52% за вступление в ЕС – это мало, много или достаточно?

Вторник, 26 мая 2015, 17:00 — Мария Золкина, для Европейской правды

21 мая 2015 года общественные деятели из Украины, Молдовы и Грузии вручили еврокомиссару Йоханнесу Хану общественную заявку на членство этих трех европейских государств в Европейском союзе. И хотя эта акция имела прежде всего политическое и символическое значение, в ней есть и реальная подоплека.

Сложно отрицать запрос украинского общества на европейскую интеграцию.

В последнее время постоянно звучат тезисы о том, что поддержка вступления в ЕС беспрецедентно возросла, но что стоит за этими цифрами?

Как их правильно "прочитать", чтобы оценивать ситуацию реалистично?

* * * * *

В 2014 году общественное мнение существенно изменилось по многим аспектам, среди которых – отношение к интеграционным приоритетам. Не удивительно, что после Евромайдана и агрессии со стороны России поддержка присоединения к Таможенному союзу катастрофически упала.

Немного истории – если с конца 2011 г. и фактически до Евромайдана при альтернативной постановке вопроса – ТС или ЕС – Таможенный союз выбирали 30-32% украинцев, то уже в марте 2014 г. сторонников у евразийского вектора было 22%, а в марте 2015 г. их осталось 13%.

Поддержка же ЕС одновременно возрастала. Так, в марте 2014 г. ЕС выбирали 45%; спустя два месяца, в мае 2014 г. – уже 50,5%, а по последним исследованиям марта 2015 г. – 52% граждан. Но что же стоит за этими цифрами?

В каком интеграционном направлении должна идти Украина?

Октябрь

2011

Февраль 2012

Декабрь 2012

Май 2013

Март

2014

Май

2014

Март

2015

Вступление в ЕС

43,7

38,6

42,4

41,7

45,3

50,5

52%

Вступление в Таможенный союз России, Беларуси, Казахстана

30,5

29,7

32,1

31,0

21,6

21,4

13%

Неприсоединение ни к ЕС, ни к Таможенному союзу

9,3

11,7

10,5

13,5

19,6

17,4

23%

Сложно ответить

16,4

20,0

15,0

13,7

13,4

10,6

13%

Исследования 2011–2014 гг. проводились Фондом "Демократические инициативы" имени Илько Кучерива
Исследование марта 2015 г. было проведено социологической службой Центра Разумкова

Первый вывод: европейская интеграция действительно стала доминирующим выбором украинцев.

Дуализма в сфере внешнеполитических ориентаций больше нет.

Период, когда часть общества не понимала, что не может быть одновременного членства и в ЕС, и в Таможенном союзе, очевидно, прошел. Напомним, что с 2006 по 2013 год и присоединение к ЕС, и вступление в Таможенный союз получали относительное большинство голосов. Только в декабре 2013 г. ситуация изменилась.

Как вы считаете, нужно ли Украине вступать в Таможенный союз с Россией,
Беларусью и Казахстаном?
(Динамика 2006–2014 гг.)

Июнь
2006 г.

Декабрь
2009 г.

Июнь
2010 г.

Август

2012 г.

Декабрь

2013 г.

Март

2014 г.

Май

2014 г.

Да

55,3

58,1

60,9

46,5

35,1

25,7

24,5

Нет

22,7

20,0

21,4

34,5

45,3

53,0

61,1

Сложно сказать

22,0

21,9

17,7

19,0

19,5

21,3

14,4

Исследование Фонда "Демократические инициативы" имени Илько Кучерива

Как видите, наиболее существенная смена настроений коснулась Таможенного союза.

В то время как поддержка ЕС в сравнении с "мирным" 2012 годом выросла лишь на 10%, привлекательность Таможенного союза упала на 20%, до исторического минимума.

Именно это обеспечило переход на качественно другой уровень оценки интеграционных приоритетов: теперь европейская интеграция фактически не имеет альтернативы (если не брать во внимание сохранение статуса-кво, но об этом – ниже).

Но нынешние 52%, скорее всего, является максимумом поддержки европейского вектора, который возможен на сегодня.

Ведь несмотря на рост поддержки европейского вектора, доля тех, кто считает, что Украине не стоит присоединяться ни к ЕС, ни к Таможенному союзу, – наибольшая за последние 3,5 года и составляет 23%.

Теперь условно добавляем к этим 23% "неприсоединяющихся" еще 13% неопределившихся. Вот эти 36% и должны быть приоритетной целевой аудиторией информационных и просветительских усилий государства, экспертов, общественных деятелей и средств массовой информации.

Поскольку разочарование в Таможенном союзе как форме интеграции не означает автоматического перехода в ряды сторонников Евросоюза, можно сделать простой, но важный вывод: для дальнейшего повышения уровня поддержки ЕС в нашем обществе придется поработать многим:

Европейскому союзу – не держать Украину на расстоянии вытянутой руки, проявлять разностороннюю поддержку, чтобы сегодняшние сторонники членства в ЕС не были разочарованы своим выбором и не начали разделять вопросы европеизации (как трансформационных и реформаторских процессов) и европейской интеграции (как присоединения к ЕС);

украинской власти – выполнять свои обязательства в рамках Соглашения об ассоциации, проводить реальные реформы, а не косметический ремонт государственной системы, а также объяснять со своей стороны, что эти изменения происходят в рамках курса на европейскую интеграцию. Обеспечить наконец систему координации евроинтеграционной политики, которая должна управляться и координироваться из единого центра с соответствующими полномочиями;

неправительственным деятелям (масс-медиа, общественные организации, экспертное сообщество) – проводить широкую просветительско-информационную кампанию по разъяснению того, что евроинтеграция – это не отношения с ЕС, а политика внутренних реформ в Украине.

Именно через эту призму – влияния евроинтеграционного курса на реальные преобразования внутри Украины, вполне возможно, удастся повысить число сторонников ЕС в украинском обществе, разъясняя гражданам суть реформ и роль ЕС как агента изменений.

Кроме того, фундаментально важно, что изменения интеграционных приоритетов произошли не только на общеукраинском уровне, но и на региональном. Так, изменения, которые начали происходить в 2014 г. на уровне макрорегионов, превратились в тенденцию.

Сосредоточим свое внимание на тех макрорегионах, которые традиционно выступали за интеграцию в Таможенный союз – Юг, Восток и Донбасс.

Итак, на Юге Таможенный союз с весны 2013 г. потерял львиную долю своих бывших сторонников. Так, в мае 2013 г. их было почти 40%, за год их осталось 25%, а по состоянию на март 2015 г. – 15%. Зато в регионе существенно увеличилась доля "неприсоединившихся" и неопределившихся: до 33% и 21%, соответственно. То есть,

Таможенный союз сторонников потерял, но это вовсе не увеличило ядро симпатизирующих ЕС. 54% населения региона оказалось на распутье.

В каком интеграционном направлении должна идти Украина?
(региональная динамика 2013–2015 гг.)

Юг

Восток

Донбасс

Май

2013

Май 2014

Март

2015

Май

2013

Май 2014

Март

2015

Май

2013

Май 2014

Март

2015

Вступление в ЕС

32,9

28,0

31,2

28,6

30,5

35,8

11,6

13,1

35

Вступление в Таможенный союз России, Беларуси, Казахстана

39,5

25,1

14,9

40,9

29,5

25,9

61,8

67,8

21,1

Неприсоединение ни к ЕС, ни к ТС

13,8

28,4

33

12,6

32,2

26,4

14,3

8,1

34,4

Сложно ответить

13,8

18,5

20,9

18,0

7,8

11,9

12,3

10,9

9,5

Исследование Фонда "Демократические инициативы" имени Илько Кучерива
Исследование марта 2015 г. было проведено социологической службой Центра Разумкова

На Востоке (Днепропетровская, Запорожская и Харьковская области) ситуация выглядит несколько более оптимистично.

С одной стороны, там стало больше сторонников членства в ЕС (с 30,5% в мае 2014 г. до 36% в марте 2015 г.). С другой – число тех, кто не поддерживает движение в одном направлении или не определился, хотя и тоже увеличилось, но находится примерно на том же уровне, что и доля сторонников ЕС (38%).

Ну и самый интересный и наиболее красноречивый пример – Донбасс.

В мае 2014 г., когда поддержка Таможенного союза рухнула во всех регионах Украины, Донбасс оказался единственным макрорегионом, где абсолютное большинство населения (68%) продолжало выступать за Таможенный союз. Сторонников ЕС, наоборот, на Донбассе тогда было меньше – 13%.

Уже на тот момент стало понятно, что никакой целостной "Юго-Восточной части Украины", отличной от остального государства, не существует. У них исчез один из объединяющих факторов – ориентация на Таможенный союз, ведь Юг и Восток уже в начале года продемонстрировали потерю интереса к ТС.

Что же произошло дальше?

Всего через год, в марте 2015 г., в Украине не осталось ни одного макрорегиона, где большинство выступало бы за евразийскую интеграцию. Даже на Донбассе (на неоккупированной части) количество сторонников вступления в ЕС превосходит долю сторонников Таможенного союза – 35% против 21%, соответственно.

Таким образом, регионы, некогда благосклонно относившиеся к различным формам "постсоветской интеграции", подтвердили свой отказ от нее.

Падение поддержки членства в Таможенном союзе, конечно, было вызвано прежде всего действиями фактического доминанта этого образования – России.

Аннексия Крыма, развязанная на Востоке война, политика ультиматумов и давления, очевидно, оказали влияние на позицию сторонников Таможенного союза.

Впрочем, хотелось бы подчеркнуть, что остается важнейшая задача – превращение неопределившихся или неблагосклонных к любому из союзов граждан в сторонников ЕС.

Именно они держат в кармане "золотую акцию" общественной поддержки евроинтеграции.

Много ли для сегодняшнего Донбасса, пусть и только для подконтрольной Украине части, 35% сторонников ЕС? В этом конкретном случае – скорее, да. Особенно если учесть, что в прошлом году (правда, на всей территории областей) их было 13%.

Но "неприсоединившихся" и неопределившихся на том же Донбассе сейчас все равно больше – 43,5%. На Юге таких – 54%. То есть, бороться надо за изменение позиции именно этих граждан.

И здесь на самом деле перспективы гораздо лучше, чем были до сих пор. Сегодня отпала необходимость оглядываться на то, а что же может предложить Украине Таможенный союз. В некогда лояльных к евразийской интеграции регионах сформировалась достаточно благоприятная почва для содержательной работы над продвижением евроинтеграционной идеи.

Но вернемся к вопросу, вынесенному в название статьи.

52% – это не много и не мало. Это точка, равноудаленная как от слишком оптимистических оценок, которые иногда вводят в заблуждение (ведь сторонникам евроинтеграции порой очень хочется, чтобы цифры росли прямо на глазах), так и от пессимистических тезисов.

52% – это не повод давать окончательные оценки. Это повод работать над продвижением идеи движения к ЕС и реформ внутри страны по европейским стандартам.

В дальнейшем не стоит надеяться на автоматическое увеличение числа сторонников ЕС на фоне разочарования в Таможенном союзе. Без реальных изменений в нашей стране его не произойдет.

Хотя, несмотря на все проблемы, почва для такого роста как никогда благоприятна.

 

Автор: Мария Золкина, 

политический аналитик

Фонда "Демократические инициативы имени Илько Кучерива"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua