Группы дружбы, "понтов" и лоббизма: что должна изменить новая Рада в работе на международном фронте

Четверг, 8 августа 2019, 10:30 — , Европейская правда
Фото УНИАН

Уже через месяц новый созыв парламента приступит к работе. А пока бывшая власть привыкает к роли оппозиции, партия "Слуга народа", получившая большинство мандатов, готовится взять всю власть в Раде. Соратники президента Зеленского уже поделили парламентские комитеты, определили кандидатуры будущего спикера и его заместителя и тому подобное.

Но есть немало должностей, которые точно будут созданы в новоизбранном парламенте – но пока остались нераспределенными.

Это – должности тех, кто будет отвечать за международное сотрудничество, то есть лидеров межпарламентских делегаций и глав так называемых "групп дружбы" Украины с другими государствами.

И то, что до этого у нового монобольшинства еще не дошли руки – хорошая новость.

Потому что нынешняя система парламентской дипломатии нуждается в изменениях. И порой – радикальных.

"Группы дружбы" в прошлом созыве ВР оставались без внимания общественности. А вот депутаты туда охотно записывались, иногда велась настоящая борьба за должности в этих группах, и не всегда за стремлением нардепов работать на международном фронте стояли благородные мотивы.

Лучший друг парламента – Китай?

Прежде всего – пару слов о том, что же такое "группы дружбы", или, как они называются официально, "депутатские группы по межпарламентским связям", и почему мы уделяем им такое внимание.

Это не украинское изобретение. "Группы дружбы", ответственные за отношения с той или иной страной, есть в парламентах по всему миру.

Дело в том, что международные отношения давно не являются делом одного лишь МИД. Время дипломатов в строгих костюмах, которые только обмениваются нотами, готовят встречи президентов и делают максимально размытые заявления, безвозвратно ушло в прошлое.

Зато все больший вес набирает публичная дипломатия (то есть поддерживаемая государством деятельность за рубежом для продвижения наших интересов), ее составляющая – культурная дипломатия (которую Украина в последние годы пусть медленно, но развивает), и парламентская дипломатия.

Последняя – предельно важна. "Особенно когда речь идет об отношениях с парламентскими республиками, где депутаты особенно сильно влияют и на отношение своей страны к российско-украинскому конфликту, и на решение о помощи Украине, и на правительственные договоренности и тому подобное", - поясняет Анна Шелест, член правления Совета внешней политики "Украинская призма"

Посудите сами: кто сможет быстрее убедить, скажем, депутата-либерала из датского, нидерландского или испанского парламента? Сотрудник нашего посольства? Или депутат-либерал из Украины, с которым они регулярно встречаются, имеют общие интересы, входят в межпарламентские объединения, европейские либеральные "тусовки" и т.д.?

И хотя ответ на этот вопрос очевиден, активной работы со стороны Украины на этом направлении недостаточно.

Нет, "групп дружбы" у нас очень много, их даже более чем достаточно!

Депутаты нынешнего созыва на бумаге "дружат" с парламентами 95 государств – от США и Германии до Мадагаскара и Монголии.

Монгольская группа, кстати, самая малочисленная, в ней всего трое депутатов (что вряд ли кого-то удивит). А вот наиболее многочисленные группы – действительно способны поразить.

Самая популярная среди депутатов – группа, которая отвечает за отношения с... Китаем! Сейчас в ней 213 депутатов, но это не рекорд, потому что в последние годы часть депутатов приостановила членство в ней. А в начале работы парламента численность китайской группы достигала 237 (!) депутатов.

В 2015 году абсолютное большинство парламентариев считали "дружбу" Украины с Китаем даже более высоким приоритетом, чем с ЕС и США? 237 нардепов были готовы продвигать диалог с Пекином, помогать китайцам и т.д.? Возникает вопрос: а почему же в таком случае в украинско-китайском сотрудничестве за последние пять лет не было заметно никаких сдвигов?

Кто во главе?

Справедливости ради, стоит заметить, что в десятке стран, "группы дружбы" с которыми являются самыми многочисленными, все без исключения государства – влиятельные. Но от "дружбы" популярность этих групп точно не зависит. Доказано аномально популярным Китаем и не только им.

На втором месте – "группа дружбы" с США, с 145 членами. Третий – Израиль, 135 членов. Дальше – Канада (121), Польша (103), Германия (93), Великобритания (89), Франция (81). А наш самый преданный партнер во времена российской агрессии, Литва – лишь девятая, с 68 "официальными друзьями" в составе ВР. Десятое место (по 60 парламентариев) делят не всегда дружелюбная, но важная для нашего бизнеса и олигархов Австрия, и географически далекая, но дружественная нам Япония.

Еще интереснее смотреть не только на цифры, но и на имена.

Кто возглавляет китайскую группу? Если не знать заранее – догадаться невозможно.

"Главным китаеведом" ВР стал Андрей Павелко – глава бюджетного комитета и президент Федерации футбола Украины. Как рассказывают депутаты, его назначение на китайское направление очень активно продвигали представители его фракции БПП.

В чем заключался китайский интерес одиозного депутата, выяснить не удалось. И хотя у Павелко в группе было шестеро заместителей, основные контакты он старался проводить лично. Интересно, что, по сравнению с другими группами, китайская считалась "живой" и активной – депутаты летали в Китай, сдавали отчеты о поездках.

Главного по взаимодействию с США выбрать оказалось так непросто, что в эту группу назначили двух сопредседателей – "ляшковца" Галасюка, который запомнился постоянными попытками торпедировать торговую часть Соглашения об ассоциации, уравновесил Виктор Чумак, имеющий хорошую репутацию в Штатах. И вдобавок – еще три заместителя.

А вот немецкая группа в ВР была одновременно позором Рады и угрозой для Украины.

Диалог с немцами единолично – без всякого заместителя – возглавлял Сергей Тарута, который не только не является экспертом по украинско-германским отношениям, но и известен своим особым мнением по многим вопросам Донбасса. К тому же жизнь показала, что Таруте эта должность была не очень-то и нужна.

"Мы потеряли много динамики от того, что группу возглавлял Тарута. В новом созыве это должен быть человек, действительно мотивированный выводить сотрудничество с немцами на новый уровень", – говорит директор Центра "Новая Европа" Алена Гетьманчук, организация которой исследовала проблемы украинско-германского партнерства.

Зачем им это?

Кому-то членство в "группах дружбы" помогало вести бизнес и зарабатывать деньги. Кому-то было нужно для статуса и престижа. Кто-то банально хотел поездить по миру за государственный счет. Кого-то "попросили записаться", потому что очень нужны были "штыки" на голосованиях в группе.

К счастью, были и те, кто действительно болел за международные отношения Украины, имел настоящие контакты с государством-партнером и т.п. Вот только этих депутатов в группах прошлого созыва было меньшинство. Большинство составляли "статисты" и те, кто использовал статус для собственной выгоды.

"Бизнесмены, которые есть в парламенте, вступали в "группы дружбы" с теми странами, в которых у нас есть бизнес-интересы, это было очень хорошо видно по азиатским, африканским странам", – объясняет Светлана Залищук, депутат VII созыва, сопредседатель "группы дружбы" с Великобританией. (К слову, по словам британских парламентариев и дипломатов, активными в этой группе были 5-6 человек, включая руководителей, другие вообще не принимали участия в работе. Притом что численность группы – 89 нардепов!)

Бизнес – не единственный стимул.

К примеру, во всех двух созывах ВР был депутат-баптист, который записывался в кучу "групп дружбы" с постсоветскими странами и пытался "пробить" для себя статус повыше, чтобы использовать его для религиозных контактов. Об этом его коллеги прекрасно знали, но не имели рычагов влияния.

В конце концов, некоторые просто воспринимали Раду как турагентство.

Как бы мелочно это ни звучало, таких депутатов хватало.

У большинства, кстати, их ожидания не оправдались. В уходящем созыве Раде не хватало бюджета, в годовом бюджете было всего пять поездок групп по четыре депутата. Часто приходили, просили увеличить "тревел-группу" до 8 или 10 человек, вспоминает председатель комитета по иностранным делам Анна Гопко, но каждый раз они получали отказ.

Хотя были и исключения, когда за деятельность народных депутатов платил кто-то "со стороны".

Причем "спонсорские средства" порой шли на "туризм" народных депутатов, но чаще – на реальную работу.

В Израиль (по договоренностям главы группы Георгия Логвинского) неоднократно летали делегации, рекордные по численности, за которые бюджет не платил. В Южной Америке работа также велась без бюджетного финансирования. Другой пример – многочисленные поездки Гопко по продвижению "плана Маршалла для Украины" (который, к сожалению, так и не был утвержден) осуществлялись за счет доноров или приглашающей стороны.

И новому парламенту, вероятно, придется задуматься над тем, что делать с этим спонсированием. Запрещать его, вероятно, будет неправильно – этим Украина навредит сама себе. Но над публичной отчетностью о таких поездках стоит подумать.

...со знанием двух языков – русского и матерного

Возможно ли прекратить злоупотребление международными платформами? Что нужно для этого сделать? У "Европейской правды" есть некоторые идеи, но прежде всего надо подчеркнуть: изменения уже начались. Хотя мы и критикуем то, как работают "группы дружбы" сейчас, должны признать, что это – бешеный прогресс по сравнению с прошлыми созывами.

Та профанация межпарламентской работы, которая была до 2014 года, откровенно шокирует. Тогда "турагентство на Грушевского" работала в полную силу; депутаты ездили ради любопытства, не зная ни языка, ни страны-партнера.

Перечень тогдашних "специалистов по международным делам" очень показателен.

Помните Ирину Бережную, депутатку-регионалку, посвятившую немало усилий продвижению русского языка (так как другими иностранными она не владела)? Она была членом 21 международной делегации, большая часть из которых – "группы дружбы" с европейскими "курортными" государствами.

Но есть и гораздо более выдающиеся деятели парламентской дипломатии.

Александра Табалова, молодого кировоградского латифундиста, вспомнят только жители Кропивниччины и те, кто следит за аграрным бизнесом. В законодательной работе он не был замечен, но оказался незаурядным международником – был членом 28 (!) "групп дружбы".

А вот пропутинского Олега Царева, обвиняемого в государственной измене, многие хорошо помнят. Но мало кто слышал о его дипломатическом хобби. Не зная иностранных языков, кроме русского, он был членом 25 "групп дружбы" (с очень разнообразными интересами, от Чили до Японии!), а две из них возглавлял – словацкую и сирийскую.

Но абсолютный рекорд похоже, принадлежит депутату IV созыва, хорошо известному перебежчику Тарасу Чорновилу. Его официальная биография того времени говорит, что английским депутат не владеет (хотя знает польский). О любви к путешествиям в биографиях обычно не пишут, но что же еще может заставить политика стать членом 40 (!) "групп дружбы", лично возглавить семь из них, а еще в восьми занимать должность заместителя или секретаря. Работать на таком количестве направлений невозможно в принципе, а вот завалить работу – можно. Не говоря уже об одновременной "дружбе" с враждующими государствами, например Индией и Пакистаном.

"Поэтому мы впервые ввели ограничение: один депутат не мог возглавлять более одной группы и быть в более чем пяти группах одновременно. Впоследствии, правда, увеличили лимит до семи, из-за нехватки желающих идти в непопулярные группы", – рассказала Анна Гопко, глава комитета по иностранным делам.

Но проблему гиперпопулярности групп дружбы с Китаем, США и т.д., где подавляющее большинство членов не работали, а кто-то даже тихо вредил, это не решило. Опрошенные ЕвроПравдой депутаты сошлись во мнении, что ограничивать количество групп нельзя.

Дружба "по-новому"

Есть надежда, что новый парламент продолжит изменения.

Во-первых, крупный бизнес в основном не прошел в Раду. Директоров и владельцев предприятий, желающих приписать должность себе в визитку, должно стать меньше.

Во-вторых, "сарафанное радио" должно донести, что время туристических поездок за счет бюджета прошло – в бюджете Рады хронически не хватает денег на такие поездки, и депутаты-статисты, которые только записываются в группу, но не ведут в ней работу, туда не попадают.

И, наконец, нардепы должны были сами понять, насколько для государства важна реальная, а не "записная" парламентская дипломатия. И это тот случай, когда количество менее важно, чем качество. Так, в нашей "группе дружбы" с Израилем было больше членов, чем депутатов в израильском Кнессете! Кому нужна эта массовость?

"Если бы я была председателем комитета в новой Раде, то приняла бы рекомендацию ко всем депутатам выбрать для себя две-три страны, на которых сконцентрироваться, и попросила бы вступать только в те группы, которые действительно интересны", – рассуждает Светлана Залищук.

Потому что самодеятельность депутатов, которые не разбираются в теме, только вредит Украине.

В частности, эта проблема остро стоит в отношениях с США.

"Надо прекратить бесконечные вояжи в Конгресс в рамках политических акций "фото с конгрессменом", организованных лоббистами", – говорит Алена Гетьманчук из Центра "Новая Европа", эксперт по американской тематике.

"Все мои контакты и в Сенате, и в Палате представителей уже шарахаются от украинских делегаций, которые с непонятной целью добиваются встреч с ними. Большинство таких визитеров не могут четко ответить на вопрос о том, с каким ключевым месседжем они приехали в США", – объясняет эксперт.

Конечно, жесткие ограничения к депутатам не применишь, они и дальше будут ездить за границу. Но стоит убедить нардепов по крайней мере советоваться с посольством, с МИДом, с профильным комитетом.

Нет ничего плохого, если какой-то депутат, знающий испанский, будет вести пусть даже десять "групп дружбы" с латиноамериканскими странами. Здесь лимит в три, пять или семь групп теряет смысл. Поэтому стоит распределить группы по "весу" по количеству желающих вступить в них и ограничивать членство нардепов исходя из этого.

И, наконец, комитет по иностранным делам должен иметь право вето на членство в группах.

Как можно сейчас быть "записным другом" одновременно США и Китая? Индии и Пакистана? Израиля и Египта?

Вам не будут доверять ни в одной стране, ни в другой!

Поэтому таких "друзей всех" стоит останавливать на взлете, решением комитета. То же самое касается руководства. Сейчас руководителя группы выбирают голосованием членов этой группы. С нынешнего созыва такие выборы перестали быть фейковыми – комитет начал за ними следить, и это хорошо. Но это также означает, что достаточно попросить нескольких нардепов фиктивно записаться в группу – и тебя появляются все шансы стать ее председателем.

Поэтому комитету нужно право вето на условное переизбрания Таруты руководителем немецкой "группы дружбы". В новой Раде точно найдутся немецкоговорящие депутаты на эту должность.

И возможно, наконец начнется сотрудничество с проблемными для нас государствами. Например, в нынешней Раде была группа сотрудничества с Малайзией. И она полностью провалила (точнее, и не вела) работу с малайзийскими коллегами. Неудивительно сейчас слышать заявления премьера, который ставит под сомнение вину России в сбитии MH-17.

Есть вопросы и к МИД

Конечно, не все недостатки нашей внешней политики сконцентрированы в Раде. У самих депутатов есть большие претензии к Министерству иностранных дел.

От нескольких членов комитета по иностранным делам приходилось слышать, что МИД вообще не помогал определить приоритетные направления. К примеру, на проблемности и приоритетности той же Малайзии должен был акцентировать именно МИД, ведь сомнительные заявления из столицы, Куала-Лумпура, звучат уже долгое время.

"Я пытался добиться от МИД советов о том, куда нам отправлять делегации, где им важнее всего получить поддержку от депутатов. А нам в ответ давали список всех стран – вроде как ездить надо везде. Этой помощи не было, и мы определялись сами", – рассказывает Владимир Арьев, который возглавлял в старой ВР подкомитет по двустороннему сотрудничеству.

О вопросе приоритетов говорит и Анна Гопко, подчеркивая стратегическую важность Африки, которая просто осталась без внимания и парламентариев, и МИД, и Украины в целом, в то время как мировые игроки борются за этот крайне перспективный и важный регион.

Удастся ли вывести сотрудничество на другой уровень в новой Раде? Вопрос пока открытый. Но очевидно, что действовать надо. Что нужны перемены. Что межпарламентское сотрудничество должно стать реальным инструментом внешней политики. И то, что Рада почти полностью обновилась – точно не причина тормозить на старте.

Первым шагом новой Рады может стать приглашение парламентариев от 10-20 дружественных государств на инаугурационное заседание ВР. Это позволит с кем-то познакомиться, с кем-то – договориться о совместных действиях (например, в ПАСЕ, где впереди – непростые битвы с Россией).

И, по информации "Европейской правды", такую ​​возможность уже рассматривают всерьез.

Автор: Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua