Мусорный завод возле дома: три мифа об утилизации отходов в Швеции

Пятница, 9 ноября 2018, 13:40 — , Европейская правда, Уппсала (Швеция)

Как Украине организовать действенную систему утилизации отходов? Подходит ли нам опыт ЕС?

К сожалению, этот процесс в Украине очень мифологизирован. Мы знаем, что Европа весьма успешна в данном вопросе, но такая утилизация – это очень сложно и дорого, а потому совершенно невозможно у нас.

А как на самом деле? Чтобы ответить на этот вопрос, мы поехали в Швецию – страну, которая является одним из мировых лидеров в сфере обращения с отходами.

Город Уппсала находится всего в 70 км от шведской столицы. В нем уже около десяти лет работает завод по переработке мусора, который обеспечивает электроэнергией и газом почти две трети потребностей города (а это третий по величине город Швеции).

Сам завод находится на окраине города, но вовсе не за его пределами: рядом торговый центр, а чуть дальше – замок XVI века.

И если в Украине само упоминание о возможности размещения мусороперерабатывающего завода в городе порождает панику и протесты, то в Уппсале это, похоже, никого не беспокоит.

Жилые дома расположены в 300 метрах от предприятия.

Нас встречает менеджер компании Vattenfall Бьорн Моллстедт. Заводом управляет государственная компания – подавляющее большинство мусороперерабатывающих предприятий в Швеции находятся в госсобственности, хотя есть и исключения.

 

Во многом это связано с тем, что инвестиции в переработку мусора – очень долгосрочные. Например, сейчас под Стокгольмом завершается строительство крупного мусороперерабатывающего завода – на этот раз частного. Инвестиции в строительство – его финансирует немецкая E.ON – составляют около 500 млн евро и должны окупиться только за 40 лет.

Но вернемся в Уппсалу. "Еще 15 лет назад это был довольно загрязненный город, – рассказывает Моллстедт. – Дело в том, что здесь нет централизованного газоснабжения, а отопление домов обеспечивали котлы на твердом топливе. По всему городу их было около 9000 – представляете, какой был смог?!".

Строительство завода по переработке мусора решило эту проблему. Около 70% электроэнергии, которую он производит, идет на подогрев воды, которая через теплообменники поступает в тепловые сети города.

Как следствие, воздух теперь намного чище, чем раньше.

Кстати, помимо мусороперерабатывающего завода, теплом город обеспечивает также... крематорий. И здесь действует аналогичный принцип: если сжигание требует сверхвысоких температур, было бы опрометчиво, если бы это тепло уходило в никуда.

Спрашиваю, сколько людей работает на заводе. "Точно сказать не могу, но трудоустроено около 200, – шутит Бьорн. – Наверное, работают сто – на самом заводе. Остальные сидят в офисе, но работают или нет – неизвестно". Стоит отметить, что из ста работников более половины являются водителями мусоровозов. Переработкой мусора занимаются несколько смен по полтора десятка человек каждая – при условии высокой оплаты труда предприятие максимально автоматизировано.

Но больше всего удивило не это. Оказывается, что по крайней мере три распространенных в Украине представления о том, как в Северной Европе перерабатывают мусор, являются мифами.

Миф 1. Швеции не хватает собственного мусора, она закупает его за рубежом

Это не так. Более того, на самом деле все наоборот.

Нет, завод в Уппсале действительно работает как на собственном мусоре, так и на привезенном из Великобритании. Такую практику – не вывозить мусор в другие страны, а наоборот, привлекать иностранный для утилизации – кроме Швеции, практикуют только в Германии.

Однако говорить о ЗАКУПКЕ этого сырья не стоит.

Корректнее будет так: завод также предоставляет услуги по утилизации мусора другим странам. В среднем за утилизацию каждой тонны британского мусора шведский завод получает около 70 евро.

 
Инфографика Vattenfall 

Кстати, кроме британского, завод в Уппсале импортирует и сырье из Беларуси. Однако не мусор, а торф. Который, конечно, уже сам завод покупает.

Его используют в периоды пиковой нагрузки, например зимой, когда мусора недостаточно для производства необходимого объема электроэнергии. Для этого на территории завода есть отдельная котельная – сжигать торф намного проще, это не требует такого сложного фильтрования, как в случае с мусором (в себестоимости переработки отходов около 40% составляют расходы на меры экологической безопасности).

И хотя использование торфа намного выгоднее, он – лишь вспомогательное сырье. Ведь основные доходы предприятию приносит не продажа электроэнергии или газа, а плата за утилизацию мусора.

Более того, уже сейчас в Уппсале завершают работы по замене торфа на деревянную щепу. Дело в том, что европейские экологические стандарты требуют постоянного увеличения использования возобновляемых источников – а древесина с этой точки зрения значительно экологичнее за торфа.

Миф 2. Достичь высокого уровня переработки мусора невозможно без его сортировки

Какие ассоциации у вас возникают, когда речь идет о сортировке мусора в ЕС?

Возможно, такие: берем использованный пакетик от чая – заварку выбрасываем в один пакет, пластиковый ярлычок – во второй, бумажный пакетик – в третий, а металлическую скобку – в четвертый.

Нельзя сказать, что эта ассоциация ошибочна – в Европе действительно достаточно тщательно сортируют отходы.

Однако завод в Уппсале сжигает все непищевые отходы вместе.

Ведь 100% сортировки невозможно достичь даже в Швеции. Но это не проблема – потом из шлака специальными магнитами извлекают металл, а методом просеивания – остатки стекла.

Получается, что для запуска переработки достаточно отделять только органический мусор (остатки пищи, которая идет на биогаз) от твердого.

Но и это не все. Бьорн Моллстедт уточняет: технологически можно было бы обойтись и без этой предварительной сортировки, просто устроив сортировочную станцию ​​на самом заводе.

Читайте также
"Сортировка мусора? Нет, не слышали". Кто тормозит реформу утилизации отходов

Правда, такая сортировка существенно увеличила бы численность работников – а соответственно, и стоимость переработки. А в придачу – объем шлака после такой переработки был бы гораздо больше.

Впрочем, шведская переработка мусора начиналась именно так. "Поначалу, когда жители города были не готовы сортировать мусор, мы так и делали. Но, конечно, это лишняя услуга, которая несколько увеличивает чек за переработку мусора. В результате власти стали убеждать горожан экономить, сортируя", – рассказывают на заводе в Уппсале.

Как видим, экономический стимул хорошо работает и в Швеции.

И наконец, еще один миф, возможно, самый актуальный для Украины.

Миф 3. Сжигание мусора опасно для экологии

Дискуссия об этом сейчас довольно популярна в Украине. Противники сжигания мусора пугают токсинами, которые заводы выбрасывают в воздух, что крайне опасно для экологии.

Но в Уппсале мусор именно сжигают!

Однако никого не беспокоит соседство с таким заводом. В чем секрет?

А секрет довольно прост – в соблюдении технологии, прежде всего температуры сжигания.

Как объясняют на заводе, выбросы токсинов возможны только при температуре ниже 650 градусов Цельсия. Стандартная температура горения на заводе в Уппсале – 1200 градусов. При таких условиях (ну и, конечно, при качественном фильтровании выбросов) вредные вещества в атмосферу просто не попадают, убеждают на заводе. Если же температура хотя бы на 2 секунды падает по крайней мере до 850 градусов – система безопасности автоматически прекращает сжигание.

Благодаря сортировке и отсеиванию остатков металла и стекла остается совсем немного шлака – около 1% процента от переработанного твердого мусора.

В Уппсале его перерабатывают в дешевые строительные материалы.

Похожая ситуация и с органическими отходами. Да, их переработка в биогаз сопровождается резким запахом. Но его можно почувствовать только внутри перерабатывающего цеха – вентиляционная система построена таким образом, что запах совершенно не ощущается снаружи.

* * * * *

Получается, что все эти технологии абсолютно доступны и для украинцев?

При условии соблюдения нормативов переработка мусора полностью безопасна. А главное, для запуска этой системы не надо ждать годами, пока повысится экологическая сознательность украинцев – готовность сортировать мусор приходит сама, вместе с платежами.

Беда лишь в том, что есть и другие нюансы, прежде всего – финансовые.

Возможность жить в одной из самых чистых стран мира стоит денег. Даже при самых продвинутых технологиях переработка мусора сама по себе не может выйти даже на себестоимость.

Читайте также
Мусор на потом: как Украина выполняет обязательства по обращению с отходами

Необходимую сумму обеспечивают сами граждане, платя тарифы. Среднее домохозяйство в Уппсале платит около 83 евро в год за утилизацию твердых бытовых отходов, и еще 23 евро – пищевых.

Сколько бы это стоило в Украине, пока сложно сказать. Стоимость рабочей силы в Украине в десятки раз ниже, но цена строительства завода вряд ли была бы существенно меньше. А главное, пока у нас нет традиции сортировки мусора, что дополнительно увеличивает себестоимость переработки.

Конечно, это не значит, что мы не можем использовать более дешевые, хотя и не такие совершенные технологии. Но в любом случае реформы нам так или иначе внедрять придется.

Ведь в соответствии с Соглашением об ассоциации, еще до 1 ноября прошлого года Украина должна была принять новый закон об отходах (хотя до сих пор даже не разработала законопроект). Если же речь идет об энергетической составляющей, то мы уже к 2021 году должны выйти на уровень 11% возобновляемой энергетики в энергобалансе страны.

Но существует еще одно очень важное препятствие для реализации таких планов.

Речь идет о доверии.

В Швеции настолько доверяют доброчестности переработчиков, что ни для кого не является проблемой, что мусороперерабатывающий завод находится фактически среди жилых домов. В Украине такое невозможно даже представить.

Более того, доверие к соблюдению всех экологических норм позволяет шведам зарабатывать на переработке иностранного мусора – тем самым существенно уменьшая тарифы для своих потребителей.

Можно только представить себе масштабы протестов, если бы о ввозе мусора из-за рубежа объявили в Украине.

Поэтому для нас настоящим прорывом стали бы даже первые реальные шаги в направлении европейских стандартов обращения с отходами. И конечно – разрушения мифов, которые это сопровождают.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды",
Уппсала – Стокгольм – Киев

Написание статьи стало возможным благодаря поддержке Шведского института и Посольства Швеции в Украине

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.