Ягланд без маски: генсек Совета Европы начал открытую кампанию за "прощение" России

Сергей Сидоренко, Европейская правда, Страсбург _ Вторник, 23 января 2018, 11:05
Версия для печати Комментарии
Фото: rferl.org

"Кто-нибудь в курсе, при трудоустройстве на должности в Совете Европы проверяют психическое здоровье кандидатов?" – подобные шутки появились в украинском сегменте соцсетей после выступления генерального секретаря Совета Европы Турбьерна Ягланда на сессии ПАСЕ.

Выступление, несомненно, стало историческим для отношений Украины и СЕ.

Вряд ли можно сказать, что нынешний генсек Совета Европы и до этого пользовался большим доверием в Киеве. К действиям и заявлениям Ягланда время от времени возникали вопросы. Но тот уровень цинизма и манипуляций, который прозвучал вечером 22 января с трибуны Дворца Европы, провел черту, разделив отношения с ним на "до" и "после".

Сложно говорить об "обычных отношениях" с политиком, который лоббирует снятие санкций с РФ, манипулирует документами Совета Европы и демонстративно "не замечает" действий РФ, вызывающих единодушную критику по всему миру. Даже если его действия вынужденные, вызванные сверхжестким финансовым кризисом в организации и стремлением вернуть финансирование от РФ, это вряд ли может быть достойным оправданием.

Но Ягланд, похоже, окончательно сделал свой выбор.

Манипуляции генсека

Для тех, кто не следил за новостями из Страсбурга, коротко перескажем, о чем идет речь.

А в следующей главе перейдем к главному – к причинам, которые побудили Ягланда превратиться в ключевого защитника Кремля в Страсбурге.

Итак, в понедельник, на вечернем заседании ПАСЕ, генсек произнес ежегодную плановую речь. В последние годы выступления Ягланда традиционно заставляют украинскую делегацию нервничать, но сейчас он продемонстрировал недосягаемый до сих пор уровень.

Генеральный секретарь СЕ взялся доказать депутатам Ассамблеи, что вооруженная агрессия РФ против Украины не дает оснований для наказания россиян – наоборот, это повод для углубления сотрудничества между Россией и СЕ.

"Я бы сравнил нашу роль с ролью Красного Креста... Конфликты не должны отвлекать нас от защиты прав людей как в Украине, включая Крым и Восточную Украину, так и в России. Наоборот – именно из-за наличия открытого конфликта между ними мы должны задействовать все наши инструменты, в том числе те, которые есть в распоряжении ПАСЕ", – заявил политик.

Дальше – больше.

По его убеждению, российская делегация должна вернуться в Парламентскую ассамблею к весне 2019 года, когда запланировано проведение масштабного события – саммита Совета Европы. Генсек определил также механизм возвращения россиян – для этого понадобится снять любую возможность возобновления санкций против РФ, изменив правила Совета Европы.

Тезис, конечно, не новый. Переговоры о возвращении РФ ведутся уже больше года, и Турбьерн Ягланд принимает в них активное участие. Но столь откровенно о необходимости простить РФ он еще, кажется, не говорил.

Но самое главное прозвучало в конце речи.

Генсек Совета Европы объяснил, что действия России в Украине – это не повод наказывать ее в Совете Европы, потому что она, мол, не начала нарушать четыре главные статьи Европейской конвенции по правам человека.

"Современную Европу определяют ценности, прописанные в четырех статьях конвенции:

- запрет смертной казни;
- запрет пыток;
- запрет принудительного труда и рабства;
- запрет внесудебного наказания.

От этих статей страны не могут отступать даже во время чрезвычайных событий. Это – душа Европы. Ни одна страна, которая нарушает эти фундаментальные ценности, не может оставаться частью нашей семьи, и здесь компромиссы невозможны... Так что для нас есть пределы приемлемого", – пояснил он.

С другими нарушениями ситуация, по мнению генсека, иная. Здесь об угрозе членству речь не идет. На страны-нарушители – не называя Россию, но намекая на нее, – Ягланд предлагает влиять иначе, через давление суда и Комитета министров. И неважно, что до сих пор это давление не дало никаких результатов.

Что же, у генсека есть право на такое мнение.

Жаль только, что он сознательно прибегает к манипуляциям.

Зная о системных преступлениях со стороны РФ, но "не замечая" их.

Неужели Ягланд не слышал о пытках в Крыму? Не сомневаемся, украинская миссия в СЕ организовала бы для него встречу с местными правозащитниками. Или он не знает о расстрелах, которые совершают на Донбассе марионеточные "руководители", поставленные на эти "должности" Россией?

Но если такие конструкции для генсека слишком сложны, то напомним, что Совет Европы, секретариат которого он возглавляет, не признает деятельность так называемых крымских "судов", расположенных на украинской территории, но управляемых российскими властями.

Неделя за неделей граждане России в судейской мантии выносят противоправные "приговоры" крымскотатарским и проукраинским активистам, часто – на базе очевидно фальсифицированных доказательств. Весь цивилизованный мир, все ключевые международные организации, включая Совет Европы, не считают эти органы "судами". И только генеральный секретарь СЕ не видит, что речь идет о внесудебных наказаниях, и старательно избегает упоминаний об этом в своих публичных заявлениях.

Как вы думаете, вспомнил ли Ягланд об этом, к примеру, после приговора по делу Ахтема Чийгоза? Нет, он... просто промолчал! Генсек Совета Европы, организации, созданной для защиты прав человека, не стал комментировать одно из самых вопиющих нарушений прав человека на континенте! 

ОБНОВЛЕНО: после публикации статьи в ЕП поступил текст выступления Ягланда на закрытом заседании КМСЕ в сентябре 2017 года с осуждением приговора Чийгозу. В офисе генсека настаивают, что этот текст должен был стать публичным, но не был обнародован по ошибке. Вместе с тем, и в нем не поднимается проблема внесудебных приговоров в Крыму, да и вообще не упоминается Россия.

Упомянутое выше – лишь часть нарушений со стороны РФ. В конце концов, Россия стала единственной страной-членом СЕ, которая законом позволила себе не выполнять решения Европейского суда по правам человека. Это решение беспрецедентно, но Ягланда – судя по его речи – оно беспокоит гораздо меньше, чем потеря российского финансирования...

Наследие генсека

Происходящее действительно удивляет.

Успешный 67-летний политик, который прошел все ступени национальной политической системы вплоть до премьер-министра, стал председателем Норвежского нобелевского комитета и рекордно долго проработал генсеком Совета Европы, за полтора года до завершения каденции в СЕ выбрал для себя новый путь – карьеру открытого лоббиста российских интересов.

Но нужно сразу предостеречь от чрезмерных упрощений.

Нет, его не купили. Нет, Ягланд не стал "посланцем Кремля".

Нет, речь даже близко не идет о признании аннексии Крыма и т.п. Ситуация значительно более комплексная. Интересы РФ генсек продвигает только в одном вопросе – сейчас он лоббирует полное снятие политических санкций с России в структурах Совета Европы. А это станет первым прецедентом "прощения" россиян в международных организациях. Не больше, но и не меньше.

Тем не менее, можно утверждать, что Ягланд избрал путь, способный разрушить его многолетнюю работу по формированию собственного имиджа. И именно это вызывает удивление.

Все, кто лично знаком с нынешним генсеком СЕ, настаивают: для норвежского политика особое значение имеет его legacy, то есть политическое наследие. Именно на этом он больше всего делает акцент в дискуссиях в узком кругу, когда выбирает стратегию действий по ключевым вопросам. Ягланд действительно искренне проникся идеей распространения демократических ценностей, ценностей Совета Европы – в том числе в России.

Осенью 2019 года истекает второй срок его полномочий на посту генерального секретаря и, с большой вероятностью, он решит завершить активную политическую карьеру.

"Для Ягланда важно то, какой след он оставит в истории Совета Европы", – подчеркивают собеседники ЕП в Страсбурге.

Этот "пунктик" в конечном итоге умело использовали россияне.

Мы уже сообщали о жестких финансовых проблемах, с которыми столкнулся Страсбург за последние месяцы – Россия и Турция сообщили СЕ об уменьшении своих взносов в бюджет организации. И если Анкара сделала это в законных рамках (два года назад турки добровольно начали платить СЕ больше, а теперь вернулись к стандартному платежу), то Москва решила действовать "по беспределу" и просто остановила выплаты.

Так или иначе, в годовом бюджете Совета Европы образовалась "дыра" в 53 миллиона евро, или почти 12% бюджета организации. Заполнить ее нечем.

Это и является причиной паники в офисе генсека.

Россияне почувствовали, что это – больная мозоль для Ягланда, и начали системно на нее давить. Сначала – объявили, что сократят взнос 2017 года на треть. Затем из Москвы сообщили в Страсбург, что недоплатят две трети взноса. А в этом году предупредили, что не будут платить вообще – пока не будет решен вопрос с санкциями и возвращением россиян в сессионный зал ПАСЕ.

Поэтому вопрос сохранения ценностей Совета Европы отошел для Ягланда на второй план. Все внимание приковала к себе все та же проблема legacy.

Турбьерн Ягланд не хочет остаться в истории генеральным секретарем, при котором Совет Европы потерял одного из своих членов – пусть даже не по своей вине, а по воле этой страны-члена. А еще больше он не хочет оказаться в роли генсека, по распоряжению которого из аппарата Совета Европы будут увольнять сотни сотрудников.

А шанс на то, что история пойдет именно таким путем, есть, и он немалый.

В случае, если РФ не возобновит финансирование, увольнения точно будут.

Сейчас в Страсбурге активно работают над сценарием, который позволит вернуть Россию в ПАСЕ уже летом, и к тому времени – получить щедрое российское финансирование. "Европейская правда" готовит отдельную публикацию на эту тему.

Это – если произойдет – решит одну из проблем Ягланда.

Жаль только, что норвежский политик не видит проблем в том, что он останется в истории как первый генсек, который принес в жертву ценности в угоду деньгам.

И то, что он этот мотив отрицает, никоим образом не меняет реальности.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",

из Страсбурга

ЧИТАЙ ТАКЖЕ






Юрий Панченко, Европейская правда

10 лет непризнания: есть ли у Украины причины начать отношения с Косовом

Косово празднует десятую годовщину своей независимости. Все эти 10 лет позиция официального Киева была неизменной: мы не признаем независимость Косова и считаем этот регион неотъемлемой частью Сербии. 10 лет назад это решение выглядело относительно логичным. А сейчас?

Николай Капитоненко, МЦПИ

Разговор о ценностях: что сказал и о чем промолчал Петр Порошенко в Мюнхене

Европейцы прекрасно видят уровень деградации демократических институтов. В такой ситуации поучение Запада на тему ценностей смотрится не очень убедительно. Так же, как и слова, что ни политика, ни бизнес не могут существовать отдельно от ценностей. Как мы точно знаем – могут...


АВТОРИЗАЦИЯ


ВОЙТИОТМЕНИТЬ
Вы можете войти под своим акаунтом в социальных сетях:
Facebook   Twitter