Выборы вместо Конституции: какие требования привезли в Киев главы МИД Германии и Франции

Вторник, 23 февраля 2016, 18:35 — Сергей Сидоренко, Европейская правда

Выборы вместо Конституции: какие требования привезли в Киев главы МИД Германии и Франции

Слухи о том, что изменения в Конституцию перестали быть "идеей фикс" для европейских партнеров Украины, звучали среди дипломатов еще с конца января. Именно тогда, за короткое время – одну-две недели – начался перелом в позициях Берлина и Парижа.

А эти столицы, как известно, являются ключевыми в формировании позиции ЕС в вопросе выполнения "Минска". Ведь Франция и Германия как участники переговоров в Нормандском формате лучше всего разбираются в этом вопросе.

Однако такие изменения не бывают моментальными. Корректировка позиции заняла еще месяц, и приезд в Украину, похоже, стал решающим.

Можно ли считать эту перемену победой Украины? Скорее да, чем нет.

Хотя она также не является безусловной.

Место Конституции в мыслях и устремлениях европейских дипломатов занял... закон о выборах на Донбассе.

И пока непонятно, как выполнять это новое требование.

Но сначала попытаемся разобраться, что произошло с Конституцией, а также – сможет ли Украина "забыть" об этом требовании Минских соглашений.

Переломная точка

Наиболее корректным будет отслеживать изменения позиции Германии (при всем уважении к французам, именно немцы играют "первую скрипку" в Нормандском формате).

В течение последних месяцев прошлого года и даже первой половины января Берлин был непреклонен. И политики, и дипломаты и в закрытых дискуссиях, и в комментариях "под запись" настаивали: Киев должен внести изменения в Конституцию. Как ни странно, но именно это (а не прекращение огня или обмен пленными) в ЕС расценивали как ключевой показатель того, выполняются ли Минские соглашения.

Хотя было очевидно, что собрать 300 голосов за конституционные изменения не получится.

Никто в Украине не хочет повторения событий 31 августа, с беспорядками и взрывами под Радой после того, как изменения в Конституцию были приняты в первом чтении.

А настойчивое стремление европейцев "протолкнуть" эти изменения порой встречало сопротивление даже в Европе. К примеру, "Европейская правда" знает о ходе закрытой экспертной дискуссии по Украине, которая состоялась в Берлине в середине января с участием украинских и немецких экспертов и ведущих журналистов.

После того, как высокопоставленный чиновник МИД Германии (по условиям встречи мы не можем назвать его имя) заявил о требовании внести в Конституцию Украины норму об особом статусе Донбасса и предупредил, что иначе могут быть нежелательные последствия, возмутился его соотечественник, немецкий журналист.

"Слушайте, как вы вообще можете требовать от демократического государства внести изменения в Конституцию?!" – спросил тот.

Ответить на этот вопрос дипломат не смог.

А ближе к концу января в ФРГ поняли, что сами себя заводят в тупик, выдвигая Украине требование, которое точно не будет выполнено. Да еще и угрожая Киеву в ответ снять санкции с России!

А такое развитие событий явно не входило в планы Ангелы Меркель.

Еще 19 января, для поиска выхода из тупика в Киев прибыли спецпосланники канцлера Германии Кристоф Хойсген и президента Франции Жак Одибер. Именно тогда, очевидно, "нормандская двойка" начала искать "альтернативы конституционной реформе".

Визит Петра Порошенко в Берлин, который состоялся 1 февраля, подтвердил это предположение. На совместной пресс-конференции немецкий канцлер смягчила позицию и заявила: отмена санкций против РФ зависит от действий России, а не Украины. И поэтому санкции должны сохраняться.

Еще один позитивный сигнал прозвучал от группы немецких парламентариев, которые посетили Украину в начале февраля. Они снова заверили Киев: санкции против РФ останутся действующими до начала настоящего перемирия. От парламентариев все же прозвучала фраза о необходимости конституционных изменений, но совсем в другой тональности – не как требование, а как просьба.

И, наконец, еще через неделю – сенсационное заявление. В немецкой дипмиссии предположили, что конституционная норма о спецстатусе Донбасса "утрачена минимум на год". Причем трагедией для немецкой дипломатии это не стало.

Похоронен ли "спецстатус Донбасса"?

Если кто-то думал, что смягчение публичных заявлений немецких дипломатов стало случайным совпадением, то текущая неделя должна была развеять все сомнения.

В понедельник в Украину прибыли с совместным десантом министры иностранных дел Германии и Франции Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эро.

Штайнмайер, как известно, представляет немецких социалистов, которые больше всех настроены на возобновление сотрудничества с Москвой, поэтому подарков от него ждать не стоило.

Но заявления "Нормандской двойки" подтвердили: отказ от требования о Конституции – это не случайное совпадение, а новая реальность.

В совместной статье двух министров, которую они написали перед поездкой и опубликовали на ЕвроПравде, вы не найдете ни намека на "конституционное требование", которое еще два месяца назад присутствовало во всех публичных заявлениях касательно Минского процесса.

На пресс-конференции во вторник и Штайнмайер, и Эро ни разу не упомянули об особом статусе Донбасса. Даже когда корреспондент ЕП попросил прокомментировать это, глава немецкого МИД ни разу не употребил слово "Конституция".

Даже во время встречи в Верховной раде – органе, который должен принимать конституционные изменения – министры не стали затрагивать этот вопрос.

Это, конечно, не означает, что об изменениях в Конституцию нам нужно забыть.

Нет. Не надо лелеять лишних надежд.

И в Берлине, и в Париже, и в Вашингтоне, и в Киеве до сих пор считают, что Минские соглашения продолжают действовать. Даже несмотря на то, что сроки их выполнения сорваны. И все столицы считают действующим требование о том, что Украина должна включить в Конституцию норму об особых полномочиях Донбасса (см. п.11 документа, подписанного в Минске 12 февраля 2015 г.).

Но немедленного их исполнения – несмотря на постоянные обстрелы и поставки российского оружия в "ДЛНР" – от нас уже не требуют.

И это, безусловно, хорошо.

А плохо, что взамен требуют другое.

Новые старые требования

Европейская дипломатия живет по своим нормам, которые порой кажутся нам алогичными. И это – именно тот случай. В ЕС прекрасно знают, что выполнение "Минска" срывается именно по вине России, но одновременно – требуют действий от Украины. Хоть каких-то.

На самом деле мотив понятен.

Продолжая санкции против РФ, европейские лидеры хотят быть готовыми "продать избирателю" это решение. То есть – объяснить, чем оно обосновано. Мол, "Украина очень хотела выполнить Минск, делала то-то и то-то, а Россия ничего не делала, и поэтому санкции против Москвы будут действовать еще год".

Поэтому, "забыв" свое требование о конституционных изменениях, в ЕС взяли на вооружение другой пункт Минска-2 – о выборах на Донбассе.

Новое требование провозгласил Штайнмайер на пресс-конференции в Киеве во вторник. "Все пункты Минска являются действующими. Но мы очень внимательно следим за их последовательностью, и следующим пунктом является проведение выборов", – пояснил он.

Чтобы снять сомнения в том, что выборы на Донбассе стали новой "идеей фикс" наших европейских партнеров, глава МИД Германии затронул вопрос по меньшей мере пять раз во время общения со СМИ.

Он даже вступил в дискуссию с украинским коллегой Павлом Климкиным, который попытался доказать, что Донбасс не готов проводить выборы по стандартам ОБСЕ, а начинать избирательный процесс, не убедившись в его честности, просто нет смысла.

"Ситуация с безопасностью не может быть оправданием тому, чтобы мы прекратили двигаться к принятию закона о выборах", – отрезал в ответ германский дипломат.

Как утверждают источники ЕП, точно такие же тезисы звучали на встречах министров и со спикером ВР Владимиром Гройсманом, и с лидерами фракций ВР.

Так будут ли выборы?

Стоит добавить, что этот пункт не нов – он действительно присутствует и в Минске-1, и в Минске-2, но сейчас стал ключевым требованием европейцев.

При этом от Украины требуют только начать процесс – принять закон о выборах на Донбассе. О реальном голосовании речь не идет.

Но даже это требование собеседники ЕП считают нереалистичным.

"Если начать процесс, мы подорвем Верховную раду, неужели в Берлине этого не чувствуют?!" – поделился с ЕвроПравдой один из участников переговоров с "Нормандской двойкой".

"Кроме того, согласование закона уже сейчас противоречит и здравому смыслу, и даже тексту Минска-2. Там сказано, что сначала мы должны согласовать в "Минском формате" модальности, то есть ключевые принципы проведения выборов. А знаете, как сейчас проходит это согласование? Представители "ДНР-ЛНР" выступают против участия украинских партий, против того, чтобы там работали общеукраинские СМИ, и так далее. Хотя Минские договоренности требуют другого.

То есть сейчас мы даже "модальности" не согласовали. Как можно требовать от нас еще и закона на данном этапе?" – рассказал один из депутатов, участвовавший в переговорах с министрами.

Таким образом, подытоживая, можно утверждать: Нормандский формат сейчас заходит в новый тупик. Который выгоден разве что российской стороне.

Как скоро в ЕС поймут проблему? Ответа на этот вопрос у нас нет.

Но если процесс не остановится (а небольшая надежда на это все еще остается), то Киеву, Берлину и Парижу придется потратить немало времени и усилий на переговоры, которые точно не принесут успех. И дай бог, чтобы не привели к нежелательным последствиям.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua