Между строк решения Суда ООН: где выиграла и где проиграла Украина

Сергей Сидоренко, Европейская правда _ Четверг, 20 апреля 2017, 13:00
Версия для печати Комментарии
Фото Суда ООН

19 апреля произошло, без сомнений, главное событие недели. В среду Международный суд ООН обнародовал первое, промежуточное решение по делу "Украина против России" – постановление о временных мерах.

Этот документ оставил немало вопросов. Кто хотел, увидел в нем победу (в частности, суд обязал Россию восстановить деятельность Меджлиса); также, при желании, в нем несложно было найти и "зраду" (по событиям на Востоке Украины суд отказал во временных мерах против РФ).

Сейчас юристы-международники изучают 38-страничное постановление, а также письменные особые мнения семи судей, разбирая их буквально по словам – ведь в таких документах важны даже намеки, спрятанные между строк.

Но уже сейчас можно сделать первые выводы из решения суда: что оно означает и как изменит дальнейшие действия Украины. А также (и это немаловажно) – какие заявления из тех, что уже сейчас звучат в информационном пространстве, являются откровенными фейками.

Меджлис и Крым: что изменит решение Суда ООН

Сначала еще раз подчеркнем: в среду суд не выносил решения по существу дела. От этого этапа нас отделяют несколько лет и тысячи страниц доказательств, которые Украина и Россия еще должны подать в Гаагу. Но нынешнее решение по так называемым "временным мерам" важно как само по себе, так и для того, чтобы оценить позицию судей (подробнее о процедуре – в статье на ЕвроПравде "Санкции на обе стороны").

Но вернемся к промежуточному решению, которое Суд ООН обнародовал в среду.

Мнения о нем действительно разделились – в среду приходилось видеть посты как о тотальном предательстве, так и о неоспоримой победе Киева.

Единственное, в чем сходятся большинство авторов и все без исключения юристы – то, что по Крыму действительно вынесено решение в пользу Украины. Так что начнем с самого простого, с крымского эпизода. Ведь даже здесь есть что прочесть между строк.

Итак, Международный суд ООН не только подтвердил, что может рассматривать жалобу на дискриминацию крымских татар и украинцев в Крыму, но и утвердил меры из трех пунктов:

  • РФ должна воздержаться от сохранения или введения новых ограничений относительно возможностей крымскотатарского сообщества сохранять свои представительские институты, включая Меджлис.
  • РФ должна обеспечить доступность образования на украинском языке.
  • Обе стороны (и Украина, и РФ) должны воздерживаться от действий, которые бы ухудшали или расширяли предмет спора (то есть нарушения прав меньшинств), или усложняли его решения.

Причем третий пункт – хоть он и адресован обоим государствам – в действительности не накладывает ограничений на Украину.

В Киеве никогда даже не допускали идеи как-либо ограничивать этнических украинцев в оккупированном Крыму или крымских татар по национальному признаку. Даже теоретически возможности украинской власти здесь весьма ограничены. А вот против россиян этот пункт вполне может сыграть: преследования меньшинств, в частности крымских татар, могут стать доказательством неуважения РФ к суду и повлиять на дальнейший процесс.

Второй пункт, об образовании на украинском языке, важен, но его Россия способна обойти: например, показательно открыть несколько украиноязычных классов (а одновременно – обеспечить, чтобы в них записалось не очень много школьников; в крымской атмосфере запугивания это несложно).

А вот первый пункт, с упоминанием о представительных органах крымских татар, – это невероятная победа.

Международный суд ООН сделал больше, чем мы надеялись. Он согласился прямо упомянуть Меджлис уже в предварительном решении – то есть еще до того, как начнет исследовать основной массив украинских доказательств. Причем Суд в аргументации отдельно отметил: марионеточные "альтернативные организации" татар, созданные при содействии РФ, не воспринимаются и не будут восприниматься как "заменители Меджлиса", ведь и международные институты, и сами крымские татары не признают их представляющими интересы сообщества.

Более того, Международный суд прибегнул к крайним мерам и обязал Россию отменить или приостановить национальное решение о запрете Меджлиса. И хотя этот запрет подтвержден как решением российского верховного суда, так и указом президента Путина, теперь Россия должна сама найти способ его отменить.

Аргументы РФ, которая доказывала, что Меджлис является "террористической организацией", суд просто не принял во внимание.

Конечно, Кремль может отказаться выполнять предписание суда, но это станет весомым аргументом против РФ в дальнейшем судебном процессе.

Да и вообще текст судебного постановления свидетельствует, что шансы Украины выиграть дело по существу довольно высоки.

Голосование по временным мерам было либо единогласным, либо же с разницей "13 против 3". Даже те судьи, которых Киев считал "условно пророссийскими", проголосовали за и не представили "особых мнений". В тексте решения также не заметно никаких намеков на то, что у Суда есть сомнение в позиции Украины по Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации (КЛРД; именно по этому международному документу мы оспариваем действия РФ в Крыму).

В конце концов, наш МИД и Минюст понимают, как действовать дальше, ведь в Суд ООН есть практика применения КЛРД, из которой можно делать выводы.

Конечно, россияне тоже не будут сидеть сложа руки, поэтому украинской юридической команде придется изрядно потрудиться, подавая в Гаагу дополнительные доводы и опровергая аргументы противника. Но перспективы по "крымскому фрагменту" действительно неплохие.

Что не так с российским терроризмом

Нет смысла скрывать, что в вопросе агрессии РФ на Востоке Украины (то есть по Конвенции о борьбе с финансированием терроризма) Киев мечтал увидеть лучший результат.

Это признала даже представитель Украины в процессе Елена Зеркаль в своей довольно оптимистичной колонке по мотивам судебного постановления (подробнее – в материале "Что означает решение Суда ООН по Донбассу и Крыму: позиция МИД"). Хотя – и об этом тоже не надо забывать – эту часть нашего иска специалисты заранее называли более сложной, ведь в Суде отсутствует практика применения этой конвенции.

В любом случае, в среду судьи отказали Украине в предварительных мерах по данной конвенции.

Почему так произошло? Что это будет означать для Украины?

Правильные ответы на эти вопросы дает текст решения судей и статут Международного суда ООН. К сожалению, здесь новости не самые лучшие.

Итак, как сказано выше, до Украины никто не применял эту конвенцию в суде, и это действительно проблема. Да и мы взялись за нее вынужденно – не потому, что она лучше всего подходит к действиям России, а потому, что это международное соглашение – единственное, по которому государство РФ является "подсудным" в Гааге. Хотя его применение к событиям на Донбассе с самого начала называли неочевидным, ведь главная претензия к Кремлю – не терроризм, а вооруженная агрессия против Украины.

Но юристы решили использовать этот шанс и доказать, что Россия не только атаковала Украину, но и подпитывает теракты на нашей территории.

Как писала ЕвроПравда в превью два дня назад, россияне выбрали тактику "борьбы с юрисдикцией". Они, в частности, доказывали, что Суд ООН вообще не должен браться за рассмотрение дела по украинской жалобе и ему следует отклонить ее даже на начальном этапе, во время оценки юрисдикции prima facie ("юрисдикции на первый взгляд").

Примечательно, что такие доводы РФ в Гааге отвергли (о чем подробнее – чуть ниже), но для успеха этого оказалось недостаточно...

Суд остановился на другой норме конвенции, по которой "финансированием терроризма" считается предоставление финансов, оружия и другой поддержки, но только в том случае, если это оружие, другие средства или финансы

предоставляются "с целью или с пониманием" того, что именно это оружие или другие средства используют для терактов.

"На этом этапе слушаний Украина не представила Суду достаточных доказательств (умышленности таких поставок именно для терактов)", – говорится в параграфе 75 (страница 28) постановления Суда ООН. Такие доказательства могут быть представлены дополнительно – но уже позже, во время рассмотрения дела по существу.

Почему даже это – не катастрофа

Итак, рассмотрение "террористического блока" украинской жалобы не остановлено.

Отказ во временных мерах формально не влияет на дальнейшую процедуру. Но не стоит смотреть на ситуацию сквозь розовые очки. Положение действительно непростое.

В МИД сейчас уверяют, что способны представить дополнительные доказательства, которых требует Суд. Но ведь вопрос не в том, что Киев "забыл добавить папочку к делу" – нет, доказательства были с самого начала. Даже на публичных слушаниях в марте адвокаты Украины приводили аргументы о том, что действия РФ по поддержке террористов являются умышленными и сознательными.

Россия не отрицала того, что дает оружие, но утверждала, что нет доказательств его предоставления именно для совершения терактов. А поставки для боевиков не являются нарушением конвенции.

Суд решил, что позиция России имеет основания. И если Украина не найдет принципиально иных доказательств или методов доказывания, мы проиграем дело по данной конвенции.

Но тут стоит отдельно подчеркнуть: никаких решений о том, что "на Донбассе нет террористов", суд не выносил.

Наоборот, решение признает, что из-за обстрелов есть масштабные жертвы среди гражданского населения (а это – один из признаков возможного терроризма).

Также не стоит забывать о том, что суд признал юрисдикцию prime facie по украинской жалобе, что открывает путь для признания полноценной юрисдикции при рассмотрении дела по существу. Хотя были небезосновательные опасения, что нашу жалобу "зарежут" еще на этапе предварительной юрисдикции.

Так что трагедии действительно не произошло. Да, уверенности в победе Украины по этой конвенции нет. Но шанс остается, и смысл бороться точно есть.

Не будем забывать и о том, что в решениях международных судов важен не только "вердикт", то есть резолютивная часть. И если, например, Суд ООН признает, что Кремль действительно поставляет оружие и военных на Донбасс, но нет стопроцентных доказательств их привлечения к терактам и поэтому конвенцию нельзя применить – то такой "проигрыш" на самом деле станет важной победой Украины.

Ведь ни один другой международный суд до сих пор этого не признавал.

И о мифах

Как и следовало ожидать, решение Международного суда ООН вызвало "волну зрады" в соцсетях.

И как это обычно бывает, большая ее часть основывается на слухах и мифах. К слову, по наблюдениям "Европейской правды", некоторые тезисы планомерно заносятся в дискуссии российскими пользователями (это хорошо видно в комментариях под публикациями). Хотя, конечно же, есть и действительно недопонимание со стороны украинских читателей.

В любом случае, есть смысл остановиться на самых распространенных мифах о процессе в Суде ООН.

Некоторые уже упомянуты выше.

Если увидите в постах (или в новостях либо публикациях) утверждение о том, что Суд ООН "отклонил украинскую жалобу", или признал, что "на Донбассе нет терроризма" – смело проходите мимо. Этого нет в решении суда; наоборот, суд принял наше дело к дальнейшему производству и не исключил, что терроризм имел место.

То же самое касается Крыма. Пришлось видеть уже несколько публикаций: мол, из-за рассмотрения дела о действиях российской власти в Крыму суд признал Крым российским. Это точно не так. Ни в этом постановлении суда, ни в будущем решении по существу не будет даже намеков на признание принадлежности Крыма – ни России, ни Украине. Суд просто не имеет такого права в данном процессе, и председатель суда отдельно это подчеркнул.

Возникает вопрос: почему же мы не подали другой иск, собственно об аннексии Крыма и агрессии на Донбассе?

Почему мы вынуждены доказывать в Гааге сложные юридические конструкции о терроризме и притеснениях меньшинств?

К сожалению, у Украины просто нет другого варианта. Только те две конвенции, которые использовал Киев, подразумевают автоматическое согласие Москвы на ее подсудность в Гааге. Во всех остальных случаях необходимо согласие России для начала арбитража – а она такого согласия, естественно, не дает.

С привлечением к ответственности за агрессию ситуация еще сложнее. По уставу ООН, этим занимается исключительно Совет безопасности, а там у России – блокирующий голос.

Именно поэтому приходится искать обходные пути. Да, непростые, но все же действенные.

Любой юрист-международник подтвердит: суд в Гааге идет не из "спортивного интереса". Вердикт Международного суда ООН крайне необходим для того, чтобы делать следующие шаги.

Да, это решение – даже если жалоба Киева будет полностью удовлетворена – не вернет Крым за один день и не заставит Путина уйти с Донбасса, но оно вполне способно стать краеугольным камнем, который позволит сохранить международное давление на РФ, а в конечном счете – восстановить справедливость.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

powered by lun.ua




Барбара Тот, Falter

Гибридная стратегия Себастьяна Курца: основные уроки австрийских выборов

Все, кто полагал, что Курцу удастся остановить правых популистов, ошиблись. В своей предвыборной кампании он сделал ставку на темах безопасности и миграции, взяв на вооружение основные аргументы правых популистов.

Иван Божко, «Ильяшев и Партнеры»

Грантовый ревизор: что даст Украине создание Европейской прокуратуры

Европейская прокуратура, которая должна заработать за 3 года, среди прочего, должна заняться расследованием преступлений, связанных с мошенническими схемами по расхищению средств, выделяемых ЕС на различные украинские программы.


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter