Что теряет Украина, когда затягивает с присоединением к Международному уголовному суду в Гааге

Аналитика коротко
Понедельник, 22 августа 2022, 13:00

В марте 2022 года прокурор Международного уголовного суда (МУС) начал расследование международных преступлений, среди которых военные преступления и преступления против человечности, совершаемые на территории Украины.

Украина не является участницей Римского статута (далее – РС) – международного соглашения, на основе которого был учрежден и действует МУС. Однако Киев воспользовался специальной процедурой признания юрисдикции Суда для государств, которые не присоединились к РС, но желают, чтобы Международный уголовный суд расследовал международные преступления, совершаемые, в частности, на их территории.

О том, почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский статут и что предоставит его ратификация, читайте в статье старшей преподавательницы кафедры международного и европейского права Национального университета "Киево-Могилянская академия" Гаяне Нуриджанян Гаага без влияния, но с обязанностями. Как Украина вредит себе, не ратифицируя Римский статут МУС.

Нередко приходится слышать вопрос о том, почему Украина не присоединилась к Римскому статуту, если мы все равно предоставили Международному уголовному суду право расследовать преступления на нашей территории.

Еще в 2001 году Конституционный суд Украины отметил, что положения РС не согласовывались с Конституцией Украины. И что Конституция не предусматривает возможность "дополнения судебной системы Украины" (в данном случае Международным уголовным судом).

Здесь следует объяснить, что Международный уголовный суд уполномочен рассматривать дела только в случаях, когда национальная система правосудия не может или не желает расследовать международные преступления, подпадающие под юрисдикцию МУС.

Это конституционное препятствие для ратификации Римского статута было устранено в 2019 году, когда в Конституцию внесли изменения, что "Украина может признать юрисдикцию Международного уголовного суда на условиях, определенных Римским статутом Международного уголовного суда".

Тем не менее, Украина до сих пор медлит с ратификацией Римского статута.

Понять, по крайней мере, одну из причин такого промедления позволяет недавнее решение парламента.

В мае этого года Верховная рада дополнила Уголовный процессуальный кодекс новым разделом – "Особенности сотрудничества с Международным уголовным судом". Раздел начинается словами о том, что государство может выбирать круг лиц, по которым выполнять свои обязательства по сотрудничеству с МУС.

Это вообще не так. И то, что мы не ратифицировали Римский статут, этого "не так" не изменяет.

Попытка ограничить в УПК круг лиц, по которым Украина может сотрудничать с МУС, не влияет на реальный объем обязательств Украины по этому поводу.

Но именно эта ошибочная логика мешает Киеву ратифицировать PC.

Есть опасения, что ратификация Римского статута распространит юрисдикцию Международного уголовного суда на действия Вооруженных сил Украины.

Но это не так. Расширения юрисдикции не будет по той причине, что МУС уже имеет такую ​​юрисдикцию с 2014 года, на основании признания Украиной юрисдикции МУС в специальном порядке.

Так почему Украина сама должна быть заинтересована ратифицировать Римский статут?

Во-первых, потому, что с присоединением к МУС Украина не получит новых рисков.

Во-вторых – потому, что с ратификацией мы получим новые возможности, а без нее – потеряем. В частности, ратификация Статута предоставит Украине право участия в работе Международного уголовного суда. А еще укрепит позицию Украины по членству в ЕС и на международной арене в целом. 

Более подробно - в материале Гаяне Нуриджанян Гаага без влияния, но с обязанностями. Как Украина вредит себе, не ратифицируя Римский статут МУС.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.