смена правительства к очередному переносу транша?

– Чем быстрее сформируется украинское правительство, тем скорее в страну сможет приехать миссия МВФ. Эта миссия, посвященная пересмотру программы, должна изучить ситуацию в украинской экономике, учесть все прогнозы и возможные сценарии развития ситуации, и уже тогда мы приступим к обсуждению экономической политики на дальнейший период. Для этого аспекта работы в особенности необходимо иметь уже сформированную команду правительства, готовую к обмену мнениями по этим вопросам.

 Основная цель этих переговоров – принятие госбюджета на 2015 год. Учитывая, что рынки капитала для Украины закрыты, а приватизация тоже затруднена, единственным источником покрытия бюджетного дефицита являются доноры. Ведет ли МВФ консультации с Еврокомиссией относительно объемов этой помощи?

– Разрабатывая бюджет, вы всегда делает какие-то предположения. К слову, поскольку вы затронули тему приватизации - у Украины действительно есть определенный задел по приватизации. Хотя надо отметить, что в последние годы страна имела очень низкие поступления от приватизации. Тем более, что события на востоке обусловили очень сложную ситуацию, временно ограничив пул потенциальных инвесторов. В этой сфере также в первую очередь стоит заняться созданием прозрачной системы приватизации.

Возвращаясь к теме других финансовых партнеров Украины. У Евросоюза - свои механизмы принятия решений и требования. Впрочем, в ЕС очень пристально следят за результатами реализации программы МВФ.

Когда мы видим решительность властей в проведении реформ, мы рекомендуем другим донорам также оказывать поддержку, в особенности тогда, когда мы видим сопутствующую потребность в дополнительном финансировании.

Новый пересмотр программы даст нам прекрасную возможность ознакомить все заинтересованные стороны с ходом реформ в Украине и с перспективами развития ее экономики. Остальное будет зависеть от последовательности реализации реформ украинским правительством.

Тут следует сказать, что независимые шаги, которые Украина должна предпринять для реализации Соглашения об ассоциации с ЕС, не обязательно дублируют, а скорее могут стать дополнением программы структурных реформ, поддерживаемых в рамках соглашения с МВФ. Осуществляемые совместно и одновременно, они должны содействовать более быстрому восстановлению украинской экономики.

ПУБЛИКАЦИИ
Николай Белесков, для Европейской правды

Балтийские маневры. Зачем РФ нужна милитаризация Калининграда

Силы, которые развертывает НАТО на Балтике, не имеют никакого наступательного потенциала, а потому не представляют военной угрозы для РФ. Однако милитаризация Калининграда показывает: РФ хочет блокировать переброску основных сил НАТО в случае своей агрессии против стран Балтии.

Виктор Савинок, для Европейской правды

Новая коалиция Меркель. Как изменится курс Германии после выборов

Миграционный кризис ознаменовался не только потерей рейтинга для канцлера ФРГ, но и успехом правопопулистов и евроскептиков. Именно поэтому даже восстановление по результатам выборов действующей "большой коалиции" не будет означать продолжения нынешнего курса Германии (укр.)



Яцек Ключковский, Форум Европа–Украина

Возможности, которые нельзя упустить: как из Польши выглядят украинские реформы

Мы надеемся найти ответы на вопросы, возможно ли снятие напряжения в отношениях Россия–Запад и что такая "оттепель" может означать для Украины. Также мы затронем тему, подходит ли польская модель трансформации для Украины (укр.)

Сергей Постоловский, политолог

Новая западная цивилизация. Время ультраправых

Готова ли Украина к такой новой европейской действительности? Существует ли альтернативный сценарий государственной политики с учетом того, что в следующем году в Европе к власти могут прийти люди, которые будут лучше относиться к России, чем к Украине?


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter