Выборы в Австрии и победа ультраправых: что изменится для Украины и Европы

Вторник, 26 апреля 2016, 16:20 — Ярина Степанюк, Ростислав Томенчук, УИМП
Фото www.oe24.at

В маленькой, но зажиточной Австрии стабильность и нейтралитет – это фактически национальные ценности.

Однако Европа сейчас переживает не лучшие времена.

Греция, кризис еврозоны, беженцы, гибридные атаки российских СМИ, рост популизма в политике – все это разбалансирует даже самые законсервированные политические системы.

Все без исключения президенты послевоенной Австрии были представителями одной из двух крупнейших политических сил – Социал-демократической партии (SPÖ) или консервативной Народной партии (ÖVP).

И хотя отрицательная динамика их поддержки наблюдается уже давно, центристские силы доминировали в политике Австрии более семидесяти лет.

2016 год нарушил эту традицию.

Во второй тур выборов президента не попали ни одна из традиционных партий власти.

Лидером гонки стал ультраправый политик.

Стоит отметить, что полномочия президента Австрии довольно ограничены. Глава государства выполняет преимущественно репрезентативную функцию, представляя страну на международной арене, а также обеспечивает политический баланс между различными общественными настроениями и ветвями власти внутри страны.

Ключевые решения обсуждаются парламентом и воплощаются правительством, за президентом остается роль "морального авторитета" и в отдельных случаях – арбитра.

За высший пост в стране боролись шесть кандидатов. Лидерские позиции в рейтингах занимали трое: экс-глава партии Зеленых доктор Александер ван дер Беллен (Alexander van der Bellen, 72 года), представитель крайне правой "Партии свободы" Норберт Гофер (Norbert Hofer, 45 лет) и единственная женщина-кандидат, судья, бывший президент Верховного суда Австрии Ирмгард Грис (Irmgard Griss, 69 лет).

Таким образом, представители "традиционных партий власти" не вошли даже в число фаворитов.

Частично проблема в том, что представители двух крупнейших политических сил были лишь запасными вариантами для обеих партий.

Внезапная смерть в 2014 году представительницы SPÖ Барбары Праммер, которой прочили чуть ли не победу, заставила искать другого кандидата, которым стал бывший министр социальной политики 64-летний Рудольф Хундсторфер. Консерваторы еще в начале избирательной кампании тоже собирались выдвигать другого кандидата, но в конечном итоге остановились на кандидатуре 74-летнего Андреаса Коля, экс-президента Национального совета. Оба получили по 11% голосов избирателей – худший в истории своих партий результат.

Но главной сенсацией стало то, что наибольшую поддержку в первом туре получил кандидата от крайне правой силы (FPÖ) Норберт Гофера. Он вышел во второй тур с 35% голосов и отрывом почти в 14% от ближайшего конкурента, Ван дер Беллена.

Предвыборные рейтинги давали ультраправым второе место с поддержкой не более 20%, а на пятки ему наступала демократическая либеральная кандидатка Ирмгард Грис.

Но австрийцы дали волю эмоциям, поддержав популистскую риторику ультраправых.

Причем речь не идет о пассивности избирателей, которая нередко сопровождает победу радикалов.

Наоборот – явка в 68,5% свидетельствует о высоком интересе граждан к выборам. Складывается впечатление, что австрийцы пришли на участки, чтобы избрать стратегический курс страны.

И, к слову, Австрия не первая страна, что проходит такой путь. Это превращается в тенденцию.

Есть надежда, что риторика кандидатов и политиков самого высокого уровня в Австрии изменится перед вторым туром голосования, который состоится 22 мая. Что активизируются проевропейские тезисы, а часть избирателей пересмотрят свои предпочтения.

Но не стоит исключать и возможную победу президента-праворадикала.

Что значат эти выборы для Австрии?

Поскольку президент имеет ограниченные полномочия, кампания не была построена на экономических обещаниях. Речь шла о видении политики Австрии и ее роли на международной арене.

Улыбчивый, харизматичный молодой политик Норберт Гофер критикует как Европу, за перекладывание проблем и долгов на будущие поколения, так и правительство SPÖ-ÖVP – за неправильную политику в отношении мигрантов, ведь "Австрия должна заботиться в первую очередь о собственных гражданах".

"Дружеское" лицо партии", как его называют в FPÖ, умело стреляет и иногда носит с собой оружие, ведь "когда наступают смутные времена, люди всегда пытаются себя защитить".

Мигранты – центральная тема кампании.

За 2015 год Австрия получила 90 тысяч заявок на получение убежища, она вторая по популярности страна Европы среди беженцев. Несмотря на довольно жесткую миграционную политику правительства Австрии, для правых сил еще остается достаточно пространства для заигрывания со страхами людей.

Во многих вопросах диаметрально противоположную позицию занимает профессор Александер ван дер Беллен, который будет противостоять правым во втором туре.

Поддержанный партией Зеленых, но формально независимый кандидат, он считает приоритетом права и свободы человека, выступает за дружбу с США и с Европой, за решение кризиса мигрантов на общеевропейском уровне. Мобилизация электората демократической Ирмгард Грис и закрепление на центристских позициях может обеспечить экс-зеленому кандидату достаточно поддержки, чтобы не допустить к президентству крайних популистов.

Еще одна важная тема кампании – трактовка полномочий президента страны.

Все трое лидеров гонки предлагали увеличить влияние главы государства на правительственную политику. Александер ван дер Беллен предупредил, что в случае победы FPÖ (Партия Свободы) на парламентских выборах 2018 года он, как президент, не будет номинировать лидера правых на пост канцлера Австрии.

Это позиция, которая не противоречит конституции, но нарушает венские политические традиции. Ни один президент Австрии после Второй мировой войны не отказывался номинировать на пост канцлера лидера партии-победителя парламентских выборов и не пользовался правом роспуска правительства.

В ответ на такое заявление Норберт Гофер назвал конкурента "фашистским зеленым диктатором", который игнорирует волю граждан, высказанную на выборах.

Сам правый кандидат собирается в случае избрания президентом распустить правительство, если то и дальше "будет позволять мигрантам каждую неделю путешествовать через Австрию в Германию".

Сквозной линией через всю предвыборную кампанию проходит популизм.

Ведь у президента нет реальных полномочий и влияния ни на миграционную политику, ни на отношения с ЕС.

Но люди хотят слышать заявления о том, президент страны имеет значительно больше полномочий, чем все привыкли. И граждане начинают верить, что придет новый лидер и решит проблемы, с которым якобы не справляется правительство.

Что значат эти выборы для Европы?

Норберт Гофер в случае победы вынужден будет отказаться от своих безответственных лозунгов, которые действуют исключительно на избирателей.

Если ему удастся победить во втором туре, то тезисы вроде "в Австрии снова должны относиться с уважением", "Европа для Австрии - приемлемый вариант, пока не идет речь о вступлении Турции" только навредят сильной и влиятельной Австрии внутри ЕС и ослабят ее позиции во внешней политике.

Европа уже имеет неприятный опыт отношений с австрийской Партией Свободы.

В 2000 году эта партия вместе с консерваторами образовала большинство и правительство, в которое вошел руководитель крайних правых Йорг Гайдер.

Европа отреагировала бойкотом и дипломатическими санкциями.

Для Европы эти выборы – очередной вызов, который подтверждает неуверенность в "завтрашнем дне". Это выливается в поддержку безответственных, но красноречивых политиков.

Радикализация настроений во многих странах Европы, в левую или правую сторону политического спектра – это тенденция, на которую уже нельзя закрывать глаза.

Австрийские выборы означают для Европы и необходимость больше заботиться о собственной информационной безопасности. Расшатывание стабильности и единства внутри Европы происходит и средствами информационной кампании России, которая охотно поддерживает как популистские лозунги, так и крайние настроения.

Что значат эти выборы для Украины?

Австрия не относится к наиболее дружественным к Украине странам Европы.

Вена пытается как можно осторожнее высказываться о России и занимать нейтральную позицию. Политика "равноудаленности" Вены от Вашингтона, Москвы и даже Брюсселя имеет под собой экономическую подоплеку. Его причина – российский бизнес и энергоресурсы.

Избрание нового президента Австрии дает мало надежд для украинцев.

Во-первых, президент все-таки имеет ограниченное влияние на политику правительства. При этом кандидаты не являются проукраинскими. Александер ван дер Беллен, сын беженцев из СССР и борец за права человека, подчеркивает, что не является приверженцем политики Путина.

В то же время он частично оправдывает действия России в Крыму.

"Нужно понимать, что причиной (главным мотивом) аннексии Крыма был не вступление в ЕС, а вступление в НАТО. Россия была бы отрезана от Черного моря...

О том, что Путин будет спокойно за этим наблюдать, не может думать реально мыслящий в политическом смысле человек. Не говоря о том, что Крым всегда был российским. Только по желанию Хрущева он стал украинским. Точнее говоря, Крым был территорией татар".

Профессор пытается обосновать логику РФ: "...европейские медиа даже не пытаются понять позицию России, которой совсем не нужен НАТО на ее границах, ведь за последние 200 лет захватчики всегда приходили в Россию со стороны Украины..." (очевидно, речь идет о географии).

С ультраправыми, конечно, ситуация еще хуже.

Норберт Гофер вообще заявил о необходимости признания Крыма российским,

чем вызвал возмущение в украинских и мировых СМИ. Посол Украины в Австрии Александр Щерба отметил, что своими заявлениями об ошибочности непризнания миром аннексии Крыма Россией лидер австрийской Партии Свободы "решил примерить косоворотку русского националиста".

Но посмотрим в глаза реальности: именно эти кандидаты победили.

Это свидетельствует о снижении градуса поддержки Украины среди австрийцев, которые, похоже, готовы закрыть глаза на многие вещи, когда речь идет о выгодном экономическом партнерстве и о более прагматичной политике в отношении России.

Каким бы ни был уровень влияния будущего президента на политику правительства, глава государства для Австрии – в первую очередь моральный авторитет. А мораль, как видим – вещь относительная и персонифицированная.

Авторы: Ярина Степанюк, Ростислав Томенчук,

Украинский институт международной политики

Публикация осуществлена в рамках проекта УИМП "Результаты выборов в странах-партнерах Украины"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua