"У бізнесу має бути довіра до того, що європейський процес дійсно йде"

П'ятниця, 6 червня 2014, 11:05 — , ЄвроПравда

Прихід європейських інвестицій в Україну стане масовим лише за умови реального поліпшення бізнес-клімату в країні, однак перші помітні інвестиції підуть вже за кілька місяці – переконаний президент Європейської бізнес-асоціації (EBA) та гендиректор Dragon Capital Томаш Фіала.

Його позиція – це не лише думка успішного інвестбанкіра. Оцінка EBA важлива перш за все для самих інвесторів, які часто спираються не стільки на економічні огляди та рейтинги, скільки на оцінки керівників компаній із західним капіталом, які вже присутні в Україні.

Саме тому для уряду вкрай важлива співпраця із Європейською бізнес-асоціацією.

Втім, навіть нова влада не завжди може похвалитися позитивною оцінкою з боку EBA.

В інтерв’ю Європейській правді Томаш Фіала заявив, що він не задоволений деякими представниками уряду Яценюка, натякнувши на збереження корупційних практик. Окрім того, президент EBA вперше повідомив, що двоє з трьох керівників відомств з "групи Мінсдоху" не пройшли погодження бізнесу. Щоправда, тут він вирішив утриматися від конкретизації імен.

– Режим свободной торговли с Евросоюзом де-факто уже заработал – ЕС в одностороннем порядке открыл свои рынки для украинских товаров.  Можно ли уже дать первые оценки? Воспользовался ли украинский бизнес этой возможностью?

– Пока прошло всего пару недель, поэтому в полной мере бизнес еще не успел воспользоваться снижением ставок. С другой стороны, многие компании начали готовиться к созданию режима свободной торговли еще с осени прошлого года, и они уже сейчас готовы поставлять в ЕС свою продукцию.

Учитывайте, что ЕС – второй по величине торговый партнер Украины, а без учета импорта российских энергоносителей – первый. Выгоды от экономии на ввозных пошлинах в текущем году оцениваются в 500 млн евро, что составляет около 0,5% ВВП. Но в любом случае это -лишь первый эффект. Опыт восточноевропейских стран показывает, что основные выгоды от сближения с ЕС увеличиваются на протяжении многих лет.

– Какого роста украинского экспорта в Евросоюз можно ожидать?

– Безусловно, динамика поставок будет положительной, но одномоментного скачка мы не увидим – рост поставок будет происходить более плавно.

– В чем проблема?

– Чтобы выйти на европейский рынок, украинским компаниям еще необходимо заключить соответствующие договоры. Особенно это касается производителей продуктов питания, которым нужно наладить сотрудничество с европейскими ритейлерами. Все это занимает время.

– Насколько это реальная задача?

– Опыт "Чумака" который сотрудничает с ведущими европейскими рителерами показывает, что это вполне возможно.  Другое дело, что европейские рынки заполнены и для выхода украинским компаниям необходимо вытеснить уже работающие там компании.

Однако у украинских компаний есть преимущество – еще до девальвации себестоимость их продукции была на 10-15% ниже, чем у компаний из центральной или западной Европы. После девальвации это преимущество дополнительно выросло и составляет более 20%. Это очень значительное конкурентное преимущество.  

Кроме того, за последние 10 лет в Украине построено немало новых мощностей – как транснациональными компаниями, так и местными производителями. Новое оборудование позволяет продукции этих компаний без проблем пройти всю необходимую сертификацию и выйти на рынки ЕС. 

– Какая доля украинских компаний уже сейчас готова пройти такую сертификацию?

– Прямо сейчас – от четверти до трети. Оставшимся нужно год-два, максимум – три на прохождение всех необходимых процедур. Но тут важно отметить: бизнесу нужна уверенность в том, что процесс евроинтеграции не будет остановлен. У бизнеса должно быть доверие к тому, что этот процесс действительно идет.

До Вильнюса (саммит Восточного партнерства в ноябре 2013 года, на котором Украина должна была подписать Соглашение об ассоциации – ЕвроПравда) такой уверенности не было, а поэтому компании не были активны в переходе на европейские стандарты.

В поселение три месяца перед саммитом, когда парламент начал принимать все необходимые законы, необходимое ощущение  начало появляться, но все закончилось разворотом. Сейчас этот процесс вроде бы движется, и это доверие уже есть. Как результат – инвестор готов ставить на это, вкладываясь в сертификацию, начинать переговоры с европейскими покупателями.

Еще больше подобная уверенность важна для европейских компаний – от нее напрямую зависит приток инвестиций в Украину и готовность заключать контракты с украинским бизнесом.  Такое доверие только формируется, поэтому любая информации о возможном торможении на этом пути воспринимается крайне болезненно.

– Сколько времени необходимо, чтобы объем украинского экспорта в ЕС превысил объем поставок в СНГ?

– Это произойдет в течении двух-трех лет. При чем это произойдет не только благодаря росту поставок в Евросоюз, но и вследствие торможения роста российской экономики. Экспорт в Россию падает не только в Украине, но и в политически близкой к ней ей Беларуси, причем темпы падения не сильно отличаются.

– Реален ли в краткосрочной перспективе значительный приток европейских инвестиций?

– Вполне! Ведь себестоимость украинской продукции ниже. Подобным образом инвестиции приходили в Польшу или Чехию, которая могла предложить западноевропейскому бизнесу более выгодные условия. Тем более что после смены власти в Украины наблюдается постепенное улучшение макроэкономической ситуации, стартовала борьба с коррупцией,  декларируется реформа судебной системы.

Еще одна громадная проблема – возмещение НДС. Если крупные европейские компании будут уверены, что без труда и вовремя будут получать это возмещение, они уже в ближайшем будущем разместят часть  своих производств в Украине.

– Насколько влияет на приток инвестиций политическая ситуация на востоке страны?

– Безусловно, она их прилично тормозит. Хотя общее отношение инвесторов к идее инвестировать в украинскую экономику позитивно, их планы тормозят действия России по дестабилизации ситуации на Донбассе и аннексия Крыма. В такой ситуации бизнес предпочитает взять паузу, ожидая успешного завершения АТО.

– Эти события влияют на инвестиции в предприятия на западе или в центре страны, где политическая  ситуация стабильна уже сейчас?

–   Хочу отметить, что инвесторов всегда пугают события, происходящие впервые. Если эти события повторяются, то он реагирует на них куда менее чувствительно.  Поэтому регионы запада и Юга Украины первыми начнут привлекать европейские инвестиции – этот процесс уже возобновился. Что касается востока – здесь придется подождать. Скорее всего, это ожидание займет пару месяцев.

– Раньше европейские инвесторы ориентировались на возобновление Украиной сотрудничества с МВФ. Теперь, когда оглашение о сотрудничестве с фондом уже подписано, появились ли новые "маяки"?

– Сотрудничество с МВФ – это очень крупный "маяк" и ориентация на него остается. До конца года Украина должна получить еще три транша МВФ,  для чего необходимо выполнить определенные условия.  Они не такие важные, как условия получения первого транша, но они также важны для инвесторов: это и борьба с коррупцией, и улучшение бизнес-среды, и разработка новой  модели налогообложения для сельского хозяйства. Это не даст украинским политикам возможности расслабляться!

Вторым "маяком" были президентские выборы, которые прошли быстрее, чем могли бы. Остается подождать лишь новых назначений, входящих в полномочия президента. Также возможно перереформатирование Верховной рады. И хотя мне кажется, что сейчас премьер-министр и половина министров находятся на своем месте, ряд министров все же вызывают вопросы.  

– О ком вы говорите?

– Не хотел бы называть фамилий.  Если говорить в общем, то это министры, присутствовавшие в правительстве Юлии Тимошенко, где уровень коррупции был достаточно высоким. Теперь им сдледовало бы  доказать, что они способны работать по-другому. Однако в это тяжело поверить, ведь с определенного возраста люди уже не меняются.

Также есть вопросы к представителям партии, впервые представленной в правительстве (очевидно, речь идет о ставленниках "Свободы" – ЕвроПравда). Есть очень большие сомнения в их профессиональной подготовке.  Многие их заявления явно популистского характера, например, о максимальном размере частного бизнеса, вызывают большие вопросы. Еще мы видим, что Прокуратура не была очищена от коррупции.   Этот процесс занимает время, но здесь необходим сигнал от первого лица.

Некоторых политиков спасает нападение на страну извне—оно заставляет отложить прямые конфликты. Но После стабилизации ситуации в стране бизнес-сообщество будет требовать замены некоторых министров.

– Отдельно спрошу – как бизнес оценивает нынешнюю работу налоговой и таможни?

– Лучше, чем было, но далеко не идеально. До сих пор не принято постановление о создании новых служб, из-за чего руководство  ограничено в возможностях.  Нужно менять кадры, назначать новых людей.

Как я понимаю, изначально была договоренность оставить фонд оплаты труда стабильным, но уменьшить численность служащих. Это позволило бы поднять зарплаты оставшимся, чтобы снизить мотивацию брать взятки. Однако в рамках секвестра бюджета фонд оплаты труда такжбыл урезан. Как видим, отсутствие политической поддержки тормозит реформирование этих ведомств.

Кроме того, из трех сегодняшних  руководителей (ведомств, входящих с состав министества доходов и сборов - Европравда) только один прошел согласование с бизнесом и отвечает критериям, заявленным премьером в марте.

– Сейчас Украина находится в льготном положении, поскольку рынок ЕС уже открыт для него, а мы еще не открыли свой рынок перед европейскими товарами. Станет ли проблемой постепенное открытие украинского рынка, которое начнется после подписания Соглашения об ассоциации?

–  Все, на что есть спрос, и так ввозится сейчас в Украину из Европы. Либо официально, либо серыми путями. Поэтому не стоит ожидать, что открытие украинского рынка для беспошлинного европейского импорта приведет к значительным изменениям конкурентной среды в Украине, а тем более – к массовыми закрытиям украинских компаний. Скорее это станет не столько проблемой, сколько мотивацией для создания в Украине более благоприятного инвестиционного  климата.

– Как быть с областями, экономика которых в основном завязана на экспорт в Россию? Как поддерживать эти предприятия, которые потеряют свои рынки сбыта?

– Необходимо удержаться от соблазна решить проблему с помощью субвенций и льгот. Необходимо сделать наиболее прозрачную бизнес-среду, обеспечить дерегуляцию, обеспечить своевременное возмещение НДС. Эти шаги станут куда боле существенной помощью для компаний, в том числе с востока Украины.

– Каким образом государство может помочь бизнесу в выходе на рынки ЕС? Возможно, здесь нужны специфические виды поддержки?

–  Разве что в информационном плане. Бизнес вообще не склонен рассчитывать на государственную помощь.  Да, есть торгово-экономические миссии, но чем их сотрудники реально могут помочь? Возможной поддержкой бизнесу может стать создание национального экспортного агентства.

К слову, инициатива о создании такого агентства появилась в Минэкономики, когда его возглавлял Петр Порошенко. Поэтому вероятность того, что мы вернемся к данной идее, очень высока. Однако еще раз хочу обратить внимание, что для экспортеров сейчас более важным является наведение порядка с возмещением НДС. Пока в этой сфере не будет наведен порядок, никакое агентство не сможет компенсировать этот конкурентный минус.

- А как же инициатива создания бизнес-омбудсмена, предложенная ЕБРР?

– Эта инициатива была выдвинута ЕБРР больше года назад, когда ситуация в стране была совсем другой. Тогда мои ожидания относительно улучшения работы бизнеса были очень скромными, но мы считали, что не должны сдаваться, а поэтому поддержали данную идею и активно включились в работу. Сейчас ситуация изменилась и о бизнес-омбудсмене можно говорить, в основном, как о временной мере. Впрочем, он может привлекать внимание общественности к наиболее показательным нарушениям, что также остается нелишним.

– Какой будет украинская экономика спустя год или пять лет после подписания Соглашения об ассоциации?

– В первую очередь стоит ожидать роста производств с высокой долей добавленной стоимости. Если за первый год их доля вырастет несущественно – на 1-2 процентных пункта, то за 5 лет рост достигнет до 20 процентов.

За последние годы доля сельского хозяйства и производства продуктов питания в экспорте уже обогнала металлургию и эта тенденция также будет развиваться. Стоит ожидать, что после подписания Соглашения об ассоциации наиболее интересными для инвестирования будет сельское хозяйство и пищевая промышленность – доля добавленной стоимости в них будет расти очень быстро.

Также интересны электроника, IT-индустрия, товары широкого потребления, машиностроение, ритейл, недвижимость, здравоохранение и фармацевтика.

Интервью взял Юрий Панченко, 

редактор "Европейской правды"

Якщо ви помітили помилку, виділіть необхідний текст і натисніть Ctrl + Enter, щоб повідомити про це редакцію.
powered by lun.ua