На выборы вместе с "сепаратистами": что подсказывает Украине опыт Грузии и Молдовы

Понедельник, 14 декабря 2020, 18:19 — , ,
Фото УНИАН
2017 год, КПП возле села Гнутово (Донецкая область)

Безопасно ли для Украины вовлекать жителей неподконтрольных территорий в избирательный процесс ради "сшивания страны"?

Ответить на этот вопрос непросто. С одной стороны, Украина гарантирует равные права всем своим гражданам. В том числе тем, кто живет на неподконтрольных территориях.

А с другой, настоящие демократические выборы – это не только реализация прав избирателей в день голосования, но и агитация без ограничений для всех кандидатов, политический плюрализм, равный доступ к медиа всех участников гонки, свобода слова, соблюдение избирательного законодательства и всех других законов...

А как на этот вопрос ответили страны, имеющие похожие проблемы? В частности, близкие нам Молдова и Грузия?

Чтобы выяснить это, "Европейская правда" провела детальное исследование, которое мы представили 14 декабря. Сейчас доступны украинский, английский и русский тексты документа. В этой статье – коротко о его выводах.

Спойлер: ни молдавская, ни грузинская модель в полной мере не подходят Украине. Однако опыт Кишинева и Тбилиси указывает на массу рисков, которые Киеву стоит учесть заранее, а также на вариант, на который нашей стране ни в коем случае нельзя соглашаться.

Почти "золотая акция"

Как и жители Крыма и Донбасса в Украине, граждане Республики Молдова и Грузии, проживающие в Приднестровье и в Абхазии и Цхинвальском регионе / Южной Осетии соответственно, имеют право и возможность участвовать в общенациональных выборах.

Правда, далеко не все стремятся воспользоваться этим правом.

В частности, в Грузии в общенациональных выборах участвует очень незначительное количество жителей Абхазии и Цхинвальского региона / Южной Осетии – максимум пара тысяч (обычно существенно меньше) из тех нескольких десятков тысяч, которые остались жить на оккупированных территориях. А на последних парламентских выборах жители неподконтрольных грузинских территорий вообще не голосовали, потому что админграницы были закрыты из-за эпидемии коронавируса.

А вот у Молдовы – противоположный опыт.

Приднестровцы на последних выборах в Молдове – прошлогодних парламентских и ноябрьских президентских – стали существенным фактором политической жизни.

На недавних президентских выборах количество проголосовавших избирателей из Приднестровья было далеким от решающего, но вполне ощутимым. Голоса приднестровцев составили 1,9% от общего количества граждан Молдовы, проголосовавших во втором туре.

Доля голосов из Приднестровья в общем количестве проголосовавших за Майю Санду составила 0,47%, за Игоря Додона – 3,86%. То есть в случае незначительного разрыва между лидерами гонки (а прогнозировалось именно это) приднестровские избиратели могли бы сыграть решающую роль.

В Украине, где на оккупированных территориях живут несколько миллионов граждан, пара процентов голосов порой становятся решающими (например, на парламентских выборах).

Впрочем, пока, уверена аналитик Фонда "Демократические инициативы" Мария Золкина, эта угроза для Украины неактуальна.

И не только из-за незначительной заинтересованности оккупационной администрации в том, чтобы жители неподконтрольных территорий участвовали в общенациональных украинских выборах. Еще важнее физическая невозможность обеспечить массовое (в сотнях тысяч) участие в голосовании жителей ОРДЛО и Крыма из-за очень ограниченной способности пунктов пропуска на линии разграничения.

Однако это не означает, что этот вопрос не станет вдруг актуальным.

Презентация исследования. фото УКМЦ

Неполноценные выборы

Однако несмотря на значительный вес приднестровских голосов, полноценной избирательной кампании в неподконтрольном регионе молдавские политики никогда не проводили, поскольку не имеют на это права.

На это обратила внимание на своей первой пресс-конференции после избрания президентом Молдовы Майя Санду. "Меня поразило, что люди приехали участвовать в выборах, хотя мы не можем ездить туда и агитировать", – заявила она.

Очевидно, это не соответствует стандартам проведения свободных выборов.

Документ Копенгагенского совещания СБСЕ/ОБСЕ, определяющий базовые стандарты демократических выборов, требует, чтобы на выборах партии имели "юридические гарантии, позволяющие им соревноваться друг с другом на основе равенства перед законом и органами власти".

На оккупированных территориях соблюдение этих требований не может быть обеспечено.

А когда речь идет об украинской ситуации, прежде всего о конфликте на Донбассе, то ситуация дополнительно осложняется. Ведь в условиях вооруженного конфликта даже малой интенсивности о свободных демократических выборах говорить не приходится – даже если процесс голосования пройдет на подконтрольной территории.

Еще одна проблема, которая возникнет, если избиратели с оккупированных территорий включатся в избирательный процесс, – невозможность обеспечения контроля за соблюдением избирательного законодательства и вообще законности со стороны правоохранительных органов конституционной власти. Наблюдатели и правоохранительные органы центральной власти могут контролировать избирательные участки, расположенные на подконтрольной территории, реагировать на нарушения – также на подконтрольной территории.

Однако доступа к неподконтрольной территории у них нет.

А даже если не открывать участки на оккупированной территории, часть избирательного процесса все равно проходит там.

К примеру, когда речь идет об организованном подвозе и прямом подкупе избирателей.

На это во время презентации исследования обратил внимание руководитель наблюдательной миссии Promo-LEX на выборах президента Молдовы Павел Постика. По его мнению, доля "мотивированных", "запятнанных" голосов приднестровцев может быть очень значительной – эксперт считает, что речь идет об абсолютном большинстве.

В Грузии проблема не столь масштабна из-за меньшего числа избирателей на неподконтрольной территории. Впрочем, по утверждениям местных журналистов и политиков, и там применяется технология "материальной мотивации" избирателей.

В Украине, где и так махинации во время избирательного процесса – не редкость, сотни тысяч голосов, которыми можно безнаказанно манипулировать, представляют серьезную угрозу для демократического процесса выборов президента или парламента.

Риски для Украины

Сейчас Россия не продвигает идею привлечения жителей оккупированных территорий к выборам и говорит лишь о проведении на оккупированном Донбассе местных выборов (ведь об этом упомянуто в Минских договоренностях).

Впрочем, в Молдове такой, как сейчас, активности приднестровских избирателей также до недавнего времени не было, а тех, кто пытался проголосовать, всячески ограничивали. И только в 2016 году администрация оккупированного региона решила резко изменить тактику и начала стимулировать своих жителей ездить на голосование. И нет гарантии, что подобный сценарий не применят в отношении Украины.

Поэтому если количество граждан с оккупированных территорий, участвующих в выборах центральной власти, станет значительным и не будет создана система, способная эффективно противостоять избирательным нарушениям, "слепая зона" законности создаст опасную среду для массовых злоупотреблений, которые в конечном счете смогут исказить общий итоговый результат народного волеизъявления и создать серьезные проблемы для их легитимации – как правовой, так и общественной.

А кто-то может просто воспользоваться этим, чтобы свалить на "жителей Донбасса и Крыма" вину за поражение своего кандидата или партии.

К тому же этот хейт может затронуть и переселенцев, которые уже давно уехали с оккупированной территории и пытаются интегрироваться в общество на новом месте.

По мнению Золкиной, из-за многочисленных рисков официальному Киеву стоит соглашаться на такой сценарий только при наличии убедительных причин. Например, в случае существенного прогресса в реинтеграции региона.

Еще один риск носит уже не столько политический или политтехнологический, сколько безопасностный характер.

В Приднестровье, через 28 лет после войны, с началом массового голосования жителей неподконтрольной территории на молдавских выборах на территории, подконтрольной Кишиневу, начали возникать напряженные ситуации с участием местных жителей и ветеранов приднестровского конфликта.

По мнению Павла Постики, эта ситуация достаточно опасна и может способствовать обострению противостояния и переносу конфликта с существующего политического уровня на уровень простых граждан. "Это показывает ошибочность мифа о том, что конфликт между Кишиневом и Тирасполем существует на уровне элиты, тогда как между обычными людьми конфликта нет", – добавляет он.

Для Украины в условиях вооруженного конфликта на Донбассе, который до сих пор продолжается и не является замороженным, конфликтогенность избирательного фактора может быть еще выше и еще опаснее.

Выводы

Опыт Грузии и Молдовы однозначен: массовое вовлечение жителей неподконтрольных территорий в избирательный процесс несет немалые риски, и Украине стоит быть готовой к ним.

И если однажды Киев решится на этот шаг, то должен быть готов идти на уступки в вопросах безопасности, прав человека, демократических принципов проведения выборов. То есть быть готовым к тому, что эти выборы в значительной степени не будут соответствовать стандартам.

А еще надо помнить, что и Молдова, и Грузия категорически исключают открытие участков для голосования собственно на оккупированных территориях. Этот вариант не рассматривался как возможный даже в те периоды, когда в Молдове действовала весьма пророссийская власть. Потому что это станет шагом к признанию самопровозглашенных "властей" оккупированных территорий.

И наконец, эксперты сходятся в том, что

выборы – это не совсем "ключ к реинтеграции".

Это важный реинтеграционный процесс, который позволяет поддерживать связь с жителями оккупированных территорий, позволяет не потерять своих граждан.

Но из-за природы избирательного процесса выборы могут стать только завершающим аккордом реинтеграции, а не ее прелюдией, на чем сошлись все, кто обсуждал исследования ЕвроПравды.

"Природа выборов – это конфликт. Выборы – это сам по себе конфликт. Ни одна реинтеграция не может начинаться с выборов. Она может ими завершаться", – пояснила глава правления Гражданской сети ОПОРА Ольга Айвазовская.

Проведение исследования и подготовка публикации осуществлены при поддержке Харьковского офиса Фонда Конрада Аденауэра в Украине. Ответственность за информацию, приведенную в исследовании, несут авторы: Наталья Ищенко (Гумба), Сергей Сидоренко, Юрий Панченко.

С полным текстом исследования можно ознакомиться по ссылке:

на украинском языке

на русском языке

Перевод на английский будет опубликован в ближайшее время

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua