Кристиан Даниэльсон: Ни один партнер ЕС не продвигал настолько грубые нарушения, как предлагают в Украине

Четверг, 22 февраля 2018, 15:14 — , Европейская правда

Генеральный директор в Еврокомиссии – это топ-чиновник, ответственный за одно из направлений работы ЕК.

Именно такую должность занимает Кристиан Даниэльсон – шведский дипломат, возглавляющий Генеральный директорат NEAR (по вопросам соседства и переговоров о расширении ЕС). На этой неделе он находился в Украине с визитом.

"Европейская правда" пообщалась с представителем ЕК после дискуссии по вопросам децентрализации с его участием (к слову, он считает ее одной из самых успешных украинских реформ). Да и вообще Даниэльсон не упускает возможности подчеркнуть, что история реформ Украины – это история успеха, учитывая обстоятельства и объем задач.

Но есть то, что вызывает в Брюсселе беспокойство, если не возмущение.

Подробнее о "зрадах" и "перемогах" читайте в интервью.

* * * * *

– Довольны ли вы тем, как продвигаются реформы в Украине?

– Конечно, всегда можно сказать, что можно было бы действовать быстрее. Я с этим соглашусь, но в то же время замечу: посмотрите на то, что изменилось с 2014 года. Изменения и количество сфер, в которых они произошли, впечатляют!

К тому же, когда речь идет о ходе реформ, то надо учитывать и реальность, в которой приходится проводить эти изменения.

– Вы верите, что будет возможно продолжить активные реформы в предвыборный период?

– Конечно же, важно, чтобы реформы продолжались. По крайней мере, правительство и лично премьер заверили меня, что да, у них есть очень амбициозная программа реформ на этот год. Премьер назвал восемь приоритетных реформ. Я не возьмусь по памяти перечислить их все, но там есть и вопросы бизнес-климата, и социальные реформы.

Но я выделю одно направление, которое особенно важно для вас – это противодействие коррупции.

Я согласен, Украина уже немало сделала, но среди оставшихся шагов есть один ключевой – это создание Высшего антикоррупционного суда.

– Среди украинских политиков бытует мнение, что рекомендации Венецианской комиссии (ВК) и западных партнеров по поводу этого суда ущемляют украинский суверенитет – в частности, речь идет о роли представителей других государств в отборе судей АКС.

– Я так понимаю, у вас уже есть подобный опыт – при создании других антикоррупционных органов в избирательных комитетах также были эксперты, которые не являются гражданами Украины. Следовательно, даже если этот вопрос важен для Украины, решение все равно можно найти.

Украина сама спросила мнения Венецианской комиссии (это был очень правильный ход, кстати) и получила это мнение. Сейчас мы настоятельно рекомендуем украинским чиновникам привести проект в соответствие с рекомендациями ВК. В полное соответствие!

– Возможно ли, что ЕС пойдет на уступки по каким-то конкретным требованиям, отдельным рекомендациям ВК? Ведь, очевидно, консультации с вами по этому вопросу будут.

– Консультации? Я так не думаю. В конце концов, это исключительно решение Украины. Мы даем рекомендации, советы, но решение принимаете вы, когда закон проходит через Раду.

– В ноябре Порошенко заявил в Брюсселе, что ЕС готовит новую программу макрофинансовой помощи для Украины. Правда ли это?

– Макрофинансовая помощь – это действительно один из путей поддержки Украины Евросоюзом. На сегодня мы предоставили Киеву 2,81 млрд евро МФП. Это в дополнение к тому, что мы выделяем Украине существенную помощь в виде грантов.

Что касается продолжения этих программ в будущем – посмотрим. Но могу подтвердить, что новая макрофинансовая помощь – одна из опций, которая сейчас активно обсуждается, и Еврокомиссия положительно на это смотрит. Но решение еще не принято.

– Когда и при каких условиях это решение может быть принято?

– Для принятия решения о макрофинансовой помощи существуют определенные условия. Во-первых,

обязательным условием для предоставления такой помощи является наличие действующей программы МВФ.

Сейчас Украина находится в состоянии дискуссии с МВФ об условиях продолжения программы финансирования. Должно быть достигнуто согласие и объявлено о продолжении сотрудничества Украины с МВФ, чтобы мы могли сделать следующие шаги по предоставлению Киеву макрофинансовой помощи.

Во-вторых, в случае, если мы пойдем этим путем, Евросоюз должен определить свои условия предоставления такой помощи. И это решение принимается Еврокомиссией не единолично, для него требуется одобрение Европарламента и Совета ЕС.

Поэтому сейчас слишком рано прогнозировать какие-либо сроки.

– А со стороны МВФ важным требованием является создание Антикоррупционного суда.

– Абсолютно верно! Это является важным элементом программы МВФ. Что касается других требований – об этом лучше спрашивать у наших коллег из Фонда.

– В парламенте сейчас обсуждается законопроект "Покупайте украинское", который нарушает целый ряд обязательств Украины. Видите ли вы в ЕС возможность остановить его принятие?

– Нет. Но мы будем очень настойчиво советовать Украине быть очень осторожной, когда дело дойдет до принятия этого закона.

У нас с Украиной есть Соглашение об ассоциации, которым создана глубокая и всеобъемлющая зона свободной торговли и предусмотрена экономическая интеграция Украины и ЕС – настолько углубленная, насколько это возможно. И если этот законопроект действительно нарушает положения Соглашения об ассоциации – тогда мы будем очень советовать Украине воздержаться от его принятия.

– Если его все же примут – чем рискует Украина?

– Во-первых, вы нарушите свои международные обязательства. У нас все отношения основаны на уважении международного права. Как по мне, этого достаточно.

– Не думаю, что это убедительный аргумент для депутатов, которые хотят принять этот закон.

– Что ж, придется убедить их, что это – важно.

Я напомню, что у нас с Украиной, в соответствии с Соглашением об ассоциации, либерализована торговля. И если одна из сторон нарушает условия торгового соглашения, то нам придется говорить о последствиях, которые это будет иметь.

А последствия будут!

Конечно, я не могу прогнозировать заранее в деталях, о каких именно последствиях может идти речь, но они точно будут.

Я вам даже больше скажу. По моему опыту (и здесь уже речь идет об отношениях ЕС не только с Украиной, но и с другими государствами мира), у нас никогда, подчеркну, никогда не было ничего подобного! Ни один из партнеров, с которыми Евросоюз заключил соглашения о свободной торговле, не позволял себе продвигать законы, которые настолько грубо нарушают условия договора о свободной торговле!

Да, в моем опыте были случаи, когда элементы, детали законодательства входили в противоречие с торговыми обязательствами стран-партнеров. В каждом из этих случаев мы начинали дискуссию, и в эти нормы вносились изменения. Но подобного (как закон "Покупай украинское, плати украинцам", который принят ВР в первом чтении. – ЕП) я не видел ни разу в отношениях ЕС ни с одной другой страной мира.

– Какова позиция Еврокомиссии в дискуссии вокруг нормы образовательного закона о языках меньшинств?

– Позиция очень четкая. Мы, опять же, советовали Украине обратиться за советом к Венецианской комиссии. Это было сделано, есть выводы ВК. И теперь нужен диалог с меньшинствами и со странами, к которым они относятся, и цель этого диалога – убедиться, что законодательство базируется на советах ВК. Насколько я понял, пообщавшись с министром образования Лилией Гриневич, это – именно то, что Украина сейчас и делает.

Интервью взял Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua