Почему пророссийский Орбан ввел чрезвычайную ситуацию в Венгрии и что изменит новое правительство

Аналитика коротко
Среда, 25 мая 2022, 18:00

Новое правительство и введение "военной чрезвычайной ситуации" из-за Украины – это все об изменениях, произошедших в один день в Венгрии.

Новому правительству придется сменить не только лицо и конфигурацию министерств, но и политику страны. В частности, и по Украине.

Как бы сам Орбан этому не сопротивлялся, эти изменения стали неизбежными, пишет директор Института центральноевропейской стратегии Дмитрий Тужанский в статье Разворот Орбана: как новое правительство и чрезвычайное положение должны изменить курс Венгрии.

Во вторник 24 мая в венгерском парламенте был утвержден новый состав правительства страны.

Помимо объективных угроз, таких как российская война против Украины и ее разрушительные последствия для Европы и мира, Венгрия сегодня оказалась также перед угрозами, которые спровоцировало… ее же предыдущее правительство во главе с Виктором Орбаном.

Это, прежде всего, рекордная инфляция, блокирование Венгрии выплат из евробюджета, неопределенная финансовая ситуация в стране из-за карнавала щедрости властей накануне выборов, катастрофическая зависимость Венгрии от российских энергоносителей, важность российских инвестиций в стране и т.д.

Вся внешняя политика Виктора Орбана, основанная в далеком 2010-м, тщательно выстраиваемая на антибрюссельских и пророссийских нарративах и схемах под брендом "Открытие на Восток" после 24 февраля фактически стала историей.

И вот 25 мая правительство Венгрии ввело "военную чрезвычайную ситуацию", формально – из-за военных действий в соседней Украине.

Шаг, который не имеет особых оснований, однако направлен на то, чтобы дополнительно драматизировать ситуацию в венгерском обществе, а следовательно – повысить вес усилий нового правительства по спасению страны.

В новом правительстве Орбана будут работать 14 министров, кроме премьера. Из них пять – новые лица, по сравнению с предыдущим правительством. Но эта новизна условна, потому что некоторые, возможно, даже решающие новички в этом правительстве, такие как Янош Лазарь и Тибор Наврачич, уже работали с Орбаном раньше.

В венгерском правительстве остается весь багаж украинско-венгерских споров последних лет, усталости от них, оскорблений, фрустрации и попыток их продолжить. А еще – не просто орден от Лаврова, а беспрецедентная пророссийскость, подаваемая под видом венгерских национальных интересов.

К сожалению, в новом правительстве Орбана нет ни одного министра, кто бы хорошо понимал современную Украину или, по крайней мере, мог бы взглянуть на нее без шлейфа украинско-венгерского спора последних лет.

Так или иначе, в долгосрочной перспективе и Будапешту, и Киеву нужно начать наконец-то выстраивать настоящую политику добрососедства.

Будапешту следует начать с понимания того, что уже не получится соединить украинский вектор с собственной лояльностью к России.

Судя по всему, восстановить хоть какой баланс между Западом и Востоком в венгерской внешней политике министру иностранных дел и торговли Петеру Сийярто будет помогать новоизбранная президент Венгрии Каталин Новак.

Более подробно - в материале Дмитрия Тужанского Разворот Орбана: как новое правительство и чрезвычайное положение должны изменить курс Венгрии.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Статьи

Тяжелые компромиссы для членства в ЕС: что происходит на Балканах и при чем здесь РФ

Правительство Северной Македонии согласилось на уступки, чтобы разблокировать путь в ЕС. Это решение вызвало протесты, организаторами которых стали пророссийские силы (укр.)

Решение в пользу РФ: почему инвестиции в добычу газа будут считаться "зелеными"

Европейский парламент при поддержке украинского министра принял довольно противоречивое решение – признать инвестиции в ископаемый газ дружественными для окружающей среды (укр.)

Кандидатские "бонусы": что дает Украине приближение к членству в ЕС

Украина как кандидат в члены ЕС в первые несколько лет будет получать сотни миллионов евро в год. Но одновременно – и тщательный контроль над использованием этих денег (укр.)