Анатолий Максимов

журналист-международник
Все публикации автора
Любовь и ненависть в Пхеньяне: почему соглашение двух Корей стало вызовом для США
Президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина встретили в Пхеньяне невиданной церемонией: красная дорожка, почетный караул у самолета, проезд в открытом автомобиле по центру города... Все это резко контрастирует с унизительным приемом госсекретаря США (укр.)
В шаге от хаоса: Северная Корея грозит вернуться к ядерным испытаниям
Дипломатия США по принуждению Ким Чен Ына к ядерному разоружению столкнулась с суровой реальностью. Коммунистическая монархия совсем не собирается разоружаться. Наконец, это стало ясно и Дональду Трампу.
"Вы будете страдать, как никогда": куда приведет новое обострение между США и Ираном
Так же, как и с Северной Кореей, Трамп хочет объявить о "решении проблемы" с Ираном. Несмотря на то, что окно возможностей медленно закрывается, Тегеран обозначил условия, при которых саммит может состояться.
Большая двойка: о чем договорились Трамп и Ким Чен Ын
Саммит в Сингапуре – большая победа Ким Чен Ына, который в свои молодые годы достиг того, чего не смогли его отец и дед. Он фактически легитимизировал свою страну и прокладывает путь к ее международному признанию.
Игра на повышение ставок: Иран начинает ядерный шантаж Европы
Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи заявил, что его страна "не будет терпеть одновременно и санкции, и ядерные ограничения" и он приказывает немедленно возвращаться к работе над обогащением урана. Что означает столь грозное заявление?
Трамп ломает систему: к чему приведет выход США из ядерного соглашения
Есть ли у Ирана потенциал для разработки ядерного оружия в случае радикального выхода из соглашения? Да, конечно. Программы обогащения урана и производства боевого плутония не уничтожены – просто они сейчас не выполняются...
Конец 70-летней войны: о чем договорились лидеры двух Корей
Стоит ли ждать прорыва от подписанной декларации и какими будут будущие шаги социалистической Кореи? Новый допуск инспекторов МАГАТЭ на ядерные объекты должен стать показателем, готов ли Ким к реальной денуклеаризации.