НАТО для самых маленьких. Как бывший военный противник стал членом Альянса

Понедельник, 23 мая 2016, 11:20 — Артьом Георганов, для Европейской правды
Фото NATO

18 мая НАТО сделал предпоследний шаг к тому, чтобы в скором времени пополниться новым, 29-м членом.

Главы МИД стран НАТО подписали протокол о вступлении Черногории в Альянс. Почти две тысячи солдат и офицеров, представляющих собой Черногорскую армию, по мере возможности усилят крупнейший военно-политический блок на планете.

Впервые в Альянс войдет страна, против которой НАТО проводил военную операцию:

в 1999 во время операции в Югославии на Черногорию падали НАТОвские бомбы.

Первое с 2009 года расширение НАТО - это хороший повод поговорить не только о хитросплетениях черногорской политики, но и о самом Североатлантическом альянсе и новых для него угрозах.

Что такое Черногория и как она оказалась в НАТО

Все, чем сопровождается вступление Черногории, мы уже неоднократно слышали и видели на протяжении последних 20 лет.

"Мы идем по пути демократического развития нашей многоэтнической страны, чтобы вступить в союз демократических государств. Наши граждане получат возможность определять будущее нашей страны. Мы не можем остановить эти процессы, здесь нет никакой альтернативы, это часть нашей повседневной жизни, это будущее", - прокомментировал подписание протокола премьер-министр Черногории Мило Джуканович.

Эти слова похожи на риторику всех восточноевропейских лидеров сразу.

Когда в 1990-х НАТО начал свое шествие на Восток, это событие воспринималось как важнейший акт "возвращения" в Европу бывших узников социализма, признания равноправия со стороны западных партнеров и одновременно - как верительная грамота о полной независимости от Москвы.

В отличие от других стран Востока Европы, Черногория решила пойти особым путем. Вопреки множеству референдумов, воодушевленно провозглашающих распад СССР и Югославии,

Черногория явилась тем единственным исключением, проголосовавшим за отказ от независимости в пользу сохранения себя в Югославии и Югославии в себе.

В войне, последовавшей за распадом СФРЮ, черногорские военные и полицейские части принимали участие в боях на стороне сербских сил, в частности, в провальной с военной точки зрения и катастрофической с позиции пиара осаде Дубровника (1991-1992), который официальный Титоград провозгласил "исторически связанным" с Черногорией городом, всерьез намереваясь включить в состав страны.

Во время косовского конфликта конца 1990-х Черногория уже старалась держаться в стороне - да и происходил он несколько дальше.

К тому времени первый президент Черногории Момир Булатович (1990-1998), верный (насколько этом возможно для коммуниста) союзник Милошевича и ярый сторонник сербского Косова, уступил президентство Мило Джукановичу.

Тем не менее, Черногории, связанной с сербами узами единого государства, досталось от НАТОвских бомбардировок: 8 человек погибли, несколько военных и гражданских объектов, в основном в районе аэропорта Подгорицы, были разрушены.

Военная операция НАТО, крах Милошевича, "Бульдозерная революция" в Белграде стали поворотным пунктом не только в сербской истории, но и в черногорской.

Джуканович быстро переориентировался из сторонника Милошевича в ярого оппозиционера, возглавив процесс обретения Черногорией полной независимости, которая с небольшой промежуточной остановкой в виде Конфедеративного государства Сербии и Черногории была достигнута в 2006 году.

С этого момента черногорское правительство решительно поставило страну на европейскую траекторию развития, стараясь максимально интегрироваться в европейские институты, наверстывая упущенное в 1990-х.

Уже в 2008-м Подгорица шокировала Белград, признав независимость Косова (сербское правительство даже отзывало своего посла из Черногории).

 Черногорская армия. Фото sofiaglobe.com

В 2009 году Черногория подписала план действий по членству в НАТО. В 2010 получила статус страны-кандидата на членство в ЕС. Еще в 2002 году в одностороннем порядке (т.е. без вхождения в официальную еврозону) евро был принят в качестве национальной валюты.

После начала украинского кризиса - еще в 2014 году - Черногория присоединилась к санкциям ЕС против России.

Это вызвало предсказуемую реакцию Москвы и осуждение со стороны местных просербских/пророссийских (что в Черногории часто одно и то же) политиков и активистов, предвкушающих, помимо прочего, снижение потока российских туристов.

Российских туристов действительно приехало намного меньше, но не столько из-за "антироссийской" политики, сколько из-за падения российского туристического рынка. Россияне стали меньше ездить отдыхать по всем направлениям, не только в Черногорию. Но турсектор это не убило: местные операторы не без успеха принялись активнее привлекать европейских туристов.

В мейнстриме местных СМИ в целом превалирует европейская позиция, осуждающая российские действия.

Другое дело, что на местном рынке в большом количестве присутствуют сербские СМИ, многие из которых (но не все) вещают с пророссийских позиций, у них здесь заметная аудитория.

При этом многие граждане страны идентифицируют себя как сербы, на севере и востоке страны таких даже большинство.

Но это не помешало Черногории за исторически короткий период времени

пройти путь от страны, причастной к бомбардировкам Дубровника, причисленного к объектам Всемирного наследия ЮНЕСКО, от союзницы сербского национализма к стране, не видящей альтернативы европейской модели развития.

При этом, в отличие от отношений, скажем, России и Украины, развитие Черногории не идет в направлении, противоположном от такового для Сербии.

В Черногории сохраняются хорошие экономические и культурные связи с Сербией. В какой-то мере она все еще остается частью сербского культурного пространства, но в последние 15 лет предсказуемо наметился тренд на отход Черногории от сербского наследия.

Черногорский диалект сербского языка проделывает путь, схожий с тем, который некогда уже прошел хорватский язык. В исторической политике делается акцент на продолжительной государственной традиции Черногории (единственная Балканская страна, так и не покоренная Османской империей).

И даже в церковном вопросе есть тренд на обособление. Отношения Черногорской церкви и Сербской православной церкви очень схожи с отношениями Киевского патриархата и РПЦ.

Между тем Сербия также декларирует своей целью вступление в ЕС. Так что временами можно говорить об общем векторе, где Черногория опережает восточного соседа.

За и против НАТО

Безусловно, такой разворот всей политической повестки страны не прошел безболезненно. Еще в октябре прошлого года Подгорица столкнулась с массовыми акциями протеста.

Тогда наиболее радикальная часть протестующих, в том числе и под сербскими флагами, спровоцировала столкновения с силами правопорядка. Полиция откликнулась на вызов, в ход пошли слезоточивый газ и светошумовые гранаты.

Масштабный, по черногорским меркам, протест был направлен не только и не столько против НАТО, как лично против премьер-министра Мило Джукановича, главного идеолога политики ускоренного вступления в Альянс.

Своеобразность ситуации состоит в том, что

правящая Демократическая партия социалистов Черногории, она же последовательный проводник проевропейского курса, является прямым наследником Союза коммунистов Черногории.

Это как если бы за проевропейскую политику в Украине отвечала КПУ. Тяжелое наследие социалистической Югославии дает о себе знать, крупнейшая оппозиционная партия тоже левая — Социалистическая народная партия Черногории.

Обе эти партии как раз и являются продуктом раскола 1998 года, когда одни социалисты выступили против Милошевича, а другие были готовы идти с Сербией до конца.

Теперь же просербские социалисты являются силой, выступающей против НАТО, но при этом за ЕС. Даже самые левые социалисты в нынешней Черногории не могут быть в полной оппозиции к реальности и выступать против членства в Евросоюзе.

Роль наиболее решительных борцов с реальностью (и с Евросоюзом также) взял на себя правый фланг черногорской оппозиции, имя ему - Новая сербская демократия.

 Митинг против вступления в НАТО. Фото Reuters

Партия настолько просербская (и, как следствие, пророссийская), что у них даже есть договор о сотрудничестве с "Единой Россией". Злые языки говорят, что значительная часть финансирования партии приходит оттуда же.

Но, как это часто бывает, сербская "диаспора" оказались радикальнее политиков "большой родины".

Официальный Белград фактически проигнорировал подписание протокола о вступлении Черногории в НАТО.

В тот самый день, когда Черногория де-факто вступила в Альянс, в Белграде сербский министр обороны встречался с руководителем миссии НАТО.

Обсуждались вопросы дальнейшего развития сотрудничества между Сербией и НАТО в рамках программы партнерство ради мира, кооперация между Сербской армией и KFOR - все что угодно, кроме вступлении Черногории в Альянс.

На следующей день, 19 мая, сербский премьер-министра Александр Вучич встречался с российским послом. В свою очередь и эта возможность каким бы то ни было образом высказаться по поводу членства Черногории в НАТО была блестящим образом проигнорирована сербской стороной. Во всяком случае, публичных заявлений об этом не прозвучало.

Зачем НАТО Черногория?

Вопреки мнению адептов теории заговора, никто единолично не принимает решение о включении какой бы то ни было страны в Альянс.

Необходимо соответствовать формальным требованиям, пройти оговоренные процедуры, получить одобрение остальных членов Альянса - и ты в деле.

Иногда даже не обязательно иметь вооруженные силы (как в Исландии), или иметь чисто номинальные (как в Люксембурге). В этом смысле вступление страны в НАТО - прежде всего результат долгосрочных реформ и последовательно проевропейской политики.

Но при этом за вступлением Черногории в Альянс прослеживается долгосрочная стратегия Европы по стабилизации бывшей Югославии.

После Дейтонских соглашений, погасивших самый яркий пожар на развалинах бывшей СФРЮ, но не решивших всех ее проблем, в Европе пришли в выводу, что преодолеть все разрушительные последствия Югославского кризиса можно лишь путем интеграции всех бывших социалистических республик в Европейские институты.

Вне "НАТОвского зонтика" все еще остаются Черногория и Македония (карикатура gulfnews.com)

И в этом ключе вступление в НАТО Черногории - важный этап этого долгосрочного и нелегкого процесса.

Для большинства жителей Восточной Европы в акте вступления в военно-политический блок НАТО ключевое слово все-таки "политический".

НАТО воспринимается как Альянс схожим образом устроенных демократических государств. Статус страны-члена НАТО воспринимается как атрибут нормальности и признак успешной международной социализация.

Но, помимо этого, черногорцы теперь могут спать спокойно: их безопасность гарантирована. Причем во многом - за чужой счет.

Ранее беззащитное воздушное пространство страны, лишенной собственной боевой авиации (один современный истребитель стоит больше всего военного бюджета Черногории), будет закрыто авиацией Италии.

А в условиях фактического превращения Адриатического моря во "внутреннее озеро" НАТО старенькие черногорские фрегаты, один из которых до сих пор называется в честь города в Сербии (представляете себе украинский фрегат с названием "Новосибирск", даже до весны 2014 года?) наконец-то уже можно пустить на слом и сэкономить еще несколько миллионов евро в год.

Конечно, вступление в НАТО — это еще и потеря части суверенитета. Ведь фактически страна делегирует союзникам свое право на объявление войны.

Статья 5 Североатлантического договора о коллективной защите предполагает, что вооруженное нападение на одну из стран-участниц будет рассматриваться как нападение на них всех. Хотя с 1949 года, когда был учрежден Альянс и была придумана эта формула, многое изменилось.

Терроризм вытеснил страх перед советскими танками. Реалии XXI века размывают грань между военным вторжением и гражданскими беспорядками и усложняют задачу определение адекватной и симметричной реакции на такие "гибридные" угрозы.

Хотя сейчас, "благодаря" российской угрозе, скучавшие НАТОвские генералы вновь оказались востребованы и, как в старые добрые времена, начали отрабатывать масштабные переброски маневренных сил на большие расстояние, США стали возвращать из Азии в Европу тяжелую технику, британские адмиралы - убеждать соотечественников в необходимости потратить пару сотен миллиардов фунтов на перевооружение ядерного подводного флота новыми межконтинентальными ракетами.

НАТО снова в деле. Альянс готов показать, что он силен, как никогда, ведь у него теперь на одного нового члена больше.

 

Автор: Артьом Георганов,

докторант Университета Софии по специальности "политология"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua