"Выбирай: ты посол или женщина?" МИД начинает борьбу с гендерными стереотипами

Вторник, 27 сентября 2016, 14:00 — Ирина Тишко, НаУКМА

В Украине госуправление до сих пор считается преимущественно "мужским делом", а дипломатия – и подавно. И хотя за последние два года существенно возросло количество женщин на должностях послов Украины, в целом положение не изменилось.

Да и в обществе нет единого мнения о причинах такой ситуации – в то время как одни говорят, что дело в дискриминации, другие отрицают это и объясняют, что вопрос – в квалификации кандидаток.

"Европейская правда" публикует статью-исследование по этому поводу, а также о том, как меняется участие женщин в руководстве дипслужб в Украине и в других государствах мира.

* * * * *

Недавно мы стали свидетелями того, как посол США в Украине Мари Йованович передала верительные грамоты президенту Украины Петру Порошенко.

С одной стороны – вполне привычная процедура для вновь прибывшего посла иностранного государства. Однако хочу заметить, что произошло беспрецедентное событие – впервые американское посольство в Украине возглавила женщина.

Вместе с тем американка лишь продолжила тенденцию феминизации дипломатических представительств в Украине. В прошлом году с дипломатическими миссиями прибыли послы Великобритании (Джудит Гоф), Франции (Изабель Дюмон). Кроме них, за последние несколько лет дипмиссии в Украине возглавили представительницы Словении (Наташа Прах), Австрии (Гермине Поппеллер), Португалии (Мария Криштина Серпа ди Алмейда), Албании (Шпреса Курета), Буркина-Фасо (Мари Одиль Банкоунгоу Балима), Люксембурга (Мишель Праншер-Томассини), Ливана (Клод Халиль Аль Хажал), Новой Зеландии (Венди Хинтон), Перу (Марта Чаварри-Дупуй).

Никто не станет отрицать, что сейчас для Украины дипломатический фронт не менее важен, чем восточный, иногда там идут очень ожесточенные "бои".

Почему страны, которые гарантируют сейчас безопасность Украины, сделали ставку на женщин-дипломаток?

Считается, что одна из важных сфер дипломатии, где активно проявляют себя женщины – это "мягкая" политика, то есть ненасильственная политика, цель которой – не завоевание власти над кем-либо, а использование ее для улучшения жизни людей, сосредоточение на проблемах равенства, развития, мира.

Сегодня такая политика – это предотвращение и разрешение конфликтов в этнической сфере и горячих точках, а также повышение уровня безопасности в регионах посредством активизации потенциала женщин.

Вероятно, ведущие европейские страны не только обеспечивают гендерное равенство во внешнеполитических ведомствах, но и доверяют женщинам вопрос мирного урегулирования войны на востоке Украины.

В целом традиция назначать женщин послами в другие страны – достаточно новая. С начала 1990-х в мире произошел явный прорыв в феминизации внешнеполитических ведомств. Самыми успешными в этом вопросе стали скандинавские страны – Норвегия, Швеция и Финляндия. В частности, у Норвегии больше всего женщин-послов в Европе – 30%, тогда как в 1995 году их доля составляла 8,5%.

У США один из самых высоких средних показателей количества женщин во главе дипмиссий в мире – 31%.

Филиппины идут впереди всех, ведь у них 40% женщин среди послов. В ближневосточных странах самое низкое представительство женщин на государственных дипломатических должностях, но Египет и Тунис нарушают такую тенденцию, время от времени назначая женщин на должности послов.

В странах Персидского залива очень незначительное количество женщин возглавляют дипломатические представительства, но если сравнить эти данные с показателями десятилетней давности, когда женщины вообще не назначались на должности послов, то стоит отметить прогресс. Первым нарушил традиционные правила Кувейт, который в 1993 году назначил женщину на должность посла. Далее к нему присоединился Бахрейн, у которого в 2012 году насчитывалось четыре посла-женщины.

Что же касается Украины, то ситуация выглядит печально.

Ситуация с обеспечением гендерного равенства во внешнеполитическом ведомстве далека от идеальной – мы настойчиво и системно не выполняем наши международные обязательства по гендерному представительству в органах власти. В ст. 8 Восьмого периодического доклада о выполнении Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин говорится о том, что в настоящее время соотношение мужчин и женщин в аппарате МИД Украины составляет примерно 70% на 30% от общего числа сотрудников.

Однако в 2015 году из 600 сотрудников в МИД только 38 женщин занимали руководящие должности.

Но при таком подсчете к руководящим должностям относят и начальников отделов и руководителей секторов, которые в рамках до сих пор не реформированной командно-административной системы государственного управления практически не влияют на принятие решений, а тем более по рангу не соотносятся с должностью посла Украины за рубежом.

Если ограничиться только теми руководящими должностями, занимая которые, действительно можно влиять на систему принятия решений и быть назначенными на должности послов, то таких женщин сейчас четыре. Это одна должность заместителя министра, две должности директора департамента и одна – начальника управления.

Такая ситуация внутри ведомства свидетельствует о вертикальной гендерной сегрегации, которая приводит к неравномерному распределению мужчин и женщин на различных уровнях.

Сейчас из 84 должностей послов лишь четыре занимают женщины – это Татьяна Ижевская (при Святом Престоле), Наталия Галибаренко (Великобритания), Инна Огнивец (Португалия) и Любовь Непоп (Венгрия), а это менее 4%.

Кстати, трех из этих женщин назначил нынешний президент.

В Украине, начиная с 1990-х годов, три женщины (Наталия Зарудная, Наталия Галибаренко, Елена Зеркаль) занимали должность заместителя министра иностранных дел Украины или равнозначную ей (заместителя государственного секретаря Украины), восемь женщин были назначены на должности послов и представителей Украины в международных организациях, семь женщин были генеральными консулами.

Учитывая, что они занимали несколько должностей одновременно (по совместительству) или переводились из одного дипломатического представительства в другое, общее число номинаций женщин на должности послов и представителей при международных организациях достигает 19.

В истории украинской дипломатии не упоминается ни одной женщины, которая возглавляла внешнеполитическое ведомство или формировала политику внешних сношений государства. Десятки фамилий со времен Киевской Руси и до сих пор – мужские.

Не во всех странах Европы ситуация выглядит лучше. Например, больше всего женщин среди руководителей дипломатических ведомств за всю историю в Швеции – 7, Грузии – 3, по две женщины в Дании, Германии, Кубе, Финляндии, Хорватии. Одна женщина–министр иностранных дел – в Болгарии, Великобритании, Италии, Латвии, Лихтенштейне, Македонии, Молдове, Польше, Сан-Марино, Венгрии, Франции и Черногории.

В остальных, включая Украину, внешнеполитическое направление остается "мужским клубом".

В то же время определенным прорывом в этом направлении можно считать тот факт, что в 2014 году впервые в истории украинского парламентаризма комитет Верховной рады по иностранным делам возглавила женщина – Анна Гопко.

Европейский контекст диктует реформирование внешнеполитического ведомства Украины. После принятия закона "О государственной службе" в Верховной раде должен появиться новый закон "О дипломатической службе", который должен предложить совершенно новые правила существования украинской дипломатии, адекватные вызовам времени.

Реализация гендерной политики в этом ведомстве является одним из элементов реформы.

Для ведения политики гендерного равенства есть необходимая законодательная база – это закон "Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин", который определяет гендерное равенство как "равный правовой статус женщин и мужчин и равные возможности для его реализации, что позволяет лицам обоих полов принимать равное участие во всех сферах жизнедеятельности общества", закон "О государственной службе", в котором тоже гарантируется "...обеспечение равного доступа к государственной службе" и закон "О дипломатической службе", основанный на законе "О госслужбе".

Однако гарантии равенства остаются лишь на бумаге. Наряду с этой проблемой существует и ряд других. В частности,

женщины, занимающие самые высокие посты в дипломатической службе, продолжают делать жесткий и порой нелегкий выбор между карьерой и семьей.

Однажды моя знакомая дипломатка на вопрос, есть ли дискриминация в дипломатической сфере, ответила, что ее нет и женщине надо просто выбрать: либо ты женщина, либо ты посол. Однако вряд ли мужчины ставят перед собой подобный выбор...

В соответствии со статьей 106 Конституции Украины и статьей 13 закона Украины "О дипломатической службе" президент Украины "назначает и увольняет глав дипломатических представительств Украины в других государствах и при международных организациях; принимает верительные и отзывные грамоты дипломатических представителей иностранных государств".

В июле 2014 года президент акцентировал внимание на увеличении количества женщин-дипломатов в странах ЕС. Он, в частности, поручил министру иностранных дел Павлу Климкину увеличить представленность украинских женщин-дипломатов в странах-членах Европейского Союза.

Положительным шагом в этом направлении можно считать назначение министром четырех женщин-дипломатов на должности генеральных консулов в 2015 году. Это те дипломатки, которые потенциально через некоторое время могут претендовать на должности послов и будут иметь соответствующий опыт для этого назначения.

Так что ждем новых назначений и новых дипломаток ;)

 

Авторша: Ирина Тишко,

магистресса публичного администрирования НаУКМА

Авторша благодарит Чрезвычайного и Полномочного Посла Украины в Великобритании Наталию Галибаренко, эксперток Елену Захарову, Марфу Скорик, Тамару Марценюк, супругу посла Украины в США Людмилу Мазуку, экс-министра иностранных дел Владимира Огрызко за помощь и поддержку в проведении исследования

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua