Ядерные угрозы Трампа. Что стоит за критикой START-III

Пятница, 3 марта 2017, 15:29 — , для Европейской правды
Фото washingtontimes.com

Президент США Дональд Трамп продолжает держать в напряжении мировое сообщество своими противоречивыми заявлениями.

Одним из последних таких примеров можно считать его слова в интервью изданию Reuters о том, что соглашение о сокращении стратегических наступательных вооружений СНВ-3 (по-английски START-III) с РФ – это односторонняя договоренность, то есть дающая преимущества исключительно российской стороне.

По данному соглашению 2010 года Вашингтон и Москва договорились к 2018 году сократить численность развернутых на стратегических носителях боеголовок до 1550, а количество самих носителей на боевом дежурстве (межконтинентальные баллистические ракеты, ракеты на подводных лодках и стратегические бомбардировщики) – до 700 единиц. Соглашение действует до 2021 года с последующей возможностью пролонгации еще на 5 лет.

Такие заявления 45-го президента США вызвали аргументированную острую критику со стороны ведущих американских специалистов в области ядерных вооружений.

Но что же в конце концов заставило Дональда Трампа сделать именно такое заявление?

Внутриполитические расчеты

Прежде всего, в интервью для Reuters интересным моментом является то, что в тезисе о соглашении СНВ-3 глава Белого дома также вспоминает и договоренность с Ираном относительно ядерной программы этой страны (июль 2015 года) и резюмирует, что США подписывали в последнее время только плохие соглашения.

При этом после его избрания Дональд Трамп обещает, что США будут подписывать только выгодные соглашения.

Другими словами, ставятся под сомнение важные достижения предыдущего президента США Барака Обамы. Во время одного из туров предвыборных дебатов в октябре 2016 года Дональд Трамп также упрекал бывшего государственного секретаря Хиллари Клинтон, что новое соглашение СНВ, которое, кстати, будущий президент США ошибочно назвал START-up,

позволило РФ расширить собственный ядерный арсенал, в то время как США этого не сделали.

Именно поэтому, по мнению Трампа, соглашение предоставляет односторонние преимущества и является невыгодно США.

Такие заявления хорошо вписывались в логику предвыборной гонки и политической борьбы как таковой, где одним из любимых приемов участников является критика всех достижений своего оппонента. Более того, не исключено, что в такой критике Дональд Трамп хочет походить на Рональда Рейгана, который был избран в 1980 году президентом США на фоне критики соглашений 1970-х годов с СССР по контролю над вооружениями, которые Рейган также называл выгодными исключительно Кремлю.

Нынешняя критика соглашения СНВ-3 дает возможность показать, насколько серьезно новый президент США настроен по отношению к РФ на фоне спекуляций о связях представителей его команды с Москвой.

Цифры, которые вводят в заблуждение

Если подвергнуть ситуацию с выполнением РФ и США договора СНВ-3 поверхностному анализу, то может показаться, что Кремль и в самом деле получил односторонние преимущества от этой договоренности.

На сегодня РФ на 508 стратегических носителях развернула впечатляющие 1796 боеголовок, в то время как США на 681 носителе имеют лишь 1367 боеголовок. Иными словами, у Москвы более чем на 240 единиц развернутых боеголовок больше, чем это разрешено соглашением СНВ-3.

Как следствие, некоторые американские эксперты начали ставить под сомнение способность РФ выйти на необходимый уровень развернутых боеголовок на начало 2018 года, а также то, останется ли РФ вообще в рамках данного соглашения.

Однако соглашение СНВ-3 не предусматривает каких-либо промежуточных показателей относительно ее исполнения – главное, чтобы стороны на февраль 2018 года вышли на необходимые показатели по количеству боеголовок и носителей. При этом такая ситуация, где РФ имеет 240 боеголовок больше, чем разрешено соглашением 2010 года, объясняется тем, что ее ядерный арсенал проходит период модернизации.

Вследствие неравномерности процесса модернизации введение новых образцов вооружения происходило до этого времени в целом быстрее, чем снятие с боевого дежурства старых – у РФ на сегодня и так больше боеголовок, чем разрешено.

Притом показательно то, что при большем количестве боеголовок у РФ меньше развернутых носителей, чем у США – это объясняется тем, что на ряде старых ракетных комплексов (в том числе Р-36М2 "Воевода") развернуто значительное число боеголовок. В условиях гипотетического ядерного конфликта

большее количество носителей в США с более равномерно распределенным количеством боеголовок служит дополнительным козырем, ведь позволяет гарантировать большую живучесть арсенала для нанесения гарантированного ответного удара.

Также, в случае острой необходимости, США могут увеличить число боевых блоков на ракетах Trident II D5, которые размещены на американских подводных лодках "Огайо". На сегодня каждая такая ракета имеет по 4 боевых блока, в то время как максимально может иметь от 8 до 12. Это может быстро лишить РФ преимущества в количестве боезарядов на стратегических носителях.

Важно помнить, что так и не начались испытания новой тяжелой шахтной ракеты "Сармат" (может иметь 10-15 боеголовок), которая должна прийти на смену упомянутой днепровской ракете Р-36М2 "Воевода" (более известна как SS-18 Satan Mod 3 и имеет 10 боеголовок) – при том, что испытания сначала обещали начать в 2015, а затем в 2016 году.

В условиях неспособности быстро начать испытания и развертывание ракеты "Сармат" РФ может очень быстро потерять нынешнее преимущество по боеголовкам, которое нельзя будет компенсировать успешным развертыванием ракетного комплекса "Ярс" (4 боеголовки).

Такая неуверенность в успешности полной модернизации ядерного арсенала РФ заставляет как российских экспертов, так и руководство выступать за продление договора СНВ-3 по меньшей мере на 5 лет – до 2026 года. Как следствие,

со стороны РФ речь не идет о начале новой гонки ядерных вооружений и победе в ней, а лишь о поддержании ядерного паритета.

Поэтому все же более правы те американские эксперты, которые склонны считать, что РФ выполнит на февраль 2018 года все обязательства по договору СНВ-3.

Не в последнюю очередь потому, что необходимо будет выводить старые системы с боевого дежурства, независимо от того, появятся ли вовремя новые системы вооружения.

Главный советник

Еще одним фактором, который мог способствовать именно такой трактовке соглашения СНВ-3 со стороны Дональда Трампа, является влияние аналитического центра The Heritage Foundation. Как известно, именно этот влиятельный консервативный think tank работал с нынешним главой Белого дома в течение всей кампании 2016 года.

Именно результаты ежегодного исследования Index of US Military Strength Дональд Трамп использовал для отстаивания своей идеи о необходимости увеличения оборонного бюджета 2018 года на $54 млрд для возрождения вооруженных сил.

В то же время, как свидетельствуют многочисленные публикации, The Heritage Foundation придерживается очень критического отношения к соглашению СНВ-3.

Это в свою очередь является отражением давней традиции Республиканской партии США, которая всегда настороженно относилась к любым соглашениям с Москвой по контролю и сокращению стратегических вооружений.

Такой позиции по соглашению 2010 года в The Heritage Foundation продолжают придерживаться, несмотря на то, что их аргументация подвергается обоснованной критике, поскольку соглашение направлено на обеспечение количественного паритета, а следовательно, одинакового уровня безопасности для США и РФ в ядерной сфере.

Мир на пороге новой гонки вооружений?

Не следует также забывать и о том, что Дональд Трамп делал весьма противоречивые заявления относительно стратегических ядерных сил США. Он предлагал не только их увеличивать, но и увязать их дальнейшее сокращение с отменой санкций в отношении РФ за агрессию против Украины.

Последняя идея также вызвала шквал критики, поскольку до этого вопросы сокращения стратегических ядерных вооружений рассматривались отдельно от других вопросов российско-американской повестки дня.

В то же время попытка рассматривать комплексно ядерные вооружения вместе с другими вопросами может создать опасный прецедент в отношениях с РФ.

В любом случае четко понять планы новой президентской администрации в отношении ядерных вооружений можно будет только когда появится новая редакция документа Nuclear Posture Review. Разработать его Дональд Трамп обязал Пентагон своим указом от 27 января 2017 года.

При этом администрация Дональда Трампа должна в своей политике учитывать несколько моментов. Первый из них – то, что

стоимость полной модернизации ядерных сил США (новые межконтинентальные баллистические ракеты, ракеты на подводных лодках и стратегические бомбардировщики) постоянно растет.

По новым подсчетам, в течение следующих 10 лет на эти цели потребуется $400 млрд, тогда как предыдущие давали цифру в $348 млрд. Также недавно стало известно, что стоимость создания новой шахтной баллистической ракеты на замену Minuteman III выросла с $61 млрд до впечатляющих $100 млрд.

При этом готовность Конгресса выделять соответствующее финансирование для модернизации ядерных сил четко связана с наличием соглашения СНВ-3. Это было частью достигнутого компромисса при его ратификации в конце 2010 года, а поэтому Дональд Трамп может уничтожить этот баланс своими угрозами в адрес соглашения СНВ-3 и поставить тем самым модернизацию американских ядерных сил под угрозу.

С другой стороны, в 2013 году Барак Обама предложил РФ дальнейшие взаимные сокращения стратегических ядерных сил.

Это было сделано на основании новых подсчетов, которые определяли, что США хватило бы всего 1 тысячи развернутых боеголовок на стратегических носителях для обеспечения собственной безопасности и безопасности союзников.

Это в свою очередь дало бы возможность ликвидировать наземные баллистические ракеты как часть стратегических ядерных сил и сэкономить соответствующие ресурсы. Такая идея становится все более популярной в США.

Поэтому в условиях постоянного роста стоимости полной модернизации стратегических ядерных сил США вместе с возможностью их дальнейшего сокращения без того, чтобы ставить безопасность страны под угрозу, администрация Дональда Трампа могла бы выступить с совершенно противоположной идеей – подписание с РФ нового соглашения вместо СНВ-3.

Однако маловероятно, что такую инициативу можно ожидать от 45-го президента США – это будет противоречить как доминирующим среди Республиканской партии скептическим настроениям по поводу соглашений по сокращению стратегических вооружений, так и заинтересованности многих американских компаний ВПК заработать именно на полной, а не частичной модернизации стратегических ядерных сил. 

 

Автор: Николай Белесков,

аналитик Института мировой политики

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua