Корейский путь не для Украины: почему мы не повторим опыт "азиатского тигра"

Понедельник, 3 апреля 2017, 11:52 — , VoxUkraine

В последний день марта Корея вернулась в сводки международных новостей.

В пятницу бывший президент этой страны Пак Кын Хе была арестована в связи с коррупционным скандалом, который перед тем привел к ее импичменту. Пак Кын Хе обвиняют во взяточничестве, злоупотреблении властью, утечке государственной тайны.

Она – не первый корейский президент, попадающий под преследование. Но Му Хен (президент в 2003-2008 годах) был обвинен во взяточничестве и покончил жизнь самоубийством. Ким Йон Сам столкнулся со схожими обвинениями, его сын оказался в тюрьме. Обвинения в коррупции были предъявлены также экс-президентам Чон Ду Хван (1980-1988) и Ро Дэ У (1988-1993), а семья первого до сих пор выплачивает украденные у государства $380 млн.

Бескомпромиссная борьба с коррупцией на высшем уровне стала одной из причин экономического успеха этой восточноазиатской страны, но не единственной причиной.

"Европейская правда" публикует сокращенную версию статьи-исследования, подготовленной VoxUkraine, о росте "азиатского тигра".

* * * * *

Республика Корея, или, как ее чаще называют после Корейской войны 1950-53 гг., Южная Корея является уникальной страной с точки зрения экономического роста. За 50 лет, с 1960 по 2010-й, ВВП на душу населения в постоянных ценах (то есть если исключить инфляцию) по паритету покупательной способности (ППС) вырос в 25 раз.

Сейчас Корея – высокоразвитая страна, член "Большой двадцатки", 11-я экономика мира по размеру.

Но наиболее показателен ее скачок, если сравнить ВВП на душу населения с Северной Кореей.

Источник: Maddison Project Database

Это может показаться странным широкой публике, но на сегодня в экономическом сообществе нет консенсуса по поводу того, что именно помогло Корее достичь таких успехов. Цель этой статьи – попытка описать факторы и политики, имевшие влияние на развитие корейской экономики, и сформулировать возможные уроки для Украины.

Развитие экономики Кореи обычно разделяют на три периода: импортозамещение, экспортоориентированность, индустриализация.

Первый период, 1953-1961: импортозамещение

После окончания войны Южная Корея была беднее, чем большинство стран Африки, не говоря уже о Европе. Большинство капитала и земель до независимости находились в собственности японских колонизаторов. Эти активы были конфискованы в пользу государства и приватизированы после окончания Второй мировой войны, часто покупателями были мощные семейные группы со связями.

Первой попыткой запуска экономического роста была популярная на тот момент идея импортозамещения – "самодостаточности" экономики.

Для ее реализации правительство ввело высокие (до 77% цены) импортные тарифы, импортеры должны были получать специальное разрешение на ввоз продукции, одновременно существовало несколько обменных курсов. Эта политика позволила нажиться ряду приближенных к власти бизнесменов, которые позднее сформировали "семейные корпорации", или чеболи, но как политика она была провальной – средние темпы роста в это время были на уровне 5,5%, что очень мало для страны, которая восстанавливается после войны.

Не помогла даже безвозвратная финансовая, техническая и гуманитарная помощь от США, которая составляла до 10% ВВП Кореи в год.

В 1960 году проходят очередные президентские выборы, в которых с большим отрывом побеждает 85-летний президент Ли Синман. Выборы проходили со значительными нарушениями и вызвали массовые студенческие протесты (армия открыла огонь по протестующим, убив 180 и ранив тысячи гражданских), которые приводят к свержению режима Ли Синмана.

Результатом была кратковременная "Вторая корейская республика", которую менее чем за год свергла военная хунта во главе с Пак Чон Хи, возглавившим страну.

Второй период, 1962-1972: экспортоориентированность

Пак Чон Хи был непримиримым противником коммунизма, что не помешало ему активно внедрять государственное вмешательство в экономику, создание и имплементацию пятилеток и незаконное преследование политических оппонентов. На первом этапе он попытался проводить активную борьбу с коррупцией и бизнесменами, приближенными к предыдущей власти, однако до каких-либо значительных "посадок" дело не дошло, а связь между крупным бизнесом и властью только усилилась.

От провальной политики импортозамещения перешли к ориентации на экспорт.

Очень важно понимать геополитическую ситуацию начала 1960-х годов: Корея улучшает отношения с бывшим колонизатором – Японией (Япония выплачивает многомиллионные компенсации) и в обмен на военную и политическую поддержку действий США во Вьетнаме получает доступ к закупкам, проводимым США для ведения кампании.

Доходы Кореи от контрактов, связанных с войной во Вьетнаме, только в 1967 году оцениваются в 185 млн долларов, или около 4% ВВП страны за этот год.

Закупки не только давали валюту для приобретения современного импортного оборудования, но и создавали гарантированный рынок сбыта и помогали получить навыки, которые потом можно было использовать в других проектах.

В результате источником от 40% до 60% валового накопления основного капитала (ВНОК) были контракты публичных закупок со стороны США и финансовая и гуманитарная помощь США в конце 1960-х годов.

Новое правительство продолжило активно вмешиваться в экономику, но изменило акценты своего вмешательства. Тарифы на импорт были снижены, а бизнесы, выполнявшие установленные экспортные квоты, получали доступ к субсидируемым кредитам и другим преимуществам. До 1967 года существовал перечень разрешенных товаров для импорта (остальные – запрещенные, которые можно было ввозить только при наличии спецразрешения), но под внешним давлением с 1967 года правительство изменило политику на обратную – ввело перечень запрещенных товаров.

Кредиты экспортерам выдавали как иностранные банки под госгарантии, так и государство. Основное развитие промышленности происходило за счет трудоемких производств, которые могли привлекать рабочую силу из сельского хозяйства. В результате, если в 1963 году в сельском хозяйстве производилось 43,1% ВВП и было занято 63,4% рабочей силы, то в 1970 эти показатели составили 26,7% и 50,4% соответственно. Экспорт вырос с 55 млн долларов в 1962 (2,4% ВВП) до 1,6 млрд долларов в 1972 году (15% ВВП), а структура экспорта сместилась с сельскохозяйственной продукции и минералов на товары легкой промышленности – тройку товаров-лидеров в экспорте в 1970 году составили текстиль (40,8% экспорта), фанера (11%) и парики (10,8%). В целом трудоемкие товары легкой промышленности составляли свыше 70% экспорта – то есть страна в полном соответствии с классической теорией международной торговли использовала свое конкурентное преимущество.

Вместе с тем весь этот период чистый экспорт оставался отрицательным со средним уровнем в -6,9% ВВП в 1962-1971.

Поддержание такого постоянного и значительного внешнеторгового дефицита требовало притока внешнего капитала – сначала финансовой помощи, затем – инвестиций и долга.

При этом происходила концентрация бизнеса и развитие олигархов – чеболей.

Источник: Статистика Кореи, собственные расчеты

Кредитная поддержка правительства не всегда была успешной, что часто требовало затрат дополнительных ресурсов на спасение провальных проектов, а правительство предоставляло успешным компаниям защиту путем ограничения входа на рынок новых участников. Четыре попытки изменить законодательство в пользу дерегуляции и конкуренции в этот период потерпели неудачу.

В 1960-е годы корейские фирмы активно инвестировали в новые активы – темпы роста валового накопления основного капитала выросли с 10,5% в год в первой половине десятилетия до 33,2% во второй. Компаниям не хватало собственных средств на такие инвестиции, и они активно наращивали долги – отношение собственного капитала (net worth) к активам упало с 51,6% в 1965 году до 23,3% в 1970-м.

Третий период, 1973-1979:
развитие тяжелой и химической промышленности

Долги проблемных компаний росли, а девальвация национальной валюты на 17% летом 1971 года увеличила стоимость обслуживания валютных кредитов.

Через год, в августе 1972 года, правительство издало указ, согласно которому все старые долги компаний перед нерегулируемым финансовым рынком были заменены на долг с единой ставкой (1,35% в месяц), который необходимо было выплачивать 5 лет после первоначального трехлетнего периода без уплат. Краткосрочные долги перед банковской системой были заменены на унифицированный долг (8% годовых, 3 года льготного периода, 5 лет выплат).

Учитывая инфляцию, реальные процентные ставки были практически нулевыми или отрицательными.

Следовательно, произошло перераспределение стоимости в пользу заемщиков за счет формального и неформального финансового сектора, от которого выиграл прежде всего большой бизнес, тогда как малый и средний был в значительной степени ограничен в возможностях получения кредитов. Однако и крупному бизнесу это принесло лишь временное облегчение – уменьшение кредитных выплат привело к оппортунистическому наращиванию новых долгов.

Правительство ввело мораторий на обслуживание долга крупных компаний перед неофициальными финансовыми рынками.

При этом у компаний, не желавших направлять инвестиции в избранные государством отрасли, не только исчезал доступ к финансированию, но и возникали проблемы с налоговой и ограничения на получение лицензий.

1970-е были пиком государственного вмешательства в деятельность корпораций. До этого стимулирование экспорта не выбирало виды промышленной деятельности, которые надо поддерживать.

Это стало следствием трех основных факторов:

1) уменьшение военного присутствия США, что обусловило необходимость в развитии собственного ВПК;

2) рост зарплат по причине общего роста экономики, что сделало трудоемкий экспорт менее конкурентным;

3) наличие большого дефицита текущего счета платежного баланса, в том числе из-за использования импортных ресурсов в производстве.

Происходило создание государственных промышленных предприятий. Один из наиболее известных таких примеров – POSCO (Pohang Iron and Steel Company), металлургический завод, построенный на средства, предоставленные Японией в рамках программы взаимопонимания между бывшими метрополией и колонией.

Предприятие было приватизировано в конце 1990-х, и на сегодня это четвертый крупнейший производитель стали в мире.

В этот период ВВП Кореи рос наиболее быстро (11% в год в 1973-1979 гг. против 9,6% в 1963-1972 гг.), хотя оппоненты вмешательства государства отмечают, что без такого вмешательства темпы могли быть выше.

1979-2017: устранение ошибок

В 1979 году произошла череда событий, повлекших кризис и вынудивших правительство двигаться к созданию более равных условий – процесс этот продолжается до сих пор.

Во-первых, произошел второй нефтяной шок, что нанесло удар по химической промышленности – одной из отраслей со значительной государственной поддержкой.

Во-вторых, инфляция выросла до 18,3% в 1979 и 28,7% в 1980 из-за большого бюджетного и внешнеторгового дефицитов, а искажение государственной политикой цен привело к дефициту многих потребительских товаров.

В-третьих, 26 октября 1979 года было совершено успешное покушение на президента Пак Чон Хи, диктатора, который практически единолично решал тактические и стратегические вопросы развития экономики.

В-четвертых, из-за засухи в 1980 году был очень плохой урожай, ВВП впервые с 1953 года показал падение – на 1,7%.

К власти пришла очередная группа военных во главе с Чон Ду Хваном и, опасаясь возобновления военного конфликта с Северной Кореей, ввели чрезвычайное положение. В ответ участились протестные выступления студентов и рядовых граждан против политической диктатуры и засилья чеболей – например, восстание в Кванджу в мае 1980 года, подавленное армией, в результате чего погибли более полутора сотен человек.

Протестующие добьются успеха лишь в 1996 году, когда бывшего президента Чон Ду Хвана приговорят к пожизненному заключению, в частности, за чрезмерное использование силы при подавлении протестов.

На начало 1980-х уровень ВВП на человека в Корее был примерно таким, как в современной Украине.

Советники Чон Ду Хвана объяснили бесперспективность продолжения политики активного вмешательства государства в экономику – Корея на тот момент приблизилась к технологическому фронтиру, а ее экономика усложнилась настолько, что предсказать успешность того или иного вмешательства стало практически невозможно.

Началась экономическая либерализация, которая не помешала дальнейшему экономическому росту – с 1981 по 1997 среднегодовой ВВП вырос на 9,1%. Импортные пошлины были снижены, новые государственные проекты в промышленности не запускались, бизнес получил более равный доступ к кредитам.

Однако, как стало ясно особенно после Азиатского кризиса 1997 года, у страны остались значительные структурные дисбалансы. Банковская система до сих пор имеет проблемы со значительными объемами кредитов, выданных под давлением власти крупным корпорациям, некоторые из которых обанкротились. Руководство чеболей обвиняют во взяточничестве, финансовых махинациях, уклонении от уплаты налогов и влиянии на власть.

В то же время главы крупных чеболей после осуждения получают амнистию – как это было с Ли Кун-хи (Samsung) или Чонг Монг-ку (Hyundai). А в конце 2016 года объявлен импичмент первому президенту-женщине Пак Кын Хе по обвинению в коррупции.

Эффект государственного вмешательства

Оказали ли три десятилетия государственного вмешательства положительное влияние на экономику? Единого мнения нет.

Большинство соглашается, что на этапе импортозамещения вмешательство имело негативное влияние, о чем свидетельствуют умеренные темпы роста ВВП, несмотря на массированную внешнюю финансовую помощь.

Периоды экспортной ориентации и развития тяжелой промышленности существенно различаются механизмами такого вмешательства.

В первом случае любой экспортер получал доступ к преференциям, поэтому развитие отраслей происходило по рыночным законам. Страна специализировалась на товарах легкой промышленности, где имела конкурентное преимущество – дешевую рабочую силу.

Когда же государство взялось за развитие тяжелой и химической промышленности, главной целью было не получение максимальной прибыли, а ее обороноспособность. Поэтому применялась политика прямой поддержки конкретных производств

Обычно экономисты выделяют два типа экономического роста – экстенсивный и интенсивный.

Первый заключается в увеличении количества используемых ресурсов – капитала, рабочей силы и т.п. Второй означает более эффективное использование имеющихся ресурсов. Европейские страны и Северная Америка развивались преимущественно за счет интенсивного роста – появления новых, более эффективных технологий. В то же время СССР периода индустриализации был наглядным примером экстенсивного роста – за счет вытеснения людей на работу в промышленности городов (в частности, карточной системой), выжимания частных сбережений (работа "Торгсина" по покупке золота во время Голодомора), принудительных сбережений и покупки западных заводов и другого современного капитала.

Проблема с экстенсивным ростом заключается в том, что в определенный момент ресурсы заканчиваются.

Да, можно удвоить рабочую силу, привлекая женщин на производство, улучшить ее качество программами ликбеза и просвещения, однако вряд ли можно ожидать привлечения всех – от младенцев до пожилых людей.

Именно поэтому после исчерпания ресурсов рост в СССР значительно замедлился, что и привело в итоге к падению советской империи.

В 1970-1980-е годы значительная часть западных экономистов считала "Восточное экономическое чудо" результатом повторения западного пути. Однако в 1990-х, после остановки экономического роста Японии и финансовых проблем Кореи, стала доминировать мысль, что их успех был результатом благоприятных условий в сочетании со значительной мобилизацией ресурсов.

Уроки для Украины

Нередко приходится слышать о том, что опыт "азиатских тигров" может быть интересным для Украины.

Однако из вышеизложенного очевидно: Украина вряд ли сможет напрямую скопировать опыт Южной Кореи по ряду экономических и политических ограничений:

– Отсутствие резерва рабочей силы: у нас нет значительного количества молодежи, которая бы переходила в промышленность, работая по 10-12 часов в день за небольшую зарплату.

– Высокий уровень бюджетных расходов на социальную защиту, который требует значительной налоговой нагрузки. В случае предоставления преференций отраслям и фирмам нагрузка на остальную часть экономики только возрастет. Старение населения потребует дополнительного повышения социальных и медицинских расходов.

– Низкий уровень сбережений и небольшая вероятность принудительной мобилизации средств.

– Отсутствие значительной внешней поддержки – корейская экономика была во внешнеторговом дефиците с 1953 по 1997 год за счет помощи США и Японии, а также содействия доступу на рынки США и Японии.

– Политическая неприемлемость диктатуры и дальнейшего сращивания государства и крупного бизнеса.

Если для Кореи в период роста последнее воспринималось как естественный путь, то для сегодняшней Украины это категорически неприемлемый выбор.

 

Автор: Александр Жолудь,

Международный центр перспективных исследований, член редколлегии VoxUkraine 

Статья подготовлена VoxUkraine специально для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.