Командующий силами США в Европе: Дипломаты без военных на Донбассе – оркестр без инструментов

Сергей Сидоренко, Европейская правда, Львов _ Понедельник, 04 декабря 2017, 09:12
Версия для печати Комментарии
Фото предоставлено пресс-службой Львовского форума по безопасности

Бен Ходжес – представитель американской военной элиты. У него за плечами – опыт войны в Ираке, где он возглавлял бригаду, а также в Афганистане, где он занимал несколько руководящих должностей. С 2014 года генерал-лейтенант Ходжес возглавил Сухопутные войска США в Европе (United States Army Europe).

С 59-летним генералом "Европейская правда" пообщалась на полях Львовского форума по безопасности. И даже короткого общения хватило, чтобы убедиться: Бен Ходжес способен разрушить украинское представление о карьерных военных. Он открыт к общению с прессой, не боится смелых заявлений и, к слову, продвигает в Украине военную реформу, которая должна привести к появлению именно таких офицеров.

Но перед тем как отвечать на "серьезные" вопрос, генерал поделился личным: историей о том, откуда берет корни его особое отношение к Украине.

Тот самый "генеральский" рюкзак с лентой

"Три года назад, в 2014 году, мы направлялись в Яворов на учения и провели несколько часов во Львове. Мы вышли на улицу в центре города, и тут к нам неожиданно подошла пожилая женщина и спросила, кто мы.

Со мной был коллега, литовский военный, он помог с переводом.

Я ответил, что мы из НАТО, и она, как только услышала это, расплакалась.

Она благодарила нас за помощь, которую НАТО оказывает Украине, говорила, насколько это важно. А потом сняла со своей сумки ленту и отдала ее мне. С тех пор – уже три года – эта лента всегда со мной".

За три года в должности Бен Ходжес был в Украине чуть ли не десяток раз. Американский генерал говорит, что не только помогает тренировать наших солдат: он настаивает, что и США есть чему поучиться у Украины. Об этом, а также о поддержке со стороны Альянса – в интервью на ЕвроПравде.

– В 2014-2015 годах многие говорили об опасности полномасштабного вторжения РФ в Украину. Сохраняется ли такая опасность по сей день?

– Не думаю, что можно говорить о высокой вероятности такого сценария. А способ, который делает это менее реальным, однозначен: вы должны демонстрировать свою готовность к такому сценарию. Все должны осознавать, что Украина способна к сопротивлению, что вы можете также вести разведку.

Собственно, в этом и заключается стратегия сдерживания, которую исповедует НАТО: иметь способность и демонстрировать ее. У меня есть уверенность, что украинское руководство и структуры безопасности разделяют этот подход.

Хотя, конечно, я хочу подчеркнуть, что Россия также должна нести ответственность за "снижение температуры".

– Что позволило уменьшить опасность нового военного обострения?

– Прежде всего, это ваши военные, остановившие продвижение россиян и управляемых ими сепаратистов. Это не отменяет того, что украинская армия нуждается в реформах, и к счастью, я вижу в вас стремление к переменам.

Свою роль, конечно, сыграла и поддержка Запада.

Но вам надо осознавать, что эта поддержка не вечна.

Она не сохранится, если мы не будем видеть, что Украина продолжает движение по пути реформ. Если не будет прозрачности в расходовании средств в оборонной промышленности, если выплаты военным не станут безусловно прозрачными, если не увеличится контроль за бюджетом - тогда появится риск, что отдельные западные государства потеряют интерес к Украине или появится так называемая "усталость от Украины ".

Предотвратить этот сценарий и сохранить доверие со стороны Запада - это ваша зона ответственности.

Проблема коррупции, нехватка реформ - это уязвимость Украины, которую Россия использует буквально каждый день, чтобы подорвать украинское правительство и доверие украинцев к государственным институтам.

Именно поэтому реформы не менее важны, чем танки или артиллерия.

– Вы говорите об опасности появления "усталости от Украины" - значит, пока ее еще нет, верно?

– Не возьмусь говорить за все страны. Хотя, конечно, есть государства, у которых был и есть очень высокий уровень ожиданий от изменений в Украине. Собственно, во всех странах есть ожидания относительно реформ в сфере прозрачности, в борьбе с коррупцией.

Но США, безусловно, сохраняют преданность Украине.

Верим ли мы в успех реформ? Абсолютно!

Поэтому в Украине сейчас находятся 250 американских солдат, на прошлой неделе я был с ними на Яворивском полигоне. Мы с Украиной - партнеры. А партнерство означает общую ответственность за успех.

– В дискуссиях на Львовском форуме вы несколько раз упоминали о том, что армия США получает новый опыт и навыки благодаря сотрудничеству с украинскими военными. А от других союзников вы слышите о такой пользе для них?

– Несомненно!

Мы действительно многому научились у украинских солдат, которые столкнулись в боях с российской артиллерией, ракетами, дронами, с российскими средствами радиоэлектронной борьбы. И не только мы ценим этот опыт - все (союзники) приняли во внимание, инкорпорировали его в свои учебные системы.

Украинский опыт напомнил нам о смертельной опасности таких боевых действий, когда российская артиллерия узнает о координатах вашего подразделения и туда "прилетает".

 

Проблемы, с которыми наша армия сталкивалась в Афганистане или в Ираке, очень отличаются от того, что мы видим в вашем противостоянии с россиянами. Это и маскировка, и необходимость "рассеиваться", и проблема с теми действиями, которые выдают ваше местоположение.

Тот опыт, который мы получили благодаря украинской армии, без преувеличения, "разбудил" нас.

– Я не просто так об этом спрашиваю. Дело в том, что одним из критериев членства в НАТО является способность государства вносить свой вклад в общую евроатлантическую безопасности. Так получается, мы этот критерий выполнили?

– Все признают вклад Украины - в конце концов, ваши солдаты участвовали в операциях в Ираке и Афганистане, в миссиях Альянса по всему миру. Так же, как сейчас - грузинские солдаты. И поэтому уважение к мужчинам и женщинам из украинских вооруженных сил действительно есть.

– Официальный Киев ставит цель достичь стандартов НАТО до 2020 года. Достижима ли она?

– Я не хотел бы комментировать конкретный год. Но Украина действительно не просто может, но и должна продолжить модернизацию и приведение к западным стандартам своих вооруженных сил. И речь идет не только о технике.

Вам нужно высвободить и использовать талант молодых украинцев, допустить их к процессу принятия решений.

Это требует изменения системы военного обучения; вам следует поощрять независимое мышление. И я знаю, что генерал Муженко поддерживает такое мнение, хотя до сих пор в Украине происходило иначе.

Так что вам многое нужно изменить. Нужно продолжать инвестиции в учебные центры, такие как Яворов. Да, это длительный и дорогостоящий процесс, но если вы хотите иметь эффективные и хорошо обученные вооруженные силы, это надо делать.

– Вы лично верите, что Украина в конце концов восстановит суверенитет на всей своей территории, включая Донбасс и Крым?

– Такова официальная позиция США! Крым остается территорией Украины, мы так считаем и будем считать! И даже Россия десятки лет назад признала, что это - украинская территория!

Конечно, я не знаю, когда это произойдет, как долго это будет продолжаться...

К примеру, в США так никогда и не признали аннексию Литвы, Латвии и Эстонии (Советским Союзом). Это заняло более полувека, но в итоге они снова стали независимыми. То же - с объединением Германии.

США четко следуют политике уважения к суверенитету.

– Возможно ли восстановление суверенитета Украины исключительно дипломатическими методами, или военные должны сыграть свою роль наряду с дипломатами?

– Фридрих Великий когда-то сказал, что дипломатия без оружия - это как оркестр без инструментов.

Конечно, дипломатия всегда должна быть в приоритете. Любой человек в форме скажет вам, что предпочел бы дипломатическое решение. Но когда у вас есть и другие реальные инструменты - экономические, информационные и военные - они становятся частью общих усилий.

Каким конкретно должен быть рецепт формирования этой смеси - решать не мне. Я отвечаю только за готовность военной компоненты.

– По вашему мнению, допустил ли Запад стратегические ошибки в своей политике в отношении России, которые в итоге добавили свой вклад в начало агрессии? Что бы вы сделали иначе, если бы имели возможность вернуть время?

– Я не вижу таких ошибок со стороны Запада!

Мы три с половиной года назад вывели из Европы последний американский танк. Германия серьезно снизила свои танковые мощности, Нидерланды лишились всех без исключения танков. Итак, Запад существенно снизил военную мощь.

Но я не считаю, что это ошибка.

Россия сейчас рассказывает, что Запад запугивал ее, но это полная ложь, реальность доказывает обратное.

И единственная причина, по которой мы начали возвращать американскую бронетехнику в Европу – это действия России. Это – российская атака на Украину, оккупация 20% Грузии и агрессивное поведение в отношении стран-членов Альянса.

– Можно ли быть уверенным, что теперь США надолго оставят танки на европейском континенте?

– Да. Мое мнение – нам нужно продолжать делать то, что мы начали. И надо сохранять присутствие так долго, как потребуется, даже несмотря на другие вызовы и потребности, возникающие в мире – на Ближнем Востоке, в Корее и других местах, где есть ответственность США.

Интервью взял Сергей Сидоренко,
редактор "Европейской правды"

ЧИТАЙ ТАКЖЕ
powered by lun.ua
ПУБЛИКАЦИИ
Анна Шелест, для Европейской правды

Brexit остановился на границе: как проблема Северной Ирландии ломает переговоры Британии и ЕС

По обе стороны ирландской границы есть политики и активисты, которые надеются на восстановление объединенной Ирландии. По мнению бывшего министра юстиции Ирландии Майкла МакДауэлла, еще 10 лет назад он не мог представить себе объединенную Ирландию, но сегодня готов сказать "возможно"...

Юрий Панченко, Европейская правда

Правительство на праздники: что стоит за ротацией в польской власти

Пауза в реконструкции правительства Польши одновременно означает сохранение нынешнего курса в отношении Украины. Главный дипломат пока сохраняет свою должность, а значит, в ближайшие полтора месяца МИД Польши продолжит торпедировать отношения с Украиной.







Володымыр Кулык, Институт политических и этнонациональных исследований

Легко ли будет выполнить рекомендации "Венецианки" о языке образования?

Рекомендацию относительно русского языка политики предпочитают не комментировать. Похоже, что выполнять ее не будут... Нет никакой уверенности, что при принятии нового закона будет найден компромисс, который устроит и сторонников украинизации, и представителей меньшинств...

Рольф Мютцених, депутат Бундестага

Жизнь без Дональда Трампа: Европа учится политической независимости

Трамп – это не Америка, и он не будет править вечно. Нынешняя задача Европы должна заключаться в том, чтобы следующий американский президент не оказался вынужденным вступать в должность на развалинах западного мира.

Сергей Сидоренко, Европейская правда

Хватит лжи: что не так в украинско-венгерском образовательном конфликте

Украинский вопрос в Венгрии – яркая иллюстрация термина "пост-правда". Неважно, какова реальность – важно, что о ней говорят. Фраза о полном запрете обучения на венгерском языке, упомянутая в заявлении МИД, не ограничивается лишь правительственным сайтом...


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter