Праздник без перспектив: что планирует делать Евросоюз с форматом Восточного партнерства

Среда, 15 мая 2019, 10:45 — , Европейская правда, Брюссель
Фото пресс-службы администрации президента

На этой неделе Совет ЕС по иностранным делам соберется на заседание трижды, но для Украины особенным должно было стать заседание, проходившее в понедельник и посвященное 10-летию Восточного партнерства (ВП). По крайней мере, планировалось, что оно будет этому посвящено.

Реальность оказалась иной.

Восточных соседей в повестке дня Совета ЕС потеснила Африка, и в Брюсселе, похоже, были этому только рады – потому что за два дня так и не нашли, что предложить государствам-участникам партнерства. Редкие предложения, которые все же звучали от политиков, вызывали скорее недоумение. Не удалось даже принять итоговый документ заседания. Его заблокировал Азербайджан, но Украине этот срыв оказался даже на пользу – Киев тоже был им недоволен.

Интересной оказалась реакция Еврокомиссии: там предложили всем гостям не обращать внимания на проблемы и "праздновать". Вот только создавалось впечатление, что празднование это призвано замаскировать кризис восточной политики ЕС.

Встреча без согласия

В понедельник утром в Дом Европы один за другим прибывали министры на торжественную встречу по случаю первого юбилея Восточного партнерства.

Этот формат, регулирующий отношения ЕС с Украиной, Молдовой, Грузией, Арменией, Азербайджаном и Беларусью, был запущен в Праге ровно 10 лет назад. Чтобы отметить юбилей, в Брюссель пригласили гостей из всех шести стран-партнеров... Но как только "хозяйка" встречи, высокий представитель Евросоюза по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини подошла к журналистам, выяснилось, что это праздничное событие – вовсе не приоритет для ЕС.

"Мы начнем встречу с премьером Ливии, это главная тема. Также в нашей повестке дня – Сахель (регион Африки)", – буднично перечисляла Могерини. Она подробно рассказала о каждом из пунктов – и только потом коротко упомянула, что среди прочего министры "отпразднуют 10 лет формата Восточного партнерства".

Но не думайте, что проблема – только в Могерини, которая с давних пор больше интересуется Африкой, чем Востоком. Сейчас Восточному партнерству не хватает внимания со всех сторон.

Евросоюз даже отказался от Саммита партнерства, который по графику должен был состояться в 2019 году.

Эти саммиты проходили каждые два года уже пять раз подряд. Некоторые имели историческое значение (как, например, саммит 2013 года в Вильнюсе, на котором Янукович так и не подписал Соглашение об ассоциации). Но сейчас встреча на высшем уровне оказалась никому не нужной.

Почему так произошло? Красноречивый ответ дала министерская встреча: выяснилось, что государства в формате ВП просто неспособны ни о чем договориться. Слишком разные у них интересы.

ЕС и шесть государств-партнеров потратили кучу времени, пытаясь согласовать хоть какое-то совместное заявление. Но когда казалось, что текст согласован, Азербайджан объявил, что не поставит свою подпись, потому что там нет фраз о территории, оккупированной Арменией. Добавить эти фразы было невозможно, потому что тогда документ отказывались подписать армяне... Более того – Украина также была недовольна текстом из-за отсутствия формулировок о своем европейском выборе.

Кризис общих подходов стал очевидным.

Проблемы решил сгладить профильный еврокомиссар Йоханнес Хан, который через медиа предложил всем странам не обращать внимания на проблемы. "Я посоветовал бы своим коллегам, министрам и главам государств, насладиться 10-летием, праздновать", – заявил он.

Хана услышали. Портить праздник никто не стал, а о проблемах журналисты узнали только от источников, а не из официальных сообщений. Срыв заявления стал не первым таким случаем. На саммитах 2015 и 2017 годов совместные решения до последнего были на грани срыва – их согласовали лишь после долгих уговоров Брюсселя.

Поэтому остается вопрос: не является ли искусственным "партнерство", участники которого год за годом не могут согласовать даже общие фразы?

Союз врагов

"Праздничные" мероприятия продолжились во вторник на конференции высокого уровня, которую Еврокомиссия собрала в Брюсселе. Еще в ее начале глава МИД председательствующей в ЕС Румынии Теодор Мелешкану обратил внимание, что делегации Армении и Азербайджана, хотя и должны были бы сидеть рядом при рассадке по алфавиту, демонстративно сели в противоположных частях зала.

Как известно, часть Азербайджана еще с 1990-х годов оккупирована Арменией; эти государства фактически находятся в состоянии вооруженного конфликта, и любой диалог между ними малореалистичен, но Мелешкану пытался излучать оптимизм – мол, хорошо, что Восточное партнерство объединяет эти страны. "Нужно помочь этим государствам стать ближе друг к другу", – объяснял он, вызвав скептическую реакцию у многих в зале.

Румынский министр стал не единственным, чье выступление оставило сомнения в том, насколько хорошо в ЕС понимают проблемы восточноевропейского региона.

Так, польский министр Яцек Чапутович представил коллегам свое видение того, как должно меняться Восточное партнерство. Накануне Чапутович обнародовал свои инициативы на "Европейской правде", а во вторник рассказал о них европейским чиновникам. Одни из центральных идей – создание институциональной структуры Восточного партнерства и председательство на основе ротации. Председательствующее государство, согласно польской инициативе, должно было в дальнейшем контактировать с ЕС от имени всех восточных партнеров и стало бы "хозяином ежегодных встреч высокого уровня, посвященных важным темам дальнейшей интеграции с ЕС".

Осталось загадкой, как он представляет себе председательство Армении, "представляющей интересы" своего врага, Азербайджана, или наоборот.

Нереалистично и предложение о встрече стран-партнеров в Баку, ведь в Азербайджане де-факто действует запрет на въезд не только для граждан Армении, но и просто для туристов с армянскими фамилиями.

Что стоит за такими предложениями европейцев? Вопрос остается без ответа.

Возможно, речь идет о глубоком непонимании проблем региона. Возможно, причина – в традиционном европейском "стремлении к диалогу" даже тогда, когда речь идет о враждующих странах и усилия по "примирение" гарантированно не будут иметь успеха.

Но главная проблема даже не в том, что идеи Чапутовича звучали странно.

Беда в том, что альтернативных идей в Брюсселе вообще не прозвучало! Многие говорили о необходимости изменений, вот только идей откровенно не хватало.

Партнерство прошлого

10 лет назад, когда Евросоюз основал Восточное партнерство, у европейцев было немало мечтаний и надежд. Критика уже звучала – но идея партнерства в то время по крайней мере имела смысл.

В 2008-2009 годах, при "позднем Ющенко", Украина была однозначным лидером в регионе по вопросам евроинтеграции (хотя у нас и была масса проблем с проведением реформ). Тогда в ЕС была популярной идея, что благодаря Восточному партнерству Киев станет "локомотивом", примером для других государств – а заодно и сам получит стимулы для дальнейшего сближения с Евросоюзом.

Эти идеи были воплощены.

Читайте также
От Польши до Мальты: кто заменил Украине российский рынок после ассоциации с ЕС

Соглашение об ассоциации, над которым Киев и Брюссель работали еще до создания формата ВП, стало "сердцем" Восточного партнерства. Такие соглашения с ЕС подписали три государства – Украина, Молдова и Грузия.

Именно ассоциация помогла Киеву и Кишиневу пережить торговую войну, объявленную Россией.

Сфера торговли стала настоящей историей успеха Украины в рамках Восточного партнерства (подробно о достижениях и о том, что мы продаем в ЕС, читайте в отдельной статье "Европейской правды").

Не меньшим, а то и большим успехом ВП, особенно для рядовых граждан, стал безвиз (подробнее о том, что с ним происходит – в статье "Сохранится ли безвизовый режим с ЕС при президенте Зеленском").

Отмена виз – это также одно из положений, гарантированных Восточным партнерством, но переговоры о безвизе Украина начала задолго до того, как появился формат ВП (а партнерство открыло этот путь также для молдаван и грузин).

Так или иначе, но главные задачи, для которых создавали партнерство, уже выполнены, а от более амбициозных (вроде пути к членству в ЕС) Брюссель категорически отказывается.

Таким образом, новых перспектив в партнерстве не видно. Особенно для Украины.

Вот только в Брюсселе отказываются это понимать.

Все без исключения еврочиновники и политики, с которыми общалась ЕвроПравда, заявили, что Восточное партнерство не имеет альтернатив. Даже Ребекка Хармс – одна из наиболее проукраинских депутатов Европарламента – исключила возможность того, что ЕС откажется от "пакетного подхода" к своим соседям. "Я все равно буду защищать Восточное партнерство, ведь этот формат позволяет всем двигаться на разных скоростях", – пояснила она.

Удастся ли Киеву убедить Брюссель, что ВП нуждается в радикальном обновлении? Сможем ли мы добиться хотя бы отделения тройки лидеров (Украины, Молдовы и Грузии) от аутсайдеров вроде Беларуси и Азербайджана? Эти вопросы остаются открытыми. Украинская дипломатия не раз доказывала свою способность достичь того, что казалось малореальным; возможно, сможет сделать это и сейчас.

Но пока "партнерство без перспектив" остается нашим главным рамочным форматом взаимодействия с ЕС. И пока это так – Киев должен "выжимать все" из того формата, что есть в наличии.

А это прежде всего означает – выполнять Соглашение об ассоциации. "Ваше Соглашение остается нереализованным потенциалом. Мы сейчас только в начале использования этих возможностей", – заявил в комментарии ЕП комиссар Йоханнес Хан. И это – тот момент, когда с ним приходится согласиться.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",
из Брюсселя

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua