Санкции ЕС: победа с привкусом поражения

Пятница, 6 марта 2015, 17:02 — Сергей Сидоренко, Надя Кайданович, Европейская правда
фото tsn.ua, Capital.ua
К бывшим руководителям СБУ Якименко (слева от Януковича) и Калинину (справа) у Генпрокуратуры не оказалось обоснованных претензий.

Итак, случилось то, о чем так долго говорили журналисты, и то, что так долго исключала прокуратура.

Евросоюз отменил санкции против четырех бывших украинских чиновников – бывшего заместителя главы АП Андрея Портнова, экс-руководителей СБУ Александра Якименко и Игоря Калинина и сына бывшего премьер-министра Алексея Азарова. Год назад, 5 марта 2014 года, Совет ЕС принял решение об аресте их счетов и активов за рубежом. Отныне это ограничение не действует.

Снятие санкций еще против четырех человек отсрочено на три месяца.

И если украинская власть будет действовать (или, скорее, "бездействовать") так же, как это было в 2014 году, результат будет соответствующий – младший сын президента Виктор Янукович, экс-министр юстиции Елена Лукаш, бывший министр образования Дмитрий Табачник и народный депутат Сергей Клюев также будут вычеркнуты из санкционного списка.

Это – составляющая поражения, которое очевидно. Но любой, кто вовлечен в процесс, объяснит вам, что данное решение одновременно является и победой украинской власти.

Решение Совета ЕС свидетельствует о том, что в списке на исключение было не 4, а 12 фамилий! Это – больше половины санкционного списка, в котором всего 22 человека.

По восьми оставшимся Украина изменила формулировку обвинения, потому что старое невозможно аргументированно доказать.

Ответ на вопрос "Кто виноват?" очевиден. За международную поддержку обвинения отвечает Генпрокуратура, и только Генпрокуратура.

С марта прошлого года в Украине сменилось три генеральных прокурора. Часть вины – на двух первых. Они допустили разные ошибки, которые и привели к нынешнему решению ЕС.

Часть "победы" – то есть заслуг в том, что ситуация стала не "катастрофической", а просто "плохой" – на двух последних.

Провал Махницкого

Санкции на семьи Януковичей, Клюевых, Азаровых и на других видных представителей прежней власти были наложены сроком на один год. Поэтому до 5 марта 2015 года ЕС должен был решить, будут ли продолжены ограничения, а если будут – то против кого.

Решение принималось консенсусом, то есть с согласия всех 28 стран-членов Евросоюза. Так что же привело к тому, что ЕС решил не продлевать санкции, которые сам же и ввел год назад?

Проблема была заложена тогдашним генеральным прокурором Олегом Махницким.

В конце февраля, после смены власти в стране, Киев начал дипломатическое давление на Брюссель, чтобы тот наглядными решениями, не вызывающими сомнений, поддержал новую власть. Европейцы согласились наложить санкции на представителей режима Януковича и обратились к Киеву: подавайте юридическое обоснование.

Прокуратура Махницкого передала в Брюссель список из 19 человек, но даже не потрудилась выписать отдельные претензии к каждому из должностных лиц.

Всем под копирку написали одно обвинение: "Растрата государственных средств и их вывод за границу".

Обоснование само по себе бессмысленное. Неужели к экс-руководителю МВД Захарченко, которого считали причастным к гибели людей на Майдане, не нашлось других претензий, кроме финансовых?!

Но в тот момент никто не обратил внимания на эту деталь. Уже были в разгаре крымские события, после начался Донбасс.

Что там какие-то санкции? Они есть – и хватит.

А о том, чтобы начать расследование в отношении лиц, фамилии которых ГПУ передала в Брюссель, у Махницкого даже не задумывались.

По данным "Европейской правды", еще в начале лета европейские чиновники напоминали украинским правоохранительным органам, что хотели бы увидеть результаты расследования.

Хотя доподлинно не известно, начали ли поступать эти претензии еще при Махницком, или уже после его увольнения с должности (состоялось 18 июня).

У Брюсселя был повод нервничать.

Большинство экс-чиновников в мае обжаловали санкции в Суде Евросоюза. А у Совета ЕС – по вине украинских партнеров – не было ни одного аргумента в защиту своей правоты.

Провал Яремы

Преемник Махницкого, Виталий Ярема, творчески развил "успех" своего предшественника. На нем – не меньшая, а может, и большая часть вины.

О том, что ряд бывших украинских чиновников могут быть выведены из-под ограничительных мер Евросоюза, он узнал вскоре после того, как занял пост генпрокурора, но долгое время эта информация не была известна широкой общественности.

Первое публичное сообщение о том, что чиновники времен Виктора Януковича имеют серьезные шансы вывести свои европейские активы из-под санкций ЕС, появилось в середине ноября.

Как выяснилось тогда, Генпрокуратура Яремы не слишком заботилась о поиске доказательств причастности соратников экс-президента к преступлениям, не уведомила их о подозрении и даже не объявила в международный розыск.

В частности, на тот момент статус подозреваемых не получили сын экс-президента Виктор Янукович-младший, сын экс-генпрокурора Артем Пшонка, брат бывшего секретаря СНБО Андрея Клюева Сергей Клюев, сын экс-премьера Алексей Азаров, экс-министр образования и науки Дмитрий Табачник, экс-министр юстиции Елена Лукаш, а также бывшие советники президента Игорь Калинин и Андрей Портнов.

К тому же ГПУ официально сообщила европейским партнерам, что не проводит процессуальные действия в отношении ряда фигурантов списка.

В Брюсселе не скрывали удивления. По сути, Ярема напрямую подтолкнул ЕС к снятию санкций с видных представителей режима Януковича.

Уже через месяц источники в Брюсселе сообщили, что снятие санкций минимум с трех экс-чиновников – вопрос "практически решенный", учитывая то, что Киев официально прекратил расследование в их отношении.

Как уверяли источники, причастные к подготовке решения, в первую серию "антисанкций" Еврокомиссия предлагала включить Андрея Клюева, Сергея Клюева и Андрея Портнова.

Тогда же предупредили, что "антисанкционный список" может расшириться.

Информация о бездеятельности украинских силовых структур вызвала такую волну возмущения в украинском медиапространстве и обществе, что генпрокурору Виталию Яреме пришлось публично пообещать не допустить снятия санкций с соратников Януковича.

Неизвестно, что именно подействовало на украинскую прокуратуру – давление или понимание того, что санкции действительно могут снять, но в течение января она провела процессуальные действия, которых ЕС ждал с марта прошлого года.

В итоге по состоянию на начало февраля источники ЕвроПравды заверяли, что ситуация улучшается. Тем не менее, ожидается снятие санкций с 3–4 человек.

В то же время, как сообщали источники в украинском МИД, из "антисанкционного списка" исчезли фамилии братьев Клюевых.

Однако даже такая активная деятельность не спасла генпрокурора Виталия Ярему от отставки.

Спасение от провала

Наибольшее удивление вызывает то, что Генпрокуратура в течение всего 2014 года не попыталась пересмотреть формулировки обвинений.

Ведь изначально было очевидно, что по многим фигурантам ГПУ не наберет достаточно доказательств именно по тому обвинению, которое предъявлено официально. Вряд ли младший сын экс-президента, депутат Виктор Янукович, был лично причастен к расхищению госсредств – он больше интересовался внедорожниками и приятной жизнью, чем бизнесом.

Вряд ли опытный юрист Андрей Портнов оставил какие-либо доказательства своей причастности к хищению. Он имел другую сферу ответственности, за которую получал немалую "черную зарплату" от президента. Но ведь к делу о хищении это точно не подошьешь!

Казалось, что в ГПУ забыли о трагических событиях Майдана.

У них не оказалось претензий к тому же экс-главе МВД Захарченко или его заместителю Ратушняку, а также бывшему генпрокурору Пшонке из-за преследования активистов Майдана со стороны МВД и Генеральной прокуратуры.

Андрей Портнов и Елена Лукаш были "спикерами власти" на завершающем периоде Майдана и публично доказывали, что его участники и лидеры должны быть наказаны. Портнов, по сути, в ручном режиме руководил судебной системой государства. Вызывает недоумение – неужели у ГПУ до них нет других претензий?

Только при "позднем Яреме" Генпрокуратура начала исправлять эту ошибку, завершив процесс уже под руководством Виктора Шокина.

В новом утвержденном санкционном списке "откорректированы и уточнены" обвинения по восьми лицам. В частности, по обоим братьям Клюевым.

Бывшему вице-премьеру, экс-секретарю СНБО и экс-главе администрации президента Андрею Клюеву, к примеру, вспомнили эпизоды его деятельности в правительстве. ГПУ сообщила, что он "использовал служебное положение, чтобы получить необоснованное преимущество для себя или третьих лиц".

Скорее всего, речь идет об эпизоде, когда правительственный комитет во главе с Клюевым выделял многомиллионную безвозвратную госпомощь предприятию Клюева. А также не исключено, что в ГПУ вспомнили о невероятно благоприятных условиях для солнечной генерации Клюевых, которая получала огромные возмещения из бюджета через "зеленый тариф", и к тому же государство бесплатно строило линии электропередачи к их электростанциям.

Без Майдана

Можем ли мы говорить, что работа Генпрокуратуры безупречна? Конечно же, нет.

Самый большой вопрос – почему в обновленной позиции Генпрокуратуры так же не нашлось места для упоминания о преступлениях Майдана?

Этих обвинений нет ни в адрес Захарченко, ни к Ратушняку. Хотя они не могли не быть причастными, например, к массовым задержаниям "майдановцев" или к преследованиям участников "автомайдана".

Ведь вина руководителей МВД тут настолько очевидна, и доказательств так много, что это обвинение было бы неопровержимым!

Можно было бы предположить, что в ГПУ решили не предъявлять дополнительных претензий к этим двум, когда убедились, что они и без того остаются в санкцийном списке.

Но извините, зачем же тогда было "отпускать на волю" бывших руководителей СБУ, с которых с сегодняшнего дня сняли санкции?

СБУшники Якименко и Калинин не причастны ни к чему более серьезному, чем мифический вывод денег за границу, относительно которого у ГПУ не оказалось ни одного доказательства?

А то, что при их руководстве в крымском СБУ, по сути, была подготовлена "российская база" для аннексии Крыма – это недостаточное основание для других обвинений? Ведь всем известно, что СБУ Крыма и Севастополя еще в конце февраля 2014 года стали форпостом для поддержки российского вторжения!

Ответов на эти вопросы пока нет.

В любом случае, в вопросе санкций перед ведомством Шокина стоит непростая задача.

Оно должно приложить все усилия, чтобы в июне не были сняты санкции еще с четырех украинцев - Януковича-младшего, Лукаш, Табачника и Сергея Клюева.

Причем обоснование обновленных обвинений должно быть качественным.

Представление ГПУ авторства Олега Махницкого, датированное февралем 2014 года, существенно подкосило доверие Евросоюза к новой украинской правоохранительной системе. А потому "честное слово украинской прокуратуры" в Брюсселе уже не котируется.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua