Кто не скачет, тот Вучич. За что стоит "сербский Майдан"

Понедельник, 10 апреля 2017, 14:05 — , для Европейской правды
Фото beograd.com

"Сербский Майдан" начался 3 апреля классическим, хорошо знакомым украинцам образом: после объявления предварительных результатов президентских выборов на улицы Белграда и других городов на мирный протест вышли тысячи людей, преимущественно молодежь, договорившись об акции в социальных сетях.

Накануне Республиканская избирательная комиссия объявила победителем выборов действующего премьер-министра страны Александара Вучича. Он набрал более 55% голосов и одержал победу уже по результатам первого тура. Ближайший конкурент – Саша Янкович, бывший омбудсмен, – получил чуть больше 16%.

Демонстрации продолжались всю неделю, а в субботу и воскресенье, 8 и 9 апреля, в уличных акциях в крупнейших городах Сербии приняли участие уже десятки тысяч людей. Протестные марши состоялись в Белграде, Нише, Новом Саде, Кралеве, Крагуеваце, Чачаке, Новом Пазаре, Сомборе, Зренянине, Суботице, Валево... Акция протеста стала крупнейшей за всю новейшую историю Сербии.

Участники "сербского Майдана" не хотят видеть своим президентом Александара Вучича, потому что он:

а) "Вор", "украл выборы". Протестующие уверены, что на выборах были злоупотребления и нарушения, в частности, избирательные комиссии прибавили к реальным голосам за Вучича липовые.

По данным штаба Саши Янковича, результаты физического подсчета голосов на избирательных участках и итоговые сводные данные не совпадают. "Александар Вучич потенциально мог украсть 319 тыс. голосов на этих выборах", – говорится в заявлении штаба.

б) "Диктатор". Вучича обвиняют в том, что он пытается узурпировать власть.

Избирательная кампания, как утверждают его оппоненты, была недемократической, в частности, кандидаты были в неравных условиях в доступе к медиа. В ходе избирательной кампании власть под руководством Вучича добилась лояльности и поддержки со стороны большинства СМИ страны, а непосредственно перед "днем тишины" почти все центральные газеты вышли с рекламой Вучича на первой полосе. Кроме того,

после избрания главой государства он де-факто будет возглавлять не только президентскую вертикаль, но и правительство, потому что Сербская прогрессивная партия, которой руководит Вучич, входит в правящую коалицию.

"Сербский Майдан" назвали "Протестом против диктатуры" (именно так называется и большинство групп протестующих в Facebook). Протест является "Майданом без политиков": участники акции заявили, что дистанцируются от влияния любых политических партий.

Главное требование акции – проведение второго тура президентских выборов (или нового голосования).

До этого власть должна создать условия для подлинной политической конкуренции: отстранить от должностей лиц, причастных к махинациям на выборах, сменить руководство Республиканской избирательной комиссии и государственной телекомпании. Для предупреждения новых манипуляций также требуется обновить списки избирателей и пересмотреть правила голосования диаспоры.

В воскресенье от имени организаторов протестов было обнародовано заявление, в котором перечислены основные требования протестующих. Ответа от власти ждут к 17 апреля.

"Протест против диктатуры" проходит исключительно мирно: с креативными плакатами и прочей наглядной агитацией, свистками, барабанами, скандированием лозунгов и оскорбительных для Вучича куплетов.

Нет у сербов чая и бутербродов на каждом шагу, зато есть речевки "Кто не скачет, тот...". В сербском варианте это звучит как "Кто не скачет, тот Вучич" - "Ko ne skače, taj je Vučić".

Камней и тем более бутылок с известно чем у протестующих не наблюдается.

Саша Янкович, который поддержал протест, подчеркнул, что нельзя допускать насилия и провокаций. Подобной позиции – протестовать спокойно, без поджогов, без насилия и глупости – придерживается и Лука Максимович, известный как Любіша Прелетачевич Бели (Белый) – политический пародист, принимавший участие в избирательной гонке и занявший третье место.

Пока эти призывы услышаны. "Разрушаем диктатуру, а не город", – написано на плакатах некоторых протестующих в Белграде. Впрочем,

силовой компонент акции, можно сказать, присутствует, только несколько иным образом: к протестам присоединились профсоюзы военных и полицейских.

Понятно, что это – прозрачный и мощный сигнал власти со стороны силовиков. Мощнее, чем камни в окна.

Не менее важный вопрос – внешнеполитический вектор протестов. И здесь все очень сложно. 

 

С одной стороны, требование честных выборов – типично прозападный дискурс. Однако о своей поддержке протестующих заявили и откровенно пророссийские политики Воислав Шешель из Сербской радикальной партии и Бошко Обрадович из правого движения "Двери".

В этом контексте вроде бы закономерным выглядит комментарий московского "РИА Новости" относительно акций протеста в Сербии: "Ясно, что это не прозападный майдан. Скорее, с противоположным знаком".

Впрочем, одновременно сербская желтая пресса "разгоняет" слухи о том, что за протестами стоит... Джордж Сорос. Он якобы вложил в дестабилизацию страны 10 миллионов евро.

Поводом для этих разговоров стало участие в протестах движения "Женщин в черном", якобы получающих финансирование от этого известного мецената. Впрочем, таблоид "Информер", рассказывая "страшилки" про Сороса, ссылается на российские источники.

Сторонникам теории заговора приходится ломать голову в попытках выяснить, кто "стоит за протестами" – "Госдеп с печеньками", "мировое правительство" или "рука Москвы".

Осложняет "расследование" тот факт, что

среди требований "сербского Майдана" нет призывов сделать геополитический выбор между ЕС и ЕврАзЭС, между Брюсселем и Москвой.

Официальная внешняя политика Сербии уже много лет является многовекторной, и формула "интеграция в Европу и дружба с Россией" – это тренд и для общественного мнения. Оба лидера президентской гонки являются в значительной мере проевропейскими, но в то же время ни в коем случае не антироссийскими.

Вучич, как известно, за несколько дней до выборов побывал с дружественным визитом в Кремле, где получил заверения в поддержке от Владимира Путина. В свою очередь Саша Янкович накануне дня выборов в интервью российскому государственному информационному агентству ТАСС заявил: "Настоящего, искреннего друга Россия имеет в народе Сербии, в ее гражданах. Мы должны строить отношения с Россией, не оглядываясь на то, кто сейчас при власти: Александар Вучич или Саша Янкович, – наши отношения стабильные и развивающиеся".

В конце концов, протестующие, которые выходят на улицы сербских городов, не декларируют задачу скорректировать внешнеполитический курс страны.

 

"Сербский Майдан" на сегодняшний день выглядит как классический стихийный протест, который вызван сугубо внутренними проблемами страны, обострением застарелого конфликта между властью и обществом. Но, наблюдая за событиями в Сербии, надо иметь в виду, что балканские майданы последних лет похожи на "матрешки" – много составляющих, за первым слоем есть второй, третий...

Здесь стоит вспомнить трансформацию протестов в соседней Черногории. Они начались в середине октября 2015 года с выступлений против мафии и коррупции во власти. Участники, среди которых были сторонники различных геополитических взглядов (даже НАТО), требовали демократических перемен в стране и, в частности, отставки тогдашнего премьер-министра страны Мило Джукановича.

Когда черногорцам, поддерживавшим "антиджукановские" акции, указывали на то, что под красивыми антимафиозными лозунгами могут скрываться российские интересы, что Москва пытается таким образом сохранить Черногорию в сфере своего влияния, они очень сильно обижались.

Впрочем, черногорское протестное движение действительно очень быстро превратилось в откровенно антиевроатлантическое и просербское, даже пророссийское. На акциях в Черногории появились сербские и российские флаги, портреты Путина...

Позже протест окончательно возглавили политические лидеры, которые ориентировались исключительно на радикальные силы в Сербии и Россию.

Кульминацией антиправительственных акций стала попытка государственного переворота и покушения на Джукановича в октябре 2016 года. Силовой сценарий, как выяснило следствие, был разработан при участии сербских граждан (в т.ч. экс-руководителя жандармерии Сербии и "ополченцев" из Крыма и Донбасса) и представителей российских спецслужб.

Впрочем, Сербия не вступает в НАТО, Вучич не делает антироссийских заявлений, и поэтому черногорский сценарий сейчас не кажется реалистичным.

Но даже если "сербский Майдан" не превратится в спецоперацию внешних сил и останется классическим Майданом, быть уверенными на 100%, что все закончится тихо-мирно, стороны договорятся и разойдутся, не приходится.

Одних только чисто внутренних факторов в Сербии хватит для инициирования масштабных потрясений, которые будут иметь последствия для всей Европы. Достаточно вспомнить, что именно в Белграде 17 лет назад состоялась первая в истории "цветная революция" с красноречивым названием "бульдозерная".

 

Но все же основания для умеренных, а не алармистских прогнозов есть.

Во-первых, Вучич, при всех нюансах, не тянет на второго Милошевича. А Сашу Янковича нельзя назвать лидером объединенной демократической оппозиции.

Во-вторых, протестующие до сих пор твердо придерживаются концепции мирного протеста. Сейчас нет ни одной силы, которая бы откровенно выступала за переход "Протеста против диктатуры" в силовую фазу.

В-третьих, сербская власть уже научена горьким опытом и знает, чего нельзя делать, если ты не хочешь, чтобы в конце концов тебя свергла толпа протестующих. Отсутствие на улицах во время протестов усиленных нарядов полиции и полицейских кордонов, даже у правительственных учреждений в Белграде – один из признаков того, что сербская власть учится на ошибках предшественников.

Вучич сообщил, что полицию отвели от мест проведения массовых акций, чтобы у протестующих не было возможности осуществить провокации – "трюки из учебников", "жалкие фокусы, которые были применены во многих странах".

Участники акции, по его словам, могут показывать свое недовольство, когда хотят и сколько хотят, и все будет в порядке, пока протест проходит мирно и не угрожает конституционному строю в государстве.

Что же касается "кражи голосов", то Вучич назвал обвинения в свой адрес вопиющей глупостью и предложил пересчитать бюллетени – перед камерами, в присутствии журналистов. Конечно, это не совсем то, чего ждут участники протестов.

Так что продолжение следует. Пока что протестующие каждый день после демонстрации прощаются друг с другом словами "до завтра".

 

Автор: Наталья Ищенко,

предприниматель из Черногории,
активист украинской общины

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua