Конвертация валютных кредитов: польское решение украинской проблемы

Понедельник, 27 июля 2015, 14:58 — Игорь Олехов, Baker&McKenzie

Дискуссии вокруг проекта закона №1558-1 "О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте" (далее – Законопроект о конвертации) показало очень низкий уровень или даже полное отсутствие аналитической подготовки большинства депутатов и депутатских фракций относительно содержания законодательных инициатив в финансовой и банковских сферах.

Согласно Законопроекту о конвертации, потребительский кредит определяется как "средства в иностранной валюте, предоставленные кредитором заемщику для удовлетворения личных нужд: приобретения жилой и нежилой недвижимости, земельных участков, транспортных средств, услуг и любого товара". Это означает, что требовать реструктуризации кредита вправе все заемщики, независимо от суммы долга и вида обеспечения, и независимо от того, для каких целей был получен потребительский кредит.

По подсчетам Национального банка Украины, реализация Законопроекта о конвертации будет стоить банкам около 100 млрд грн. Убытки банков станут непосильным бременем для украинских налогоплательщиков, которые пострадают вследствие макроэкономической цепи: банкротства – чрезмерное обременение гарантийного фонда – отток денежных средств и депозитов – рефинансирование – инфляция.

Но в чем же состоит общественная проблема этой инициативы? Действительно ли общественная потребность заключается в том, чтобы переложить риски изменения курса валюты с заемщиков на банки, которые играли по правилам, установленным на момент выдачи таких кредитов заемщикам? Ведь не может общественная потребность состоять в том, чтобы фактически списать долги каждому, кто принимал на себя риски при получении потребительского кредита независимо от цели получения такого кредита и целей его использования.

И самое главное: по какой причине банки, их владельцы и держатели депозитов в этих банках должны нести расходы за риски, которые взяли на себя заемщики?

Конечно, и НБУ, и Министерство финансов резко раскритиковали такой непрофессиональный шаг народных депутатов, а многочисленные общественные активисты (и, вероятно, не только они) всерьез задумались над тем, что за законопроекты вообще принимают депутаты и каким образом работает законодательный процесс на практике. Как оказалось, почти никто из депутатов Верховной рады не осознает, за что голосует, не говоря уже об анализе последствий и многочисленных технических вопросов законопроектов, особенно в сложной области финансов.

Решение проблемы конвертации валютных кредитов заемщиков-физических лиц, однако, не является уникальной украинской проблемой.

С подобной проблемой столкнулись соседние с Украиной государства, в частности Венгрия, Румыния и Польша. Во всех этих странах в свое время номинальная стоимость получения финансирования заемщиками в локальной валюте была значительно выше, чем номинальная стоимость финансирования в более стабильных иностранных валютах, таких как евро или швейцарский франк.

Поэтому большинству заемщиков стоимость финансирования в иностранных валютах казалась экономически более выгодной.

Попробуем проанализировать польский вариант защиты инвесторов, ведь в соседней стране этот вопрос также был вынесен в политическую плоскость.

В рамках своих предвыборных обещаний новый президент Польши Анджей Дуда предлагает внести изменения в действующее польское законодательство и реструктуризовать кредиты, которые были привязаны к курсу швейцарского франка.

Как известно, в январе 2015 года Центральный банк Швейцарии снял ограничения с верхней границы курса франка к евро, что привело к резкой ревальвации валюты. Соответственно, "подорожали" все кредиты, привязанные к швейцарской валюте.

Как оказалось, 40% потребительских кредитов в Польше были привязаны к курсу швейцарского франка, а потому его резкое подорожание стало проблемой для многих заемщиков.

Для улучшения ситуации правящая партия предлагает разрешить лишь части заемщиков реструктуризовать их кредиты и конвертировать сумму по обязательствам из швейцарских франков в польский злотый по курсу, действительному на момент выдачи ипотечного кредита.

Курсовая разница будет поделена поровну между заемщиком и банком.

Заемщик имеет право реструктуризовать кредитное обязательство, только если соблюдены следующие условия:

- кредит обеспечен ипотекой;

- стоимость задолженности по кредиту превышает стоимость недвижимости (предмета ипотеки) на 120% (в течение действия программы начиная с 2018 года реструктуризовать кредиты смогут лица, стоимость задолженности которых превышает 80%);

- площадь недвижимости не должна превышать 75 м2 для квартиры и 100 м2 для дома;

- заемщик должен быть владельцем только одного объекта недвижимости, который является предметом ипотеки, а также проживать в этом объекте недвижимости.

Учитывая вышеперечисленные ограничения, воспользоваться возможностью реструктуризации сможет лишь пятая часть всех заемщиков, чьи обязательства обеспечены ипотекой.

Конечно, это поможет избежать слишком сильной нагрузки на банковскую систему, но при этом позволит защитить социально уязвимых заемщиков.

Таким образом, аналогичная проблема с конвертацией валютных кредитов, возникшая в Польше, будет решаться по четким правилам и с ясно определенной общественной потребностью.

Еще раз озвучим "польскую формулу": конвертируются только кредиты, выданные в иностранной валюте заемщикам на приобретение жилья, да и то – только того жилья, которое соответствует определенным критериям и где проживает сам заемщик.

На польском примере становится очевидна неподготовленность и ложь украинского подхода, что предусматривает конвертацию всех потребительских кредитов, выданных в иностранной валюте.

При правильном определении общественной потребности представляется, что необходимость защиты отдельным законом должна касаться только тех лиц, которые могут потерять свое единственное место проживания (социально менее состоятельные заемщики) в результате девальвации гривны и чье жилье, обремененное ипотекой, может обеспечивать только минимальные потребности такого заемщика.

При соблюдении такого подхода вероятно, что и последствия для банковской и финансовых систем будут менее негативными, а поддержка именно таких незащищенных заемщиков (которые останутся в единственном собственном жилье) косвенно будет способствовать поддержанию уровня цен на рынке недвижимости и вероятно приведет к тому, что они останутся надежными клиентами банков в перспективе. 

 

Автор: Игорь Олехов,

партнер международной юрфирмы Baker&McKenzie,

сопредседатель банковского и финансового комитета

Американской торговой палаты

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua