Кадровый кризис, блат и нарушения: почему реформа дипслужбы стала неотложной

Четверг, 18 августа 2016, 17:40 — Вадим Трюхан, для Европейской правды

За 25 лет независимости, несмотря на хроническое недофинансирование, неудачные попытки реформирования и несколько волн необоснованных сокращений, Украине удалось сформировать и сохранить достаточно разветвленную систему зарубежных дипломатических учреждений.

В настоящее время за рубежом действуют 84 посольства, 8 постоянных представительств при международных организациях и 32 консульских учреждения.

В то же время кадровая политика, которую проводит президент Петр Порошенко вместе с руководством Министерства иностранных дел, оставляет желать лучшего.

Никогда ранее в Украине не было насколько масштабных кадровых пробелов, из-за которых, не в последнюю очередь, произошел и ряд как громких, так и неизвестных широкой общественности провалов на дипломатическом фронте.

Отсутствие посла – отсутствие результатов

Дипломаты – это особая каста. Жесткие принципы субординации, регулярная ротация и высокая ответственность влияют на работу.

В отсутствие руководителя – идет ли речь о каком-то отделе в министерстве или о дипмиссии за рубежом – исполняющий обязанности часто не семь, как в пословице, а все семьдесят раз "отмерит, прежде чем отрезать", то есть прежде чем принять хоть какое-то мало-мальски значимое решение.

Ведь новоназначенный руководитель может этого и не одобрить.

На сегодня в 19 посольствах Украины не назначены послы, а именно: в Алжире, Анголе, Армении, Беларуси, Грузии, Дании, Эфиопии, Ирландии, Казахстане, на Кубе, в Ливане, Палестине, России, Румынии, Сирии, Словакии, Турции, Черногории и Швейцарии.

Да и в аппарате МИД статус и.о. руководителей нескольких департаментов и отделов уже приобрел характер хронического. А департамент международного права (ранее он назывался договорно-правовым), один из ключевых для МИД, остается без директора уже два года.

За рубежом – отдельная история, здесь действуют писаные и неписаные правила диппротокола.

Каким бы уважаемым ни был дипломат, но

если это – не посол, то в подавляющем большинстве государств его не примет ни один министр, а высшее руководство – и подавно.

Особенно критично это правило для государств Африки и Азии, где статус значит гораздо больше, чем личные качества человека.

Отсутствие посольских назначений в Сирии и России можно объяснить объективными факторами – гражданской войной, из-за которой вообще пришлось эвакуировать дипломатов в Ливан, в первом случае и агрессией России и фактическим понижением уровня дипотношений до временно поверенных в последнем.

Но незаполнение других посольских вакансий абсолютно непонятно, ведь объективных причин для этого не существует.

Тем более примечательно длительное промедление с отбором кандидатов на назначение даже в государства-члены ЕС. Так, в 2014-15 годах много месяцев подряд оставались вакантными должности послов в Лондоне, Париже, Берлине и Будапеште.

Сейчас у нас нет послов в Дании, Ирландии, Румынии и Словакии (правда, два последних "освободились" только недавно, а посла в Братиславу, по данным ЕП, назначат очень скоро).

Пустуют и кабинеты в таких традиционно важных для Украины государствах, как Беларусь, где регулярно проходят встречи Контактной группы и ее рабочих групп в рамках минского формата переговоров, а также Казахстан и Швейцария. Месяц назад освободилась посольская должность в Турции, но пока неизвестно, готовят ли указ о ее заполнении.

В некоторых из перечисленных государств нет или не было руководителей дипломатических учреждений более двух лет, как, например, в Алжире, Дании, на Кубе, в Ливане, Венгрии и Черногории.

А посольства в отдельных странах работают без посла даже по 7-9 лет, как в Анголе и Эфиопии.

Еще одна проблема – фактическое игнорирование института дипломатических советников.

За все время его существования, с 2005 года, только в СБУ и нескольких министерствах на весьма непродолжительное время назначались специалисты из МИД. При таких условиях о целостности внешней политики и согласованности действий различных органов власти на внешней арене можно только мечтать.

И хотя 18 июля этого года президент подписал указ №303, которым, среди прочего, предусматривается введение таких должностей и в облгосадминистрациях, можно предположить, что его ждет такая же судьба.

Но не только это свидетельствует о фактическом провале кадровой политики в дипломатической службе Украины.

Приоритеты во внешней политике? Нет, не слышали

Двумя ключевыми принципами внешней политики Украины, согласно ст. 11 Закона об основах внутренней и внешней политики, являются:

- углубление сотрудничества с НАТО "с целью достижения критериев, необходимых для обретения членства" и

- "обеспечение интеграции в европейское политическое, экономическое, правовое пространство с целью обретения членства в ЕС".

Вполне очевидно, что эти принципы должны учитываться при принятии кадровых решений.

Но в результате имеем диаметрально противоположную ситуацию.

При президентстве Виктора Януковичем вес миссии Украины при НАТО было снижен: роль нашего представителя при Альянсе по совместительству поручили выполнять послу в Бельгии.

Но несмотря на то, что Украина отказалась от внеблокового статуса de facto сразу после Революции достоинства и de jure еще в декабре 2014 года, несмотря на очевидную приоритетность сотрудничества с НАТО для реформирования сектора безопасности и обороны, несмотря на очевидную необходимость обеспечения широкомасштабной поддержки со стороны Альянса в противостоянии кремлевской агрессии, изменений на дипломатическом фронте не произошло.

Должность главы миссии Украины при НАТО остается вакантной с мая 2015 года.

Мы не получили посла даже для подготовки знаковых для государства событий – саммита Альянса и заседания комиссии НАТО-Украина, которые состоялись в Варшаве в июле текущего года.

Несмотря на то, что от партнеров в Альянсе, как утверждают СМИ, звучали настоятельные рекомендации назначить такого чиновника.

Ситуация с нашей миссией при ЕС – тоже странная.

Мало кто об этом знает, но в представительстве Украины при Европейском Союзе нет руководителя, для которого эта должность была бы основным местом работы.

Место представителя при ЕС освободилось в июле 2015 года, после перехода посла Константина Елисеева в администрацию президента.

Более полугода в Брюсселе выполняла функции посла временно поверенный Любовь Непоп, и лишь в феврале 2016 года был назначен новый представитель Украины при ЕС Николай Точицкий.

Однако документы свидетельствуют, что его основное место работы – посол Украины в Королевстве Бельгия, а представительством при ЕС он руководит по совместительству.

Получается, что европейская интеграция теперь у нас – как золушка, ею можно заниматься "по совместительству", как дополнительной нагрузкой? И назначать в Брюссель специалиста, для которого это было бы основным местом работы, уже не нужно?

Беспрецедентная в истории дипломатии ситуация.

Закон один для всех. А другой – для избранных

Невиданный хаос в вопросе назначения послов и других руководителей в системе органов МИД – не единственная проблема современной дипломатической службы.

Еще одной, не меньшей по значению миной замедленного действия является несоблюдение сроков пребывания за границей послов и других дипломатов.

По закону "О дипломатической службе", дипработники командируются в зарубежные дипучреждения "как правило, до четырех лет в государствах с нормальными климатическими условиями и стабильной политической ситуацией и до трех лет в государствах с тяжелыми климатическими условиями или сложной политической ситуацией".

Но сейчас 25 посольствами руководят послы, назначенные еще при Януковиче и даже при Ющенко, которые давно уже "пересидели" определенные законом сроки.

Речь идет об Азербайджане, Болгарии, Бразилии, Вьетнаме и т.д. Хотя, например, в Ираке, где руководитель дипведомства работает уже шестой год, в условиях чрезвычайно высокого уровня террористических угроз, "держать" его на посту выглядит как преступление.

А настоящим старожилом в этом списке оказался Ватикан, где в конце 2016 года посол отметит 10-летний юбилей пребывания в должности.

Возможно, некоторые, или даже все послы, "засидевшиеся" за рубежом, являются настоящими профессионалами, однако ротацию в дипломатии никто не отменял. Как говорили юристы еще в древности, dura lex, sed lex.

Исключения, конечно, должны иметь место – когда речь идет о каком-то редком восточном языке, эксклюзивном личном контакте с кем-то из высших эшелонов власти страны аккредитации или необходимости "дотянуть" какой-то стратегически важный для Украины вопрос.

Однако – редкие исключения, а не массовая практика использования так называемого "блата".

После 3-4 лет каденции за рубежом любой дипломат, в том числе и руководитель дипмиссии, должен вернуться в центральный аппарат МИД, дав возможность другим дипломатам проявить себя за пределами Украины.

Иначе просто нечем мотивировать других дипломатов,

которые работают в министерстве по 5-6 лет за копейки, часто по 10-14 часов, иногда без выходных.

Не удивительно, что отток из МИД наиболее подготовленных кадров давно уже приобрел угрожающие масштабы.

Проблемы очевидны. Что дальше?

Вполне очевидно, что провальная кадровая политика на дипломатической службе Украины, ни к чему, кроме потерянных шансов и дипломатических провалов, не приводит. Как следствие, мы лишь говорим о выходе на новые рынки, не достигая никаких результатов, проигрываем другим странам перспективные проекты и теряем многообещающие контракты и остатки доверия и авторитета в глазах наших традиционных партнеров, проваливаем информационную сферу и так далее.

Кадровую политику на дипломатической службе следует немедленно менять.

Во-первых,

следует безотлагательно внести изменения в статью 9 закона Украины о дипломатической службе и убрать запрет на проведение конкурсного отбора на должности, назначение на которые проводит президент.

Это позволит уйти от субъективизма, к которому были склонны все главы нашего государства, и привлечь на ключевые должности высококлассных специалистов, в том числе из-за пределов системы МИД.

По крайней мере, в отдельные специфические страны с тяжелыми климатическими условиями или сложной политической ситуацией, те же Ирак, Палестину, Анголу или Эфиопию, можно будет подбирать значительно более профессиональных и мотивированных кандидатов по сравнению с теми, что есть сейчас в распоряжении МИДА.

Во-вторых,

разработать и утвердить правительственным постановлением Порядок отбора руководителей зарубежных дипломатических учреждений Украины. Им должна быть предусмотрена прозрачная процедура отбора кандидатов, которые заранее, за 6-12 месяцев до назначения, начинают подготовку к работе в стране назначения.

В-третьих,

прекратить практику назначения лиц, не подготовленных к работе на главе иностранных дипмиссий, без серьезного опыта управления коллективами, не знакомых со спецификой дипслужбы, тех, что не владеет иностранными языками и, как правило, совершенно не ориентируются в хитросплетениях внутреннеполитических процессов страны аккредитации.

Такие позорные случаи, как с печально известным "послом" Олегом Гаваши, который своей "деятельностью" опозорил Украину на всю Словакию, не должны повторяться.

А главное и самое неотложное – пора, наконец, безусловно выполнять законодательство о дипломатической службе.

Нельзя бесконечно продлевать срок пребывания в заграничной командировке дипломатам, в том числе послам. Надо назначать руководителей подразделений в центральном аппарате МИД Украины, а не держать людей в статусе и.о., должны назначаться дипломатические советники в министерствах и других органах исполнительной власти, следует объявлять конкурсы на те должности, на которые нет кого назначать "из системы".

Украина находится в состоянии войны, и дипломатический фронт – это приоритетное направление деятельности всего государства – от президента и министра иностранных дел до рядового дипломата.

А кто этого не понимает, пусть собирает вещи и идет работать в какое-нибудь более спокойное место, подальше от ключевого, однако инфарктного, в силу своей специфики, института государства, которым является дипломатическая служба в условиях борьбы за выживание Украины как независимого государства.

Автор: Вадим Трюхан,

юрист-міжнародник, дипломат у 1997-2013 роках

 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.