Импичмент без доказательств коррупции: как сместили с поста президента Бразилии

Вторник, 6 сентября 2016, 10:46 — Наталия Шевченко, "Украинская призма", для ЕП
Фото www.thequint.com

"Я – сильная женщина в окружении слабых министров". Эти слова приписывают президенту Бразилии Дилме Русеф – теперь уже бывшему президенту – в период ее стремительного восхождения на властный Олимп в конце "нулевых" годов.

31 августа 2016 года Сенат Бразилии проголосовал за импичмент Русеф. Это решение поддержал 61 сенатор из 81. И хотя в Сенате насчитывалось лишь 11 сторонников бывшего президента, до конца слушаний еще не было ясно, наберет ли резолюция необходимые 54 голоса, то есть 2/3 от общего числа.

Теперь, согласно процедуре, Дилме Русеф запрещено занимать государственные должности в течение 8 лет с даты окончания официального срока пребывания на посту, то есть с 1 января 2019 года. Итак, политик, которая дважды выигрывала президентскую гонку, не имеет права возвращаться во властные кабинеты ранее 2027 года.

На тот момент ей исполнится 79 лет.

В Бразилии президент является главой государства и одновременно возглавляет кабинет министров, объединяя все властные полномочия в стране.

В адрес бывшего лидера страны сейчас раздаются обвинения в нецелевом использовании средств и махинациях с поступлениями в государственный бюджет.

Но с должности ее сняли не за это. Основанием для импичмента стало обвинение в бездеятельности: зная о злоупотреблениях в структурах, которые она возглавляла и на посту президента, и в период работы в администрации своего предшественника Лулы да Силвы, Дилма Русеф ничего не сделала, чтобы противодействовать коррупционным схемам.

А вот вовлеченность самой Русеф в коррупционные схемы вряд ли будет доказана – или из-за нехватки доказательств ее прямого участия, или в связи со слишком высоким общественным резонансом.

Наблюдатели отмечают, что раскрытие коррупции на высшем уровне власти угрожает национальной безопасности. На это надеется и нынешний президент Бразилии Мишел Темер, которого привели к присяге 31 августа 2016 года. "Мы пережили политическую и экономическую турбулентность, рецессию... и уже перевернули эту страницу. Бразилия уверенно оставляет позади всю неопределенность", – заявил он 2 сентября 2016 года на встрече с китайским лидером Си Цзиньпином в рамках участия Бразилии в саммите G-20.

Эксперты еще должны разобраться, что повлияло на окончательное решение сенаторов, голосовавших за отставку: партийные интересы, интересы бизнес-кругов, внешнее давление, уличные протесты или личные мотивы.

Роль внешних факторов

Сообщение об импичменте президенту Бразилии Дилме Русеф вызвало неоднозначную реакцию в латиноамериканском регионе.

Бразилия – государство с огромным человеческим и природным потенциалом. Благодаря растущей экономике еще в 1990-е годы она стремилась занять ключевую роль в Южной Америке и возглавить интеграционные процессы в регионе.

Позиции Бразилии особенно укрепились после дефолта в 2001 году ее главного "конкурента" за региональное лидерство, Аргентины, и упадка нынешнего режима Боливарианской республики в Венесуэле после смерти ее создателя Уго Чавеса.

Коррупционные скандалы, которые сейчас сотрясают Бразилию, наносят ей "репутационные" потери и могут помочь соседям укрепить свои региональные позиции.

Особенно тем, где сейчас у власти находятся "правые" правительства, имеющие поддержку США.

О "руке Вашингтона" в событиях вокруг импичмента Русеф заявляли лидеры некоторых латиноамериканских стран. Так, президент Венесуэлы Николас Мадуро прямо обвинил США в его организации. После принятия решения об отстранении Русеф от власти отношения между Бразилией и некоторыми левыми правительствами стран Латинской Америки стремительно ухудшились.

Венесуэла, Эквадор и Боливия отозвали своих послов и "заморозили" контакты.

Реакция Кубы пока более осторожна, в заявлении кубинского правительства только осуждается "парламентско-юридический переворот в отношении Дилмы Русеф".

Не сложно заметить, что отношения между США и Бразилией с начала ХХІ века, со времени правления Луиса Инасиу Лулы да Силвы, были не в лучшем состоянии. На их нормализацию были некоторые надежды у нынешнего главы Белого дома Барака Обамы во время его первого латиноамериканского турне в марте 2011 года.

Дилма Русеф

Он стал лишь девятым президентом США, который за почти двухсотлетнюю историю двусторонних отношений посетил Бразилию с государственным визитом.

Во время встреч американская сторона указывала на необходимость углубления экономического сотрудничества, прежде всего в энергетической, военной и торговой сферах, ведь США потеряли роль многолетнего главного торгового партнера Бразилии, уступив место Китаю.

Для Дилмы Русеф на этих переговорах важно было заручиться поддержкой США в вопросах укрепления позиций Бразилии в структурах МВФ и Всемирного банка и в вопросе реформирования ООН, увеличения количества постоянных членов ее главного органа – Совета Безопасности.

Таким образом, Бразилия стремилась утвердиться и как глобальный игрок и продемонстрировала это во время визита Обамы.

Впрочем, американский лидер не дал четких сигналов относительно поддержки политических претензий Русеф, чем вызвал разочарование части бразильских политикоформирующих кругов, а также лично президента.

По итогам визита даже не была проведена совместная пресс-конференция, чтобы журналисты своими вопросами не поставили президентов в "неудобное положение".

С начала века Латинская Америка стала сферой стратегической конкуренции между США и КНР. Интенсивная торгово-экономическая и инвестиционная экспансия Китая в этом регионе угрожает позициям американского бизнеса. Между тем растущий вес КНР в мировой политике позволяет странам региона диверсифицировать не только свои внешние рынки, но и внешнюю политику.

В этой связи растущие объемы китайских инвестиций и взаимной торговли, активное сотрудничество Бразилии с КНР в формате БРИКС, привлечение других региональных партнеров к реализации проектов (в 2015 г. вполне серьезно обсуждалась возможность присоединения к БРИКС нового члена – Аргентины), создание Банка развития БРИКС с капиталом в 100 млрд долларов, чья деятельность также будет направлена на финансирование крупных инфраструктурных проектов на территориях стран-участниц – все это вызывает обеспокоенность администрации США.

Еще одним "раздражителем" в американо-бразильских отношениях является активизация бразильско-российского сотрудничества – как в формате БРИКС, так и на двустороннем уровне. Примечательно, что крупные латиноамериканские турне оба последних руководителя России проводили в период вооруженных конфликтов против своих соседей: Медведев – в ноябре 2008 года, после конфликта с Грузией, Путин – в июле 2014, в период обострения фазы российской агрессии на востоке Украины и после аннексии Крыма.

Это, очевидно, не простое совпадение, а своеобразная форма "вызова-ответа" Кремля Белому дому за,  в его трактовке, "американское вмешательство" в события на постсоветском пространстве.

Последнее латиноамериканское турне также имело целью продемонстрировать относительность международной изоляции Кремля и доказать, что под боком у США есть страны, готовые сотрудничать с Россией, несмотря на аннексию Крыма и агрессию на Донбассе.

К тому же российский президент своим визитом, по сути, "поблагодарил" тех своих латиноамериканских партнеров, которые не поддержали резолюцию Генассамблеи ООН от 27 марта 2014 г. о территориальной целостности Украины. Центральным пунктом этого турне стал визит в Бразилию, где в г. Форталеза проходил VI саммит БРИКС, на "полях" которого российский президент встречался еще с восемью главами государств региона.

Результатам двусторонних встреч Путина и Русеф стала не только активизация торгового сотрудничества. Были намечены перспективы сотрудничества в энергетике, в военной и аэрокосмической сферах: Россия выразила желание реализовывать совместные проекты с использованием космодрома Алкантара, поддержав таким образом "космические амбиции" Бразилии.

Итак, выгодно ли Соединенным Штатам устранения с должности Русеф? Очевидно, да.

Но нужен ли США международный резонанс от "американского следа" в деле об импичменте в условиях собственной нынешней драматической президентской кампании?

Внутренние вызовы

Начало XXI века в Бразилии отмечено невиданными темпами экономического роста.

Это стало результатом структурных реформ, которые с 1990-х гг. проводили неолиберальные правительства. Основой экономических изменений стала приватизация большинства неэффективных государственных предприятий.

В 1997-2000 гг. Бразилия заняла первое место в мире по совокупности доходов, полученных от приватизации (одна только телефонная компания "Телебраз" была продана за рекордные $19 млрд).

Правительство предшественника Русеф, Лулы да Силвы, определило рост внешней торговли одним из стратегических приоритетов. Это достигалось через государственные программы кредитования, введение специальных налоговых и таможенных режимов, которые стимулировали экспортную деятельность, государственную организационно-информационную поддержку по продвижению экспорта, диверсификации внешних рынков, в частности, ориентацию на новых партнеров – Китай, Индию, страны Африки и Ближнего Востока.

В результате этого торговое сальдо Бразилии в 2005 г. составило +44,7%, в "кризисном" 2008 г. – +24,8%.

Впрочем, "топ-10" экспортных товаров Бразилии формировала в основном сырьевая продукция.

В 2003–2013 гг. сохранялись высокие цены на нее из-за растущего спроса со стороны КНР и других стран Азии.

 

Однако надежды на бесконечный рост цен на сырье, энергоносители и продовольствие не оправдались. В 2014-2015 гг. глобальный рынок пережил "сырьевой кризис". Как следствие, если в 2010 г. по объему ВВП Бразилия занимала 9-е место в мире (он тогда вырос на 7,5%), в 2015 г. она заняла 8-е место, но закончила год с –3,8% ВВП, а в 2016 г., как ожидается, ВВП упадет еще на 3,6%.

Эра экономического благополучия в Бразилии позволила правительствам Лулы да Силвы и Русеф провести ряд социальных реформ, направленных на преодоление безработицы, неграмотности, бедности. Так, если в 1998 г. уровень безработицы составлял 8,5%, в 2010 – 6,7%, то в 2014 – 4,8%. Вот только в 2015-м этот показатель снова возрос до 6,4%. Реализация программы "Большой кошелек", охватившей около 20 млн бразильских семей, позволила благодаря небольшим ежемесячным выплатам за посещение детьми школы и проведение обязательных медицинских прививок преодолеть угрожающую внутренней стабильности государства бедность (в 2015 г. в нищете жило 4% населения).

Сегодня, по оценкам экспертов, около половины бразильцев имеют средние доходы, а уровень грамотности среди населения – свыше 92%.

Однако из-за двухлетней рецессии выполнение социальных программ стало проблематичным.

Как ожидается, к 2025 г. Бразилия также ощутит кризис и в сфере пенсионного обеспечения.

На фоне плохих экономических показателей необходимость сокращения социальных выплат вызвала общественный резонанс. На улицы вышли сторонники и противники социальной политики Дилмы Русеф. Ее оппоненты ставили в вину президенту чрезмерные, как они считали, расходы на проведение имиджевых мероприятий – чемпионата мира по футболу 2014 г. и Олимпийских игр 2016 г.

Это создало хорошую "информационную картинку" и породило иллюзию едва ли не тотального народного разочарования политикой президента, чем воспользовалась оппозиция.

Хотя настоящие социальные протесты могут ждать Бразилию уже при новом руководстве.

Новый президент Мишел Темер в первой же своей речи подчеркнул необходимость существенного сокращения социальных выплат и других видов помощи.

Очевидно, бразильцы только сейчас понемногу осознают: то, что произошло в последний день бразильской зимы, и по форме, и по содержанию, и по результатам скорее напоминает бескровный государственный переворот, чем искреннее желание разобраться в ситуации и справедливо наказать виновных.

На улицы Бразилии уже выходили сторонники Русеф,
заявившие о "перевороте" в стране. Фото The Telegraph

В Латинской Америке периодически возникают популистские режимы, которые держатся на харизме лидеров: Хуан Доминго Перон в Аргентине (в 1940-х и 50-х), Фидель Кастро – на Кубе, Сальвадор Альенде в Чили, Уго Чавес в Венесуэле и т.п.

Однажды, обращаясь к Луле да Силве, его американский коллега Барак Обама отметил, что тот "едва ли не самый популярный президент в мире".

И действительно, авторитет Лулы (так его ласково называли бразильцы) в обществе был выше, чем у возглавляемой им Партии трудящихся. Дилма Русеф такой харизмой, кстати, не обладает. Во власти ее ценили за способность быстро решать проблемы и убеждать представителей бизнеса.

Впрочем, если новое правительство не представит конкретного плана преодоления кризиса, если протесты в обществе не утихнут, то вполне вероятно, что нехаризматичная Русеф может стать локомотивом глубокого общественного раскола.

Дилма Русеф – не первая женщина-президент в латиноамериканском регионе и не первый президент Бразилии, которому объявлен импичмент, но она точно первая женщина-президент в истории Бразилии, которая умеет бороться, отстаивать свои принципы и не поддаваться обстоятельствам.

 

Автор: Наталия Шевченко,

эксперт Совета внешней политики "Украинская призма",

для "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua