Выбор диаспоры: как опыт Молдовы дает Украине рецепт сохранения западного курса страны

Понедельник, 30 ноября 2020, 14:30 — Издание NewsMaker, Кишинев, для Европейской правды
East News

Выборы президента Молдовы 2020 года привлекли внимание не только из-за того, что на них прозападная кандидатка Майя Санду уверенно обошла действующего президента Игоря Додона.

На этих выборах Молдова поставила, кажется, мировой рекорд по мобилизации своей диаспоры: во втором туре более 16% голосов отдали избиратели, голосовавшие за рубежом. Для сравнения, во втором туре выборов президента Украины в 2019 году доля зарубежных голосов составила в 50 раз меньше – лишь 0,3%.

Такое активное голосование стало возможным благодаря правилам выборов за рубежом, которые в Молдове существенно отличаются от украинских. При этом молдавская диаспора почти единогласно поддержала Санду, показав, что способна стать важным фактором сохранения прозападного курса страны.

Но не менее интересны также правила и обычаи голосования еще одного важного блока избирателей – тех, кто живет на неподконтрольной территории.

Надо ли Украине перенимать этот опыт, дав жителям украинского Крыма и оккупированной части Донбасса такие же возможности для голосования, как имеют в Молдове жители Приднестровья? Возможно ли привлечь к массовому голосованию украинских "заробитчан" в Европе?

Эти вопросы вполне могут появиться на повестке дня. А значит, стоит разобраться с тем, как это происходит в Молдове.

Услышать Приднестровье

На территории Приднестровья, по данным молдавского Центризбиркома, проживает 256 тыс. избирателей. Всего в непризнанной республике зарегистрировано 330 тыс. граждан Молдовы. Это – довольно много, ведь всего (включая эмигрантов) в госреестре избирателей зарегистрированы меньше 3,3 млн человек.

Формально жители Приднестровья могли голосовать на молдавских выборах с начала 1990-х. "Со стороны Кишинева препятствий не было никогда, а вот Тирасполь в прошлом чинил препятствия. Другой вопрос, что в 1990-х годах мало у кого из жителей были молдавские документы", – вспоминает бывший вице-премьер по реинтеграции Александр Фленкя.

С ростом числа обладателей молдавского гражданства на левом берегу Днестра менялись и условия голосования для них. Если раньше, говорит Фленкя, приднестровцы могли голосовать по дополнительным спискам на обычных участках, то позже, с увеличением их числа, для них стали выделять отдельные участки для голосования. На последних выборах в Молдове открыли 42 участка, на которых могли голосовать исключительно жители Приднестровья.

Официальной агитации для жителей Приднестровья не велось ни тогда, ни сейчас.

Голосование жителей Приднестровья всегда проходило на правом берегу Днестра на территории, подконтрольной Кишиневу.

Несмотря на то, что право голосовать у жителей Приднестровья было всегда, впервые их активность на выборах привлекла широкое внимание в 2016 году. В Молдове в тот год проходили выборы президента, на которых в финал также вышли Майя Санду и Игорь Додон, который на них и победил.

Во втором туре выборов-2016 явка избирателей оказалась выше, чем когда-либо ранее – на участки пришли 16,7 тыс. человек. Для сравнения, в первом туре проголосовали 6,9 тыс. человек, на парламентских выборах 2014 года – 9,3 тысячи (в предыдущие годы – еще меньше).

Именно тогда в СМИ стали появляться первые сообщения о том, что жителей Приднестровья доставляли на участки организованно. А после объявления результатов второго тура были даже небольшие протесты в центре Кишинева: протестующие требовали провести заново второй тур выборов, ссылаясь на то, что жителей Приднестровья привозили голосовать за Игоря Додона. Избиратели Приднестровья действительно в большинстве своем поддерживали Додона, за которого на тех выборах активно агитировали российские телеканалы.

Впрочем, их голоса тогда не стали решающими – Додон тогда победил Санду с перевесом почти в 67,5 тыс. голосов.

"Золотая акция" Приднестровья

Но наиболее заметным голосование жителей Приднестровья было на парламентских выборах 2019 года. Тогда в них приняло участие около 37 тыс. избирателей. Это были первые в истории Молдовы выборы, проходившие по смешанной системе "украинского типа", когда половину депутатов выбирают по спискам, а половину – по одномандатным округам.

Для избирателей Приднестровья выделили два округа.

Тогда целый день между Приднестровьем и Молдовой курсировали десятки, если не сотни микроавтобусов и автобусов, привозивших людей из Приднестровья к избирательным участкам на территории, подконтрольной Кишиневу, а после того, как те проголосовали, – отвозивших назад. Доля избирателей Приднестровья от общего количества проголосовавших составила 2,6%.

Тогда ключевые политические партии обвиняли своих оппонентов в организованном подвозе и подкупе избирателей. Называли даже цену: от $20 до €20 за один голос.

Благодаря массовому подвозу, на приднестровских округах победили "независимые кандидаты" Виорел Мельник и Александр Олейник, которых считают близкими к правящей на тот момент Демпартии и лояльной к ней партии "Шор" соответственно.

Причем фамилии победителей ничего не говорили обычным приднестровцам.

Эти кандидаты не были широко известны, они не вели кампанию – но "почему-то" заручились поддержкой подавляющего большинства избирателей Приднестровья, приехавших на участки. При этом по партийному списку большинство приднестровцев поддержали пророссийскую Партию социалистов, проигнорировав партии "своих" кандидатов.

Неестественность этого голосования стала еще более очевидной после ухода Демпартии и ее лидера Владимира Плахотнюка из единоличной власти в Молдове. Тогда Виорел Мельник сдал мандат и по его приднестровскому округу провели довыборы, на которых победил социалист Виталий Евтодиев. Причем явка оказалась многократно ниже – на участки пришли всего 1207 избирателей, из которых 909 проголосовали за социалиста.

Примечательно, что избранные по приднестровским округам депутаты в этом году играли решающую роль.

В парламенте Молдовы – 101 депутат, так что на счету – каждый из них.

В 2020 году, после очередного переформатирования коалиции, а также после того, как часть депутатов подхватили COVID, правительству часто не хватало поддержки в парламенте. 

В какой-то момент летом принимать законопроекты было возможно только благодаря избранному приднестровцами Александру Олейнику – у него оказался "золотой" 51-й голос!

Не удивительно, что на выборах 2020 года к голосованию приднестровцев было приковано особое внимание. Под давлением оппозиции ЦИК запретил подвоз избирателей на автомобилях вместимостью свыше восьми человек. Однако и в этот раз жители Приднестровья оказались достаточно активными. Для них открыли 42 избирательных участка, на которых в первом туре проголосовали 14,8 тыс., а во втором – 31,8 тыс. избирателей.

Ситуация отчасти была похожа на 2016 год – правые партии обвиняли Игоря Додона в сговоре с властями Приднестровья, в подкупе избирателей и их подвозе легковушками (в обход запрета). Хотя массовость этого подвоза остается под вопросом (детальнее читайте в репортаже ЕвроПравды с дня выборов).

Причем в этот раз ветераны войны на Днестре 1990-92 годов вместе с одним из депутатов партии Санду "Действие и солидарность" перекрывали дорогу между приднестровским городом Бендеры и молдавским селом Варницей, пытаясь препятствовать голосованию жителей Приднестровья.

Но помешать массовой явке оказалось нереально.

Конституция дает право голоса гражданам Молдовы – даже тем, которые живут на неподконтрольной территории. Как и тем, кто выехал из Молдовы за рубеж.

Не параллельный электорат

Голосование молдавской диаспоры стало чуть ли не решающим фактором на последних президентских выборах.

При этом предпочтения тех молдаван, кто уехал жить, учиться или работать за рубеж, оказались совершенно однозначными. Из 943 тыс. голосов, отданных за избранного президента Майю Санду, 243,6 тыс. голосов были из диаспоры. А вот из 690,6 тыс. голосов, отданных за Игоря Додона, диаспора дала лишь 18,5 тыс.

Без учета диаспоры разница между политиками составила лишь 27,3 тыс. голосов.

Отдельного внимания заслуживает рекордная явка диаспоры во втором туре: 16,4% всех голосов (263 тысяч из 1,6 млн голосовавших) отдали избиратели за пределами страны!

Похоже, что к достижению такого рекорда (себе же во вред) был причастен Игорь Додон, который после первого тура назвал диаспору "параллельным электоратом". Это оскорбило многих молдаван и еще более мобилизовало диаспору во втором туре (хотя и в первом явка была немалая – к избирательным участкам пришло около 150 тыс. человек).

Как удалось собрать и обработать такое количество бюллетеней?

Дело в том, что законодательство Молдовы (в отличие от украинского) разрешает открывать зарубежные участки не только в посольствах и консульствах. Часто голосование проходило в помещениях, которые помогала найти и арендовать местная община, а активисты общины становились членами местного избиркома.

Такая гибкость стала решающим фактором, ведь она позволила открывать участки именно так, где живет большая диаспора (а это далеко не всегда столица государства), и в гораздо большем количестве, чем число помещений посольства (например, в Италии на этих выборах открыли 31 участок, а не три, как было бы в случае, если бы открывали их только в посольствах и консульствах).

Читайте также
Разгром Додона: как Майя Санду победила в Молдове и что это значит для Украины

Всего на прошедших выборах президента Молдовы для диаспоры открыли 139 участков в 36 странах мира. Однако и этого оказалось недостаточно. Во многих странах людям приходилось по несколько часов стоять в очередях, чтобы проголосовать. В соцсетях одна за одной появлялись фотографии очередей к избирательным участкам из разных стран мира.

В результате на нескольких участках, в частности, в Лондоне, Франкфурте-на-Майне и Монтрее, закончились бюллетени. В Британии даже возник протест граждан Молдовы, которые стояли под дождем и скандировали: "Хотим голосовать!".

Однако такой активной, как сейчас, диаспора была не всегда.

По словам исполнительного директора Ассоциации за демократию через участие ADEPT Игоря Боцана, интерес к диаспоре с электоральной точки зрения появился после 2010 года, когда правящий альянс не мог избрать президента. Дело в том, что до этого президента выбирал парламент 61 голосом. А у коалиции хоть и было необходимое большинство в 51 голос, но не хватало голосов для избрания главы государства (с 2016 года выборы президента Молдовы сделали всенародными).

Между тем в ходе этого кризиса появилась мысль о том, чтобы изменить электоральный расклад за счет диаспоры. "Тогда решили внести изменения в Кодекс о выборах, чтобы была возможность открывать избирательные участки вне дипломатических миссий", – отметил Боцан.

В итоге в 2014 году на парламентских выборах проголосовали 73,3 тыс. человек на 95 участках за рубежом – а это очень много, как для Молдовы.

Еще более возросла активность диаспоры на президентских выборах 2016 года. Тогда они организовали акцию Adopta un vot! ("Прими один голос!"): ее суть заключалась в том, что люди, которые живут вблизи зарубежных избирательных участков, принимали на ночь кого-то из молдаван, приехавших на выборы из других городов. Кроме того, молдаване за рубежом, ехавшие голосовать на автомобиле, бесплатно подбирала по дороге соотечественников.

Это привело к тому, что во втором туре выборов-2016 проголосовало около 139 тыс. представителей диаспоры.

К такому наплыву оказалась не готова законодательная база: в 2016 году на один избирательный участок за рубежом давали 3 тыс. бюллетеней (так же, как и внутри Молдовы), и ситуация, когда бюллетени заканчивались, была массовой. В 2020 году это учли, и на зарубежные участки начали присылать по 5 тыс. бюллетеней.

Мигранты трудовые и избирательные

Но почему же диаспора стала активно участвовать в выборах? Чтобы ответить на этот вопрос, важно знать социально-экономические тенденции Молдовы.

Последние 20 лет из-за высокого уровня коррупции и низких зарплат население активно выезжает на заработки или вовсе эмигрирует. По некоторым оценкам, за рубежом одновременно находится до 1 млн граждан Молдовы при оставшемся в стране населении в 2,6 млн человек.

Причем большинство граждан Молдовы имеют право на получение гражданства Румынии, которое им позволяет официально работать в странах ЕС. На конец 2018 года около полумиллиона жителей Молдовы получили румынское гражданство. Законодательство Молдовы разрешает множественное гражданство и не предусматривает даже ограничений для его обладателей (к примеру, у Майи Санду тоже есть румынский паспорт).

При этом у диаспоры, проживающей в разных странах, электоральные предпочтения отличаются.

Читайте также
"Российские войска должны уйти из Приднестровья, а Крым – это Украина": интервью Майи Санду

В странах ЕС, США и Канаде диаспора доказала, что готова голосовать очень активно, поддерживая при этом прозападных политиков и правые партии. А мигранты, проживающие в России, мобилизуются гораздо менее активно и чаще всего отдают голоса за пророссийских политиков и партии. Но учитывая, что больше всего молдаван уехали в страны ЕС, именно их голоса определяют исход выборов по зарубежному округу.

Такое влияние диаспоры может кому-то не нравиться, особенно антизападным политикам, но оно стало реальностью, и ограничивать его вряд ли кто-то решится. А память о том, как на нынешних выборах критические замечания Додона в адрес диаспоры сыграли против него, станет дополнительным предохранителем против возможных попыток изменить эти правила.

Сами мигранты резонно отмечают, что они – такие же граждане, как и те, кто остался жить в стране. У многих в Молдове остались родители, и они не исключают возможности вернуться на родину. В конце концов, даже уехав за рубеж, они продолжают поддерживать экономику Молдовы – в 2019 году лишь официальные денежные переводы от диаспоры составили 16% ВВП страны.

Так что они имеют полное право определять будущее Молдовы.

А если их активность на выборах сохранится – она станет эдаким гарантом того, что новое руководство страны, чтобы переизбраться, будет вынуждено как минимум декларировать западный вектор ее развития.

Нужно ли Украине перенимать опыт Молдовы? Сможет ли он нивелировать рост популярности в Украине пророссийских партий, ставший очевидным в этом году?

На этот вопрос должен ответить украинский законодатель.

Но учитывая то, что наши страны во многом схожи (у Украины также есть неподконтрольные территории и большое число трудовых мигрантов), изучить молдавский опыт, его плюсы и минусы наверняка стоит.

Автор текста: редакция сайта NewsMaker.md,

с редакционными правками "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua