Город, готовый к российскому вторжению: спецрепортаж из Нарвы

Понедельник, 9 ноября 2015, 16:40 — Юрий Панченко, Европейская правда, Нарва–Киев
Парад войск НАТО в Нарве ко дню независимости Эстонии

"Будет ли НАТО воевать за Нарву?" – за последние полтора года этот вопрос стал одним из актуальнейших. По крайней мере – для восточноевропейских стран, которые опасаются агрессии России и не до конца уверены в решительности партнеров по Альянсу.

В балтийских странах есть несколько уязвимых регионов, но в первую очередь вспоминают именно Нарву – небольшой город (всего 62 тыс. жителей) на северо-востоке Эстонии, более 80% населения которого составляют русские. Так что теперь Нарва регулярно появляется в мировых СМИ, а западные репортеры перестали быть здесь в диковинку.

Никто не знает планов Владимира Путина, но если он действительно решит проверить солидарность Альянса, то Нарва - оптимальный плацдарм для "зеленых человечков"

Именно поэтому "Европейская правда" решила на месте разобраться с реалистичностью опасений о "русской угрозе". 

Нарва удивляет с первых минут пребывания. Она слишком не похожа на остальную Эстонию и выглядит как обычный постсоветский город, разве что достаточно благополучный.

Российско-эстонская граница проходит по реке Нарва и исторически является символом противостояния России и Запада.  Слева - российская крепость Ивангород, справа - Нарва 

Истоки этой ситуации нужно искать в середине прошлого века. Во время Второй мировой войны прежние жители бежали из разбомбленной и разрушенной Нарвы, а потом, с началом советской оккупации, новая власть препятствовала их возвращению, заселяя город русскими.

В то же время Нарва разбивает многолетние стереотипы российской пропаганды о нарушении прав русскоязычного населения.

Здесь скорее можно говорить о сложностях для эстоноязычных. Русская речь на улицах и в официальных учреждениях, двуязычные вывески и русскоязычные объявления.

Во всем городе есть лишь одна эстонская школа. В остальных преподавание ведется на русском языке, и лишь с 9-го класса 60% предметов должно преподаваться на эстонском. Этого достаточно, чтобы школьники овладели государственным языком, чтобы полноценно учиться в эстонских вузах. При этом экзамен на знание госязыка, сдаваемый по итогам 9-го класса, является достаточным подтверждением для получения гражданства. 

Согласно эстонскому законодательству, госслужащие должны владеть государственным языком. Но на выборные должности это требование не распространяется. Как результат - из 31 члена городского совета лишь треть свободно говорит по-эстонски, а треть – не знает языка вовсе.

 

Нередко возникают проблемы и с поиском кандидатов на государственные должности. Например, еще недавно было очень тяжело найти учителей, способных читать свой предмет на эстонском. 

В такой ситуации миграция населения происходит лишь в одном направлении – получив образование, молодежь стремится уехать... но не в Россию, а на Запад - в Таллинн, или еще дальше, в Западную Европу. Сами же эстонцы в Нарве селиться не хотят – слишком тяжело жить в инокультурной среде.

"Конечно, пятая колонна есть и у нас. В начале независимости в Нарве жило 360 отставников-военных и все в чине от майора и выше. Сейчас их меньше – около 200, и у многих есть дети, воспитанные в этих идеалах. Как правило, они и являются зачинщиками конфликтов. Однако это очень небольшое меньшинство", - уверяет "Европейскую правду" заместитель мэра Нарвы Антс Лииметс. 

Однако в мэрии заявляют, что не видят в этом больших проблем, и гордятся отсутствием этнических конфликтов. Впрочем, Антс Лииметс тут же добавляет – согласно социологии, этнические конфликты возникают, когда меньшинство составляет не менее 12%.

 Эстонцев в Нарве всего 3,5%. Выходит, что русским просто не с кем конфликтовать.

В качестве примера чиновник приводит события с Бронзовым солдатом – масштабные беспорядки в Таллинне в апреле 2007 года в связи с планами переноса мемориала советским воинам.

"Вы помните, что было в Таллинне? В Нарве тоже пытались сделать что-то подобное, но ничего не вышло. Хулиганы только побили окна в эстонской гимназии. А знаете почему? Потому что наша полиция – это такие же русские парни. Они пришли к той молодежи и по-русски сказали – не надо, а то будет плохо. И все!" - эмоционально рассказывает Лииметс.

В такой ситуации городские власти стараются уходить от любых конфликтов на языковой почве.

Судебные заседания должны вестись на эстонском? Но судьи – тоже русские, так что часто при согласии сторон заседания ведутся на русском и лишь потом решения переводятся на государственный язык. В мэрии уточняют – иногда даже не переводятся и судебные решения сдаются в архив на иностранном языке.

Антс разводит руками – такая уж городская специфика.

Последний конфликт на языковой почве – митинг нарвских таксистов, протестующих против государственного требования более глубокого  знания госязыка для "работников баранки".

В мэрии и тут готовы поддержать горожан. "Я часто в такси специально говорю на эстонском – и никаких проблем. Слово "улица" и цифры дома выучить нетрудно. Что еще надо?" - говорит заместитель мэра.

Он с самого начала разговора категорично заявил – до тех пор, пока пенсии в Эстонии в два раза выше, чем в РФ, никто в России жить не захочет, а поэтому волноваться незачем.

Подобную позицию разделяют и в Таллине. Недавно президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес заявил, что не разделяет опасений об угрозе Нарве. "Жители Нарвы переходят через реку в соседнюю страну - а они это делают часто, потому что там все дешевле, - и видят, какой там уровень государственных услуг и качества жизни. Если вы живете в Нарве, вы можете работать где угодно в Европе, если вы живете в Ивангороде, то вам сначала надо получить визу в Санкт-Петербурге", - заявил он в апреле.

При этом в мэрии Нарвы рассказали еще об одной немаловажной тенденции (однако также не считая ее угрозой) – 

подавляющее большинство жителей города пенсионного и предпенсионного возраста имеют российские паспорта.

Почему? Дело в том, что в РФ выходят на пенсию в 55-60 лет, а в Эстонии – в 60-65 лет. При этом российское законодательство позволяет получить гражданство и претендовать на пенсию всем, имеющим советский трудовой стаж.

Русскоязычные вывески - по всему городу 

Поэтому многие жители Нарвы получают второе гражданство и российскую пенсию, продолжая работать в Эстонии. А когда наступает пенсионный возраст по эстонскому законодательству – оформляют эстонскую пенсию.

Раньше даже умудрялись получать обе, но в последние годы Эстония ужесточила законодательство – приходится выбирать.

Причем далеко не факт, что отказавшись от российской пенсии, горожане отказываются от российского  гражданства.

Вот и получается – город, откуда молодежь старается уехать, а остаются те, кто не нашел себя в новой жизни. Причем часто – с гражданством соседней страны.

Город выглядит под стать. С одной стороны – отреставрированные за госсчет оставшиеся памятники старины и речной променад, с другой – неуютная остальная часть города с советской застройкой.

 

На таком фоне не удивляют ни машины с "колорадскими" лентами и подобной атрибутикой, ни стикеры "Эстония за "Зенит", ни объявления, где лучше открыть годовую российскую визу.    

Еще один символ компромисса местных властей – памятник Ленину. Его как бы и убрали, но разместили без пьедестала перед местным музеем – вроде как экспонат. 7 ноября у монумента лежат свежие гвоздики.

Сами жители крайне неохотно отвечают на любые вопросы о соседстве с РФ и о судьбе города в Эстонии. "Зачем вам это? Вы что, хотите нас рассорить?" - таков наиболее частый ответ.

Чуть более откровенен Сергей, учащийся одной из русскоязычных школ. "Эстонское гражданство дает больше возможностей, чем российское. Например, можно уехать работать в Англию или Швецию", - говорит он. На уточняющий вопрос, считают ли так же его родители, смущенно отвечает: "Не совсем".

Остается вопрос: осторожная национальная политика позволяет избегать конфликтов, но делает ли она жителей Нарвы патриотами Эстонии?

Вопрос очень важный, ведь, как показал прошлый год, "русскому миру" удается закрепиться там, где "пятая колонна" соседствует с безразличием большинства жителей. 

В Нарве, похоже, есть обе составляющие.

Простой пример – группа мужчин в парке, за пятьдесят лет и "под сорок градусов", оживленно обсуждают футбол и "следующую игру наших". Под "нашими" оказывается сборная России, а вовсе не Эстонии.

Этот вопрос корреспондент ЕвроПравды задал в мэрии Нарвы последним: уверены ли они, что в случае конфликта местные жители не встанут на сторону агрессора? В том числе – и полиция, и многие чиновники?

Заместитель мэра долго подбирал слова, а потом ответил, понизив голос:

"Очень может быть. Но они же должны понимать, что тогда отношение к ним будет еще хуже, чем к эстонцам – они вроде как работали на врага. Они же должны это понимать"…

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua