Кремль проиграл битву за Страсбург: как подковерная игра Ягланда привела к поражению россиян в ПАСЕ

Вторник, 9 октября 2018, 17:50 — , Европейская правда, Страсбург
Фото: coe.int

Через несколько часов Парламентская ассамблея Совета Европы примет решение, которое заранее назвали историческим. Она должна или "простить" России нарушения, чтобы вернуть в Страсбург россиян уже в январе следующего года - или проигнорировать шантаж и отказать Москве, оставив ее под санкционным давлением. Даже понимая, что это точно будет иметь последствия для Совета Европы.

Точнее, эти два варианта были возможны еще в конце прошлой недели, и тогда никто не брался сказать, какой из них будет выбран.

Но выбор сделан. "Европейская правда" опубликовала этот текст еще до начала голосования, потому что уже тогда было известно:

в этот вечер украинцы в Страсбурге будут праздновать победу.

Для "прощения" России не хватило голосов. Даже несмотря на то, что документ не "убили", а направили на доработку, Россия все равно останется под санкционным давлением минимум на следующий год.

Более того, в ПАСЕ впервые открыто заговорили, что нужно задуматься над исключением россиян из Совета Европы. До сих пор эта тема считалась запретной, но, похоже, чаша терпения у европейцев переполнена.

Как ни странно, но украинские депутаты должны особо поблагодарить за победу своего давнего оппонента, Турбьерна Ягланда. В последние недели генсек Совета Европы вел настолько некорректную подковерную игру, пытаясь добиться "прощения" России, что настроил против себя многих депутатов.

Подлила бензина в огонь Россия, которая возобновила шантаж, требуя от ПАСЕ еще больших уступок.


Аппетит приходит во время шантажа

"Мы не блефуем", - спокойно сказал, глядя в зал, седой человек.

Его имя было незнакомо даже многим присутствующим, но все объясняла табличка на столе с надписью Fйdйration de Russie. Этот человек - Иван Солтановский, представитель России в Совете Европы. Он выступал в понедельник на закрытом для прессы заседании Общего комитета - чрезвычайного руководящего органа, объединяющего ключевых лиц ПАСЕ и Комитет министров.

Дипломат предупредил всех присутствующих: вернуть россиян в Страсбург будет непросто.

Даже если ПАСЕ изменит свой регламент и усложнит процедуру введения санкций - этого все равно будет недостаточно. Это "первый шаг", но Москва требует большего. Не должно остаться ни малейшего шанса, что Россия когда-либо окажется под санкциями ПАСЕ. Вообще. Несмотря ни на какие ее действия.

Как говорят участники заседания, фраза "выход России из Совета Европы" от него так и не прозвучала, но между строк читалась очень четко. "Будущее Совета Европы под вопросом, и это не блеф", - сказал он. Интересно, что меньше месяца назад Солтановский публично исключал даже мысль о таком сценарии - но дипломатам из России не привыкать отказываться от своих слов.

Этот шантаж подействовал.

Для европейских дипломатов выход России из Совета Европы - это недопустимо. Это красная линия, это то, чего надо избежать любой ценой.

Неудивительно, что на заседании в понедельник подавляющее большинство послов поддержали россиянина. Санкции надо отменить; у депутатов ассамблеи вообще не должно быть рычагов для санкционного механизма; все ограничения должны утверждаться послами 47 стран-членов; Россия должна быть в процессе - таково краткое резюме выступлений.

Вот только с этим не были согласны присутствовавшие на встрече депутаты.

"Мы вам что, лохи?"

Если бы в МИД России давали отдельные премии за созданные кризисы (а порой создается впечатление, что так оно и есть!), то у ответственных за Совет Европы в последнее время был бы шанс неплохо обогатиться.

Российский вопрос создал новый конфликт, который очень четко ощущается в кулуарах Дворца Европы - хоть он и не занимает ведущее место в новостях из Страсбурга. Это - конфликт между депутатами и генеральным секретарем Совета Европы.

"Европейская правда" уже писала, что Турбьерн Ягланд, пытаясь изменить расклад сил в ПАСЕ, провел информационную спецоперацию. Еще летом он заказал юридическому советнику СЕ, немцу Йоргу Полякевичу, заключение по санкционному механизму.

Точно неизвестно, когда именно доклад был готов, но депутаты получили его всего за неделю до сессии (некоторые - еще позже), а публичным этот документ не сделали до сих пор. Кроме того, его выводы оказались крайне категоричны: ПАСЕ вообще не имеет права налагать санкции на любую национальную делегацию.

В том числе, конечно же, и на Россию.

По мнению Полякевича, ассамблея, наказывая россиян, системно злоупотребляла своими уставными правами; эта практика должна быть остановлена, то есть ПАСЕ должна отказаться от собственных полномочий.

Сказать, что эти выводы подняли бурю в ПАСЕ - не сказать ничего.

Даже те, кого считают "друзьями России", не сдерживали эмоций.

Киприотка Стелла Кириакидес, которая в прошлом году (после отставки скандального Аграмунта) непродолжительное время была главой ПАСЕ и поддерживала идею возвращения россиян, "проехалась" по генсеку на заседании группы ЕНП. Мол, зачем было полтора года работать над пересмотром санкций, если санкционный механизм был незаконным?

Ягланда упрекали и в том, что он заказал это заключение "тайно", без привлечения ПАСЕ, хотя речь идет именно о полномочиях ассамблеи; и за странный "полусекретный" статус документа; и вообще - обвиняли в посягательстве на чужие полномочия.

"Мы что, лохи? Он нас ставит перед фактом: вы там играйте в игрушки, а на самом деле вы в ПАСЕ никто и полномочий не имеете. Это нормальное отношение?" - поделился с ЕП своим видением ситуации один из депутатов из числа друзей Украины.

А когда началось рассмотрение вопроса в пленарном зале, конфликт стал публичным. Ягланд не устоял перед валом обвинений от депутатов и взял слово для ответа, но опять совершил ошибку: открыто заявил, что ПАСЕ не имела права налагать санкции. Его слова вызвали бурю эмоций в зале, прежде всего среди британцев (а в Британии умеют проводить шумные и жесткие дебаты в парламенте).

Но главной неожиданностью стал не этот публичный конфликт, а то, что в ПАСЕ впервые прямо заговорили о возможности исключения России из Совета Европы.

Но главной неожиданностью стал не этот публичный конфликт, а то, что в ПАСЕ впервые прямо заговорили о возможности исключения России из Совета Европы.

"Таким не место в наших рядах"

Самыми жесткими критиками россиян в ПАСЕ являются две партийные группы - либералы и консерваторы (в последних "контрольный пакет" принадлежит британцам, а их отношение к РФ очевидно). Эти дебаты не стали исключением. Голландец Март ван дер Вен, выступавший от имени либералов, стал первым, кто намекнул: угроза выходом России из Совета Европы может стать реальностью, но и это не должно останавливать ПАСЕ от продления санкций.

"А то, что Россия не идет на диалог, не делает шагов навстречу, не является хорошим сигналом в этом контексте", - добавил он.

Его мысль развил коллега-либерал из Франции Оливье Бех. "Если мы проголосуем против (изменений санкционной процедуры), то подтолкнем Россию к выходу из Совета Европы. А это будет катастрофой. Если мы проголосуем за, то дадим России понять: то, что она делает, можно простить. А это тоже катастрофа, потому что хуже, чем то, что сделала Россия в Украине, и представить нельзя", - поделился он размышлениями и напомнил цитату Черчилля, что в случае выбора между бесчестием и войной тот, кто выбрал позор, получит также и войну.

Еще откровеннее оказались британцы - представители и консерваторов, и лейбористов

прямо говорили: Россия уже пересекла красную линию.

А значит, вопрос о ее членстве в Совете Европы стал вполне актуальным.

Представительница группы социалистов от Британии Ангела Смит начала с того, что Россия заигралась в шантаж. "Меня не запугать, - заявила она. - Такие государства (как РФ) не должны оставаться в наших рядах!"

Сторонники исключения России нашлись даже в далекой Исландии. Местная депутатка, социалистка Сунна Аверсдоттир призвала коллег не прятаться от реальности.

"Может, пора расстаться с Российской Федерацией? Это было бы более честно. Было бы правильным обсудить, может ли вообще Россия быть членом этого клуба, и этот диалог следует провести на всех уровнях в Совете Европы", - пояснила она.

Провал всех планов

Дебаты пошли явно не в ту сторону, на которую рассчитывал Турбьерн Ягланд, но он не стал во второй раз вмешиваться в дебаты (что неудивительно, учитывая, что первая попытка ему только навредила).

Даже если не принимать во внимание жесткие выступления, настроение зала было явно критичным к позиции генсека.

А учитывая то, что для изменения санкционных правил нужны голоса двух третей присутствующих - задача становилась совершенно неподъемной. Поэтому в обеденный перерыв за кулисами началась новая дискуссия - о том, чтобы не начинать голосование, отложить его "до лучших времен". Мол, эмоции улягутся и депутаты поменяют мнение.

Докладчица Петра де Суттер, которая сначала не предполагала такой возможности, в конце концов поддалась на уговоры.

И просто прекратила дальнейшее голосование, объявив, что доклад надо вернуть в комитет, мол, сейчас в зале не то эмоциональное состояние, чтобы принимать столь важные решения. Большинство депутатов поддержали ее предложение.

Что это значит?

Прежде всего - что в январе 2019 года, в начале очередной сессии, Россия не сможет вернуться в ПАСЕ без санкций. Скорее всего, россияне снова не подадут свои списки и не восстановят платежи в бюджет Совета Европы (а если подадут - то санкции возобновятся, большинство голосов за это наверняка будет).

Итак, в борьбе с РФ мы одержали промежуточную победу.

А за это время начнется дискуссия о том, есть ли вообще место для России в Совете Европы. Еще один год российских неплатежей сделает этот вопрос неизбежным.

К тому же - если честно - такая дискуссия давно назрела.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды",

из Страсбурга

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.