Помощь Косюку или шанс для нового правительства: что принесет первый пересмотр Соглашения об ассоциации

Четверг, 1 августа 2019, 08:25 — , Европейская правда
Фото: uprom.info

Достаточно буднично и почти незамеченным прошло событие, которое фактически является важным этапом в отношениях между Украиной и ЕС.

Речь идет о первой коррекции торговой части Соглашения об ассоциации. И это при том, что еще недавно в Брюсселе отвергали любую возможность коррекции таможенных тарифов, по крайней мере в ближайшей перспективе.

"Работа над ошибками"

Что же произошло и какие последствия это будет иметь?

Вечером 30 июня в Минэкономразвития сообщили о подписании соглашения с ЕС об увеличении квоты для украинских экспортеров мяса птицы. После ратификации этого соглашения Верховной радой и Европарламентом годовая квота на экспорт из Украины мяса птицы и переработанного мяса птицы будет постепенно увеличена с 20 до 70 тыс. тонн.

Показательный момент: такое важное соглашение было подписано в форме обмена письмами.

Почему же оно не было подписано торжественно, например – на недавнем саммите Украина-ЕС?

Ответ на этот вопрос достаточно прост – потому что подписанные изменения одновременно предусматривали и уступки с украинской стороны (о чем "забыли" упомянуть в Минэкономразвития).

В частности, согласно сообщению представительства ЕС в Украине, в увеличенную квоту будут внесены две тарифные линии, по которым ранее ограничения не действовали. "Эта поправка позволит изменить торговые преференции по мясу птицы с целью введения более предсказуемых условий в двусторонней торговле", – резюмирует сайт представительства.

Под "более предсказуемыми условиями торговли" в представительстве ЕС понимают ликвидацию возможности для украинского бизнеса беспошлинно экспортировать неразделенные куриные тушки и полутушки в ЕС, ведь тарифные квоты 0207 13 70 и 0207 14 70 (others) не подпадали под действие европейских ограничений.

Эту возможность обойти европейские квоты в свое время нашли в компании МХП (основатель – Юрий Косюк), что дало им возможность в разы увеличить свой экспорт в ЕС. Технически схема выглядит так: компания экспортирует неразрезанные тушки в обход квот, после чего на европейских предприятиях компании продукт режут, сортируют и готовят к продаже.

Конечно, это не вызвало восторга у европейских производителей.

Об этой коллизии ЕвроПравда уже неоднократно писала. Например – в прошлогодней статье "Когда квоты бессильны: как украинская курятина напугала Евросоюз".

Читайте также
Когда квоты бессильны: как украинская курятина напугала Евросоюз

Эта ошибка, которую допустила Еврокомиссия в ходе переговоров по СА, фактически не давала европейской стороне легальных инструментов для ограничения украинского экспорта. Хотя бы потому, что наш экспорт не создавал угроз для европейской промышленности (что давало бы возможности принимать разрешенные защитные меры), а одновременно соглашение запрещает и Украине, и Евросоюзу самостоятельно повышать импортные пошлины – в нем предусмотрена только дальнейшая либерализация торговли.

Именно поэтому выходом из ситуации стала компромиссная договоренность. Украина получит существенное увеличение беспошлинных квот, а мы даем Евросоюзу согласие на отказ от использования "дыры" в Соглашении – "спорную" продукцию МХП включили в общий объем квот.

Несмотря на то, что выше тарифной квоты в ЕС действует "запретная" ставка пошлин на курятину (до 100% от ее стоимости), это означает, что украинские производители лишились возможности экспортировать в ЕС объемы курятины, выходящие за квоты.

"Зрада" или "перемога"?

Заинтересованность ЕС в срочной коррекции Соглашения была очевидна, но стоило ли Украине соглашаться на нее? И компенсирует ли увеличение квот со стороны ЕС уступку со стороны Украины?

Это – непростой вопрос.

С одной стороны, возможностей сохранить статус-кво у Украины фактически не было. Из-за давления своих производителей этот вопрос стал очень важным для ЕС, что заставляло их искать возможности для введения ограничений против украинской курятины.

В такой ситуации стороны должны были прийти к какой-то компромиссной договоренности.

Но достаточна ли уступка с европейской стороны? Не стоило ли Киеву требовать большего?

По данным Госстата, общий объем экспорта украинской курятины в страны Европы по двум указанным товарным группам в 2018 году составил около 55 тыс. тонн. Таким образом, рост беспошлинной квоты с 20 до 70 тыс. тонн  частично компенсирует закрытие свободного экспорта по этим группам, однако о наращивании экспорта курятины в ЕС речь тем более не идет.

К тому же такая коррекция существенно осложнит выход на европейский рынок других компаний, кроме МХП. При распределении квот приоритет получают компании, которые в предыдущие годы экспортировали такую ​​продукцию в ЕС – а значит, фабрикам Косюка автоматически достается преимущество.

Поэтому вернемся к вопросу: если коррекция пошлин по курятине была такой важной для ЕС, то не стоило ли Украине одновременно требовать пересмотра и по другим позициям, важным уже для наших экспортеров?

Однозначного ответа у нас нет. Однако есть уверенность, что в долгосрочной перспективе такой срочный пересмотр может быть выгодным для Украины. Создав прецедент пересмотра Соглашения (да еще и в беспрецедентно быстром темпе), ЕС лишился традиционного для себя аргумента о сложности его корректировки.

И к этому вопросу украинская сторона еще однозначно вернется.

По данным ЕП, прошлое правительство и президент готовились к пересмотру тарифных положений СА. Возможность их коррекции предусмотрена самим Соглашением – соответствующие изменения могут быть внесены на пятый год после начала его действия, то есть уже со следующего года. Необходимость переговоров с ЕС по этому поводу, по нашим данным, поддерживает и новая украинская власть.

Поэтому нынешняя коррекция будет прекрасным поводом для нового правительства официально поставить вопрос о том, что соглашение с ЕС, ключевые позиции которого были согласованы почти 10 лет назад и основывались на статистике торговли Украины и ЕС 2005-2007 годов, уже не соответствует нынешнему состоянию наших торговых отношений. А потому – нуждается в срочной коррекции.

Тем более – после того, как сам ЕС показал, что изменения можно вносить быстро, если это действительно нужно.

В конце концов, у украинской стороны остается один козырь, так сказать "на крайний случай".

Учитывая, что нынешняя коррекция произошла досрочно, а главное – что она ​​противоречит философии Соглашения об ассоциации, украинская сторона может отказаться от ратификации этого соглашения в Раде, предложив ЕС повторные консультации по этому вопросу.

Автор: Юрий Панченко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua