Взгляд на Украину из Франции: как выйти из плена русских мифов?

Пятница, 31 июля 2015, 10:39 — Эммануэль Гришпан, для Европейской правды

"Европейская правда" в сотрудничестве с Институтом мировой политики продолжает публикацию статей европейских лидеров мнений о том, какой представляется Украина жителям разных европейских государств.

Франция неоднократно доказывала, что у нее особое мнение о событиях в мире. А визит в Крым группы французских парламентариев проиллюстрировал, что это особое мнение порой не слишком приятно для Киева.

Так в чем же дело? Смогут ли французы понять Украину? Об этом – в статье известного французского журналиста Эммануэля Гришпана.

* * * * *

Вам кажется, что сейчас "украинский вопрос" стал более актуальным для французов? Но на самом деле даже сегодня мосты между Францией и Украиной недостаточны.

Если вы попросите француза на улице назвать какую-либо украинскую фигуру, то есть большая вероятность, что он ответит: "Заключенная, блондинка с прической крестьянки, как же ее зовут?".

Голос Украины едва слышен во французских СМИ, чего не скажешь о голосе Кремля.

Следствием дефицита информации об Украине стало то, что французские граждане имеют достаточно ограниченное представление о российско-украинском конфликте. Намерения Путина для рядового француза понятны – он хочет увеличить свою территорию, свое влияние, тогда как позиция Украины вызывает вопросы.

Так рисковать (и получить войну), чтобы присоединиться к Европейскому союзу? Жителям Франции в это трудно поверить.

Заявления украинских чиновников о том, что Украина защищает Европу, сдерживая российскую агрессию, не воспринимаются серьезно.

Французы считают, что им несут опасность совсем другие вещи: "Исламское государство", терроризм, иммиграция.

Владимир Путин имеет мощных лоббистов во французском медийном мире. Это интеллектуалы, политики, люди искусства. Французы также продолжают восхищаться личностями типа Шарля де Голля, который восстановил престиж Франции.

Реваншизм, хотя и менее радикальный, чем в России, остается неотъемлемой частью французской национального менталитета и проявляется в виде глубокого антиамериканизма.

Многие французские политики – как левые, так и правые – используют настрой общества против США. Это те же политики, которые настаивают, что Владимир Путин заслуживает восхищения как самопровозглашенный лидер сопротивления американской гегемонии.

Идея дать Путину то, чего он требует, "ради мира (и газа)", набирает популярность.

Бывший президент Франции и кандидат на следующих президентских выборах Николя Саркози в публичных заявлениях уже легитимизировал аннексию Крыма, провозгласив, что жители полуострова "выбрали Россию".

Правые сторонники идеи государственной независимости и левые антиамериканисты не желают слышать голос Украины. Российский тезис о том, что НАТО "спровоцировало" и "унизило" Путина, находит понимание у французских политиков.

Лидер французских ультраправых Марин ле Пен, которая сегодня представляет четверть французских избирателей, вообще демонстрирует полную поддержку Владимира Путина.

Несмотря ни на что, следует признать: рядовые французы далеки от того, чтобы подпадать под чары Путина. Его образ – скорее отрицательный. Российский руководитель воспринимается как самодержец (отократ) с жесткими методами управления. Те, кто ставит демократические ценности и права человека выше жажды власти, негативно оценивают действия Кремля. Много влиятельных интеллектуалов и журналистов осуждают авторитаризм Владимира Путина и видят в его методах возврат к тоталитаризму.

Но Путин далеко. Со времен русской оккупации Парижа прошло два века. Она не пугает.

7 тысяч погибших на Донбассе? Война в Югославии унесла гораздо больше жизней и была значительно ближе.

Ища исторические ориентиры, француз неизбежно сталкивается со скандальным вопросом, сформулированным Марселем Деатом в 1939 году в начале Второй мировой: "Стоит ли нам умирать за Данциг (Гданьск)?".

На данный момент ни один француз, или почти ни один, не мыслит в категориях "Стоит ли умирать за Харьков?" Российско-украинский конфликт далеко, ориентиры теряют свою четкость. Чтобы отличить добро от зла, нужно приложить немало усилий.

Никогда не нужно недооценивать интеллектуальную лень. Необъявленная гибридная война под руководством Москвы, особый менталитет Донбасса, который активно использовала Партия регионов, влияние олигархов на украинскую политику – все эти экзотические вещи существенно усложняют для западных европейцев понимание ситуации в Украине.

В то время как объяснения Кремля все прекрасно и удобно упрощают: Украина якобы угнетает русскоязычное меньшинство, росту украинского фашизма противодействуют потомки Красной армии, идет "гражданская война", в которой правительственным силам противостоят боевики, которых поддерживает местное население, и т.д.

Российская пропаганда действенна, поскольку она дает объяснения, которые западные европейцы способны усвоить, и совсем не важно, что она деформирует реальность.

Часть европейской общественности принимает аргументы Кремля, игнорируя принципы логики, потому что так легче. Знание требует усилий, поэтому человек часто отдает предпочтение вере.

Событие, которое играет в пользу Украины, – это Майдан.

Французы легко отождествляют себя с Майданом, поскольку также в случае необходимости выходят на улицы, чтобы продемонстрировать недовольство правительством. В этом случае российская пропаганда, которая приравнивает Майдан к операции американской разведки, не работает.

В то же время украинский Майдан связан также с проблемой, которая беспокоит французов. Французская пресса часто изображала украинских протестующих как радикальных националистов. "Правый сектор", например, постоянно описывался как неонацистское движение (и никто не задумывался, что это – повторение риторики Кремля).

Для французов термин "национализм" имеет негативную окраску, они не понимают отличия "территориального национализма" украинцев от "этнического национализма".

* * * * *

В тот период, когда "гранаты замолчали" (по крайней мере, в иностранных СМИ ситуация подается именно так), на передний план выходит экономический аспект.

Из экономических соображений французы воспринимают Украина больше как проблему, а не как возможность.

"Разве не из-за Украины мы остались в дурацком положении с двумя "Мистралями" на руках, а что получили взамен?" – спрашивает рядовой француз.

Просматривая прессу, в которой доминирует греческий кризис, гражданин Франции начинает спрашивать: ЕС уже заплатил за Афины, зачем брать на себя новую проблему? И не важно, что украинский долг несравненно меньше греческого. Поэтому Украину, несмотря на ее сложное положение, просят навести порядок в своей экономике, прежде чем двигаться дальше. Сначала болезненные реформы, а дальше будет видно!

Но в то же время Париж – в отличие от Германии – не в той позиции, чтобы читать Киеву лекции об осуществлении реформ.

В течение десятилетий Франция сама оказывает жесточайшее сопротивление любым реформам – и экономическим, и социальным, и политическим. Реформаторские инициативы власти заставляют миллионы людей выходить на улицы, провоцируют бесконечные забастовки среди работников сферы общественных услуг. Из-за них министрам, а иногда и в целому правительства, приходилось уходить в отставку.

Реформы терпят поражение или часто сводятся к "мини-реформам" – этот неологизм во Франции уже вошел в повседневную речь.

У Киева нет такой роскоши, как возможность медлить с реформами. Политически это очень рискованно, а дивиденды будут заметны лишь в среднесрочной перспективе.

Но зная на практике, что такое имитация реформ, французская общественность будет очень придирчиво оценивать процесс реформ в Украине.

В то же время изменение отношений Украины с населением Донбасса, если это произойдет, улучшит имидж Украины в глазах французской общественности. На сегодня Россия является лидером симпатий на Донбассе, второе место – у Рината Ахметова, тогда как Киев во Франции нередко считают тем, кто морит голодом Донбасс.

Немало интересующихся Украиной, в том числе журналисты, считают, что Киеву необходимо возобновить прямой диалог с населением Донбасса, не воспринимать его так враждебно и "выиграть соревнование с гуманитарными конвоями". 

 

Автор: Эммануэль Гришпан,

корреспондент в России и Украине

газеты La Tribune

Взгляды автора, изложенные в этой статье, не обязательно отражают взгляды Института мировой политики и "Европейской правды".

Публикация статей европейских аналитиков осуществляется при поддержке Фонда Фридриха Эберта в Украине.

Статья была подготовлена по результатам рабочего визита европейских лидеров мнений в Украину, организованного Институтом мировой политики

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua