Украина в кулуарах саммита G20: что привез и что не привез Путин из Китая

Четверг, 8 сентября 2016, 16:30 — Виталий Мартынюк, УНЦПИ, для Европейской правды
фото WSJ

Саммит лидеров "Большой двадцатки" 4-5 сентября 2016 года в Китае, от которого в Украине ждали сигналов по урегулированию конфликта на Донбассе, завершился подписанием совместного коммюнике, посвященного преимущественно вопросам глобальной экономики.

Даже в тех нескольких пунктах, которые касаются вопросов безопасности, нет ни одного упоминания о продолжающихся конфликтах, в том числе о конфликте на востоке Украины.

Таким образом, вопрос Украины на встрече лидеров G20 был вынесен в кулуары. Но от этого он не стал менее важным и для нашего государства, и для стран, вовлеченных в урегулирование конфликта.

Украинский вопрос поднимался во время двусторонних встреч лидеров Великобритании, США, Германии, Франции и России.

Путину не удалось провести встречу в "Нормандском формате" без Украины, а Берлин и Париж согласились только на двусторонние переговоры. Впрочем, российский лидер заявил о поддержке продолжения "Нормандии".

Но при одном условии: если переговоры "приведут к какому-либо положительному движению вперед на пути урегулирования". Такая позиция Кремля подтверждает, что не стоит рассчитывать на изменение уровня российских амбиций и на его готовность к компромиссу ради урегулирования российско-украинского конфликта.

Отбросив общий тон отношения к Путину на саммите "Большой двадцатки" в Китае, который был заметно лучше в сравнении с предыдущими двумя саммитами в Австралии (2014 год) и Турции (2015 год), следует обратить внимание на высказывания мировых лидеров по поводу конфликта на востоке Украины во время саммита и после него.

Ответы Путина на вопросы журналистов демонстрируют его очевидные попытки избежать обсуждения темы конфликта на востоке Украины по результатам саммита в Китае. Путину, наверное, не удалось навязать свое видение порядка выполнения Минских договоренностей и урегулирования конфликта в целом.

Он не получил желаемых сигналов об отмене антироссийских санкций.

Одной из первых стала встреча Путина с недавно избранным премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Хотя Украина не была в центре переговоров, но британский премьер предупредил Россию, что с Британией не может быть "бизнеса как всегда", если Москва продолжит нынешнюю политику, поскольку в позициях Москвы и Лондона есть разногласия.

Не услышал российский лидер позитивных сигналов и от американского коллеги Барака Обамы. Это очевидно даже из того, что после саммита Путин рассказывал журналистам преимущественно о результатах обсуждения проблемы Сирии. При этом хозяин Кремля сообщил, что "тематика санкций затрагивалась, но вскользь", избегая ответа на прямой вопрос журналистов о них, чем еще раз подчеркнул отсутствие положительных для Москвы результатов.

Ангела Меркель в Китае обсудила пути урегулирования ситуации на востоке Украины не только с Путиным, но и президентами США и Франции. С президентом России она беседовала о возможности продолжения Минского процесса. Важным для нас стало заявление канцлера Германии, прозвучавшее после встреч:

"Все стороны подтвердили свою приверженность Минским договоренностям, но на оперативном уровне ничего не решено, и для этого нам также нужна Украина".

Таким образом, скептики, говорившие о готовности Запада обсуждать Украину без участия Украины, оказались неправы.

Меркель подчеркнула, что этот принцип остается неизменным.

Между тем позиция Франции в отношении России обычно мягче, чем позиция Германии, и это подтвердилось в Китае.

Французский президент Франсуа Олланд обсудил запланированный на октябрь этого года визит Владимира Путина во Францию, в рамках которого "предусматривается ряд символических жестов, в том числе и инаугурация Российского центра".

Этот визит может стать важным мероприятием для России в преодолении международной изоляции и влиянии на политику санкций.

В целом переговоры в кулуарах саммита G20 между мировыми лидерами по вопросу российско-украинского конфликта можно назвать результатом с нулевой суммой. России не удалось ни устранить Украину от процесса урегулирования конфликта, ни навязать свое видение и сценарии, ни добиться отмены западных санкций (в обмен на какие-то другие уступки) без конкретных шагов по деэскалации конфликта.

Западные руководители, в свою очередь, не смогли заставить Россию вернуться в международное правовое поле и восстановить территориальную целостность Украины, а ее лидер вел себя на саммите демонстративно свободно.

Учитывая, что продление санкций ЕС в отношении России будет обсуждаться уже осенью, Кремль, очевидно, может прибегнуть к более активному продвижению своей позиций в ЕС. Для этого Москва может использовать лоббистов в отдельных странах-членах Евросоюза, а также прибегнуть к новым демонстративным шагам вроде масштабной проверки боеготовности стратегических учений "Кавказ-2016" и изменений в режиме прекращения огня (который и без того на сегодня уже не выполняется пророссийскими боевиками).

Новыми шагами России могут стать "миротворческие инициативы" Кремля, направленные на отвлечение внимания от действительного урегулирования, и продолжение обвинения Украины в невыполнении Минских договоренностей.

Впрочем, все более очевидным становится тот факт, что в мире Путину больше не доверяют и научились распознавать фальшивые элементы в его предложениях.

 

Автор: Виталий Мартинюк,

эксперт по международным вопросам
Украинского независимого центра политических исследований (УНЦПИ)

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua