Экспертное мнение

Шесть задач для Восточного партнерства: что уже сейчас стоит делать Украине
Если Восточное партнерство – это не процесс ради процесса, а стратегическая политика – то следует вернуться к вопросу: а в чем его цель? (укр.)
Три сверхзадачи для Еврокомиссии: какой курс будет проводить новое руководство ЕС
После перезагрузки состава институтов ЕС важнейшим приоритетом нашей работы является сохранение поддержки нашего государства в противостоянии российской агрессии (укр).
Арест по запросу Москвы: как Украине защитить своих граждан от экстрадиции в РФ
Дело Мазура теоретически может получить продолжение. Ведь польский суд может поменять свое решение – тогда Украина должна будет вернуть ветерана в Польшу с перспективой передачи в РФ (укр.)
6 лет свободной торговли с ЕС: какой должна быть новая стратегия Украины
Дальнейшая эволюция DCFTA должна обеспечить не только развитие двусторонней торговли. Мы уже готовы для внедрения системной экономической интеграции с европейским сообществом (укр.)
В шаге от мирового кризиса: почему сорвалось торговое перемирие между США и Китаем
Анонсированного торгового перемирия двух сверхдержав так и не произошло – разногласия остаются слишком серьезными даже для промежуточных договоренностей. И это существенно увеличивает риск глобальной рецессии (укр.)
"ЕС + три страны": общественность призывает к новому формату в отношениях с Евросоюзом
Платформы гражданского общества Грузии, Молдовы и Украины призывают Евросоюз поддержать трехстороннее сотрудничество и институционализировать усиленный диалог в формате "ЕС + 3" (укр.)
Борьба за Крым продолжается: что планирует делать Украина для оккупированного полуострова
В проекте впервые среди документов Генассамблеи ООН упоминается понятие "агрессии" в отношении действий РФ в Крыму. И дальше следует контрольный выстрел... (укр.)
Пока НАТО не ждет: почему Украине нужен военный альянс с США
Членство в НАТО может быть панацеей, но что делать до того момента, как мы вступим в НАТО? Ключевой целью нашей политики должно стать получение статуса основного союзника США вне НАТО (укр.)
ЕС наносит удар по "грязным деньгам": где выиграет Украина
ЕС вплотную подошел к созданию нового независимого органа, который будет заниматься борьбой с отмыванием денег, полученных преступным путем. И это - большой плюс для Украины!
Крымская провокация Земана: что изменит новый чешский реверанс перед Путиным
Официальный прием "крымских активистов" – не первый шаг Земана, направленный на подрыв легитимности украинского государства. Хотя при этом – самый циничный.
Евроинтеграция без диктатуры: ответ "Слуги народа" на критику оппозиции
Существуют две модели парламентской евроинтеграции – централизованная и децентрализованная. Мы выбираем децентрализованную, что соответствует опыту стран Центрально-Восточной Европы (укр.)
Спрятать и заработать: способна ли Украина стать альтернативой офшорам
Борьба с офшорами дает шанс привлечь инвестиции "обычным" юрисдикциям, имеющим благоприятные ставки налогов. Может ли Украина воспользоваться этим? (укр.)
Голодомор – это геноцид, но в политику мы не играем. Ответ историка Грицака на обвинения
Я не боюсь угроз снять меня с должности. Наоборот, вы бы сделали мне большое одолжение, если бы это удалось. Но прошу, умоляю: попробуйте установить с нами человеческий контакт... (укр.)
Молчание бывает преступным: почему историк Грицак должен уйти из украинско-немецкой комиссии
Сложно поверить, но и украинцы в этой комиссии придерживаются мнения, что Голодомор не является геноцидом!
Торможение евроинтеграции: почему "Слуги народа" блокируют механизмы движения в ЕС?
Нужна ли Украине государственная политика в сфере евроинтеграции? В "Слуге народа" считают, что нет, поскольку механизм, делающий евроинтеграцию необратимой, требует дополнительных затрат из бюджета (укр.).
Маленькая война для Эрдогана: зачем Турция обострила конфликт в Сирии
На фоне падающей популярности правящей партии президенту Турции была нужна маленькая победоносная война. Однако не совершил ли Реджеп Эрдоган самую большую политическую ошибку в своей жизни?
Место украинцев в польской политике: неприятный урок выборов в Сейм
Для абсолютного большинства поляков голосование за украинку – это акт отрицания доминирующей модели польскости, которая про кровь и землю, но никак не про равенство. Менее понятна позиция украинской общины (укр.)
От петиции до закона: как латвийская платформа заработала в Украине
29 законов, принятых латвийским Сеймом, были внесены… простыми гражданами. При этом 11 из них начали рассматриваться еще до того, как набрали необходимое количество голосов на платформе петиций.
Между извращением и безумием: почему в Совете Европы должны помнить о собственных решениях
Венская декларация, принятая 26 лет назад, характеризует территориальные захваты как извращение. Это важно помнить всем в Европе, не меняя свои принципы в зависимости от геополитических раскладов.
Залог евроинтеграции: почему будущее Украины в ЕС зависит от переводчиков
Ежегодно на письменный перевод из бюджета ЕС тратится более 20 млрд. евро. Еще около четверти миллиарда идет на обеспечение синхрона во время европейских саммитов (укр.).