Организация выборов в США. Чему стоит и чему не стоит поучиться Украине

Вторник, 29 ноября 2016, 15:05 — , , "ЦИФРА"

18 ноября Избирательный совет Округа Колумбия подытожил результаты голосования на выборах. Из полумиллиона зарегистрированных избирателей участие в волеизъявлении приняли 300 тысяч человек. 90% из них традиционно поддержали кандидата в президенты США от Демократической партии.

Представители Мониторингово-аналитической группы "ЦИФРА" день выборов провели на участках, наблюдая за организацией и ходом голосования в американской столице.

Нормы избирательного законодательства Округа Колумбия позволяют наблюдателям, в том числе международным, находиться на участках в день голосования. Это важный момент, поскольку семнадцать штатов такой возможности не предоставляют.

Более того, в некоторых штатах на участках запрещено находиться любым наблюдателям, кроме как от политических партий. Об этом надо помнить, анализируя любые результаты наблюдения за выборами в США.

По нашему мнению, важно упомянуть еще одну особенность, с которой наблюдатели "ЦИФРА" столкнулись впервые в своей практике международного наблюдения.

Во время регистрации Избирательный совет выдвинул организации ряд требований, которые непосредственно касались способа наблюдения. Во-первых,

несмотря на то, что день голосования длился с семи утра до восьми вечера, наблюдать разрешалось только с десяти утра до трех часов дня.

Во-вторых, находиться на одном избирательном участке разрешалось не больше двадцати минут.

В-третьих, представитель Совета пообещал предварительно определить и прислать список из десяти избирательных участков, которые разрешалось посетить. В результате накануне дня голосования, Совет прислал перечень из четырех участков, расположенных в разных частях города.

Такие ограничения объяснялись большим количеством иностранных наблюдателей, зарегистрированных в Вашингтоне. Их чрезмерное присутствие могло создать неудобства на участках – как для избирательных комиссий, так и для избирателей.

Однако, не найдя подобных требований ни в избирательном законодательстве Округа Колумбия, ни среди решений Избирательного совета, мы восприняли их скорее как рекомендации.

Ни на одном из двенадцати посещенных участков нам не отказали в присутствии и наблюдении за процессом, общении с членами избирательных комиссий, избирателями.

На первом участке, расположенном в центральной части города в помещении библиотеки, мы увидели очередь из более ста избирателей. Нам рассказали, что люди начали приходить на участок еще с шести утра, чтобы, проголосовав, вовремя успеть на работу.

Тут и далее - фото авторов

Как оказалось впоследствии, утренние очереди возникали на всех без исключения посещенных участках. Что же системно отличало предыдущие выборы от нынешних, так это постоянство очередей на протяжении дня голосования.

По нашим наблюдениям и согласно объяснениям, полученным от председателей избирательных комиссий, непрерывность очередей была спровоцирована двумя основными причинами. Первая – недостаточное количество членов избирательных комиссий на некоторых участках.

Если, например, на одном участке на две тысячи зарегистрированных избирателей было девять членов комиссии, то на других с примерно таким же количеством избирателей могло быть от пятнадцати до двадцати членов.

Второй причиной стали электронные избирательные технологии. Точнее, нехватка соответствующего оборудования.

В Вашингтоне избиратели имели возможность выбирать способ заполнения бюллетеня – либо вручную, либо с помощью тачскрин-машины.

Традиционное заполнения бюллетеня проходило гораздо быстрее, поскольку на каждом участке было от двух до пяти мобильных конструкций – условных кабинок для голосования. Каждая такая конструкция позволяла одновременно заполнять бюллетени четырем избирателям.

 

Те избиратели, которые решили воспользоваться тачскрин-машинами, дольше стояли в очереди, поскольку на каждом участке их было всего по две.

Да и само электронное заполнение бюллетеня отнимало у избирателей больше времени. Особенно у пожилых людей или тех, кто без посторонней помощи не мог разобраться с функционалом машины.

Этот контраст хорошо виден на фото ниже: кабинки для голосования пусты, а к тачскрин-машинам стоит очередь.

 

Электронное оборудование было призвано ускорить процесс волеизъявления, но, учитывая его ограниченное количество и желание значительной части избирателей им воспользоваться, наоборот, сделало процесс более длительным. Потерю времени, обусловленную нехваткой оборудования для голосования, компенсировали электронные ящики, которые сканировали избирательные бюллетени.

Результаты голосования устанавливались мгновенно – достаточно было сделать несколько манипуляций после того, как последний избиратель отсканировал свой бюллетень.

В конце концов, это экономило время не столько избирателям, сколько членам комиссий.

По количеству участков в Вашингтоне было сформировано 143 участковые избирательные комиссии.

Функционально члены комиссий были поделены на четыре условные группы: check-in clerks – идентифицировали избирателей, работали с избирательными спискам; ballot clerks – выдавали бюллетени; special ballot clerks – идентифицировали тех избирателей, которых не было в списках избирателей; voter assistant clerks – руководили потоками избирателей на входе, помогали избирателям справиться с электроникой.

Также к последней категории относились переводчики с испанского и мандаринского, присутствовавшие на участках со значительным количеством зарегистрированных избирателей, говорящих на этих языках.

Разные штаты по-разному организовывали работу комиссий в день голосования.

Преобладали два основных подхода – либо членов избирательных комиссий готовили к выполнению любой функции в день голосования, либо каждый член комиссии готовился для выполнения только одной отведенной ему функции.

Каждый из этих подходов имеет свои сильные и слабые стороны, но, как показал опыт, первый подход все же лучше готовит членов избирательных комиссий к незапланированным ситуациям.

 

Продемонстрируем на примере.

Одна из избирательных комиссий была сформирована в составе одиннадцати человек. Четыре человека были подготовлены для работы с электронными списками избирателей. Однако ко дню голосования один из них отказался от дальнейшей работы, а в сам день голосования еще один член комиссии не явился на участок. Без предупреждения. Соответственно, вместо четырех людей, которые умели работать с электронными списками избирателей, в день голосования на участке оказалось только двое.

Несколько обстоятельств еще больше усложнили ситуацию. Во-первых, участок находился на территории университета Джорджа Вашингтона, что означало прогнозируемо более высокую активность избирателей. Если средняя явка по Вашингтону была 59%, то на этом участке она составила 80%.

Во-вторых, в отличие от части других учебных заведений, день голосования в университете был полноценным учебным и рабочим днем. Это привело к тому, что студенты, которые учились или работали в течение дня, появились на участке незадолго до окончания голосования.

После закрытия избирательного участка на его территории находилось около сотни избирателей, которые должны были проголосовать.

В-третьих, абсолютное большинство этих избирателей, из разных уголков США, проходили через специальную процедуру идентификации и регистрации, которая отнимала гораздо больше времени, чем обычная. Комиссия оказалась не готовой к, казалось бы, предсказуемой ситуации.

Все это привело к тому, что последний избиратель проголосовал ближе к полуночи. Кто-то стоял в очереди от четырех до пяти часов с момента прибытия на участок. Ситуации удалось бы избежать, если бы на участке было больше людей, умеющих работать со списками избирателей. Тем более, что участок был оснащен пятью системами электронных списков избирателей.

В целом там, где на участках было несколько членов комиссии с опытом работы, особенно в должности председателя, голосование проходило организованно, без суеты и напряжения.

И наоборот, там, где большинство членов комиссии работали впервые и председатель комиссии не смог наладить эффективное взаимодействие между ними, терялся контроль над процессами. И это не преувеличение.

Собственно, именно по такому сценарию развивались события на уже упомянутом участке. В то время, когда трое членов комиссии активно обслуживали избирателей – двое на списках избирателей и один на выдаче бюллетеней, – остальные шестеро откровенно скучали.

В итоге один из членов комиссии предложил, чтобы не терять время, готовиться к закрытию участка. Идея была поддержана, и члены комиссии начали приводить участок в порядок. Сначала поснимали информационные материалы с описанием процедуры голосования для избирателей. Затем демонтировали один из стендов для заполнения бумажных бюллетеней.

 

И все это во время голосования. Несколько избирателей, заполнив бюллетени, суетились возле электронного ящика, не понимая, что им делать дальше – куда и какой стороной засовывать бюллетень.

Группа молодых людей, проголосовав, решили обсудить свой выбор непосредственно на участке, точнее – посреди помещения для голосования. Один из членов комиссии вступил с ними в дискуссию, активно отстаивая кандидата, за которого, по его мнению, следует голосовать.

 

Примерно в одиннадцать часов вечера одна из присутствовавших на участке девушек – как оказалось, она просто ждала подругу, потому что сама уже раньше проголосовала досрочно, – начала объявлять первые результаты.

Теперь уже все присутствующие – и избиратели, и члены комиссии, – не сдерживали своих эмоций и партийных предпочтений. Также на этом же участке были замечены агитационные листовки.

 

Когда мы обратили на это внимание, председатель комиссии любезно предложила нам взять их себе. На память. Также предложила забрать на память и оригинал контрольного листа-чека, который свидетельствовал, что перед началом голосования счетчик электронной избирательной урны обнулен.

Конечно, описанный случай – нетипичный. Скорее, это экстремальное исключение.

Но он помогает понять, насколько вопросы кадрового обеспечения и надлежащей подготовки важны в избирательном процессе. Вне зависимости от того, о какой стране идет речь.

Согласно правилам, в Округе Колумбия разрешается проводить агитацию в день голосования. Правда, агитировать разрешается на определенном расстоянии от избирательного участка.

Этим активно пользовались представители разных кандидатов. В основном тех, кто баллотировался в представительские органы местного уровня. Агитаторы раздавали избирателям, которые направлялись на участки, агитационные материалы. Избиратели заходили с ними в помещение для голосования.

Лишь некоторые члены комиссий делали таким избирателям замечания и те на входе выбрасывали агитационные листовки и буклеты. Но это были, скорее, исключения.

К примеру, на одном из участков в течение часа мы зафиксировали более двадцати случаев, когда избиратели приносили агитационные листовки, шли с ними в кабинку для голосования или подходили к тачскрин-машинам, рассматривали их непосредственно перед голосованием.

Однако мы не можем утверждать, насколько это повлияло на фактическое волеизъявление каждого избирателя и каков масштаб этого влияния на результаты голосования. Наблюдение – не тот инструмент, который позволяет ответить на эти вопросы.

Результаты наблюдения позволяют сделать несколько выводов. Первое: несмотря на некоторые особые случаи, процесс голосования на посещенных участках происходил организованно, без чрезвычайных ситуаций.

Второе: важную роль играл уровень подготовки членов избирательных комиссий, а также подход к распределению функциональных обязанностей между ними. Третье:

электронные технологии, упрощая работу членам избирательных комиссий – идентификацию избирателя, установление результатов голосования, – тем не менее, могут вызвать неудобства для избирателей.

Основным таким неудобством стала продолжительность процедуры голосования и очереди, обусловленные нехваткой специального оборудования на участках.

Четвертое: агитация в день голосования часто приводила к появлению на избирательных участках агитационных листовок и буклетов. Возможность агитировать в день выборов в непосредственной близости от избирательных участков должна была бы балансироваться соответствующим контролем – чтобы эта агитация не влияла на избирателя непосредственно на избирательном участке.

В целом опыт проведения выборов в США во многом мог бы стать полезным для Украины. На разных уровнях.

От надлежащей организации избирательного процесса до понимания того, что этот процесс является прежде всего суверенным делом каждого государства.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua