"Вы будете страдать, как никогда": куда приведет новое обострение между США и Ираном

Четверг, 2 августа 2018, 13:05 — , для Европейской правды
Фото: foreignpolicy.com

В последние дни тема противостояния США и Ирана вновь стала особенно острой.

Сначала президент США Дональд Трамп написал твит большими буквами, где угрожал Тегерану военными действиями, которых не видел мир, и "невиданными страданиями". Точно так же он когда-то угрожал Ким Чен Ыну.

Атака Трампа через Twitter спровоцировала ответ лидеров Исламской Республики, поэтически назвавших конфликт между США и Ираном "матерью всех войн", намекая на давнее могущество армии персов. Но очень скоро американский лидер остыл и предложил товар, который он любит продавать больше всего – очередной саммит со страной, которая считается одним из врагов США, без предварительных условий.

Мы уже видели этот сценарий с КНДР, и он, хотя и предотвратил боевые действия, не принес ожидаемого администрацией "полного разоружения" Пхеньяна.

Иран и КНДР: что-то похоже, а что-то – отличается

Начинать нужно всегда с самого начала. А началом стал выход США из ядерной договоренности с Ираном, которая сдерживала иранскую ядерную программу и не давала режиму аятолл разработать ядерное оружие.

Такой шаг Трампа, который давно критиковал соглашение и считает, что сможет предоставить Ирану "гораздо лучшее", критиковали почти все. Особенно потому, что договоренность работала и Иран ее полностью выполнял.

В ответ Тегеран, формально сохраняя условия соглашения, начал шантаж – но не США, а европейских партнеров, которые теперь остались в одиночестве. Он включал в себя реактивацию локаций по добыче и обогащению урана, производство новых, более мощных центрифуг (что прямо запрещено условиями соглашения!). А еще Тегеран начал строить новые баллистические ракеты.

Это не запрещено соглашением, но является дополнительным показателем того, что Иран готовит все к возможному срыву договоренностей.

Если это произойдет, никто не будет мешать иранцам восстановить обогащение урана на уровне, который был до подписания соглашения. Более того, это может подтолкнуть давнего противника Ирана – Саудовскую Аравию – тоже начать ядерную программу.

Читайте также
Большая двойка: о чем договорились Трамп и Ким Чен Ын

Где-то мы уже такое видели, не так ли? Похожая ситуация сейчас с КНДР, которая развивает свои ядерно-ракетные силы, пользуясь очень размытой формулировкой в ​​Сингапурской декларации. А возможности Ирана – существенно выше, чем у маленькой Северной Кореи. Во главе обоих государств стоят лидеры, которые знают цену обещаниям США и считают, что "Большому Сатане" до сих пор нельзя доверять.

Впрочем, в отличие от Пхеньяна, у Тегерана еще нет своего ядерного оружия – критически важного рычага для переговоров и сдерживания вторжения. Такая ситуация делает иранцев более уязвимыми.

Однако, кажется, Трамп готов пренебречь этим условием ради очередного саммита.

В отличие от КНДР, где власть Кима сохранена и зацементирована (говорят, он просил у Трампа гарантий для себя и своей власти), с Ираном США играет исключительно на смену режима. Для этого задействованы как официальные каналы, так и социальные медиа и выступления с критикой Тегерана. Они нацелены, прежде всего, на диаспору, политических критиков администрации Рухани и аятоллы Хаменеи, а также на эмигрантов, многие из которых живут в США.

Впрочем, это влияние пока не очень эффективно. Даже риторика госсекретаря Майка Помпео по обеим странам схожа: "продемонстрированные, ощутимые, необратимые изменения в иранском режиме". Почти то же, что "полная, задекларированная и необратимая денуклеаризация", не так ли? На Тегеран это "не производит никакого впечатления", как отметил в Twitter глава МИД Ирана.

Сейчас администрации США нужна новая стратегия, а бесконечные саммиты – это не стратегия, они способствуют лишь популярности Дональда Трампа, которому надо периодически убегать от проблем дома на какую-то встречу на высшем уровне. Которую потом можно продать на телевидении своему электорату накануне выборов.

Так же, как и с КНДР, Трамп может подписать "пустой" документ и объявить о "решении проблемы" с Ираном.

Как и с КНДР, реальность очень скоро будет другой для США – и не в лучшую сторону.

Тревожный звонок: пока ни одна страна не присоединилась к американским санкциям против Ирана.

Зачем саммит Тегерану?

Что может получить Иран, если все же согласится на встречу? Конечно, легитимацию режима, хотя бы относительную, как это произошло с Кимом.

Вот только разговаривать Иран категорически не желает. Президент Рухани уклонился от разговора с Трампом в сентябре прошлого года на Генассамблее ООН. А сейчас остановлены даже полуофициальные переговоры, так называемый Track 2.

Тегеран отвергает идею саммита, ссылаясь именно на то, что США нельзя доверять. "Выпросить" саммит у этого государства будет гораздо сложнее, чем у КНДР или России, которым он был нужен больше. Последние выборы, хотя и сохранили власть Рухани, привели к власти на различных уровнях еще больше "ястребов", очень жестко настроенных к США, и Рухани вступил с ними в альянс.

Выход США из ядерного соглашения только объединил Иран перед внешней угрозой.

Попыток изменить режим, на которые надеялись США из-за шаткой экономической ситуации, не произошло.

При этом Тегеран чувствует себя обманутым.

Читайте также
Игра на повышение ставок: Иран начинает ядерный шантаж Европы

Без сомнения, иранцы внимательно наблюдали за дипломатическими попытками США в Северной Корее (которые мало к чему привели), поэтому просто готовят стратегию, следуя которой, смогут обыграть США на дипломатической шахматной доске.

Волатильность президента и его госсекретаря не только расшатывают администрацию, вымывая за борт серьезных дипломатов и экспертов, но и делают их "токсичными" для серьезных переговоров. Это было прекрасно продемонстрировано во время последнего визита Помпео в Пхеньян, где корейцы обращались с делегацией очень неприветливо.

Несмотря на то, что окно возможностей медленно закрывается, Иран обозначил условия, при которых саммит может состояться.

Условия для саммита

Опишем геополитическую ситуацию: Тегеран осознает, что вакуум между ним и Вашингтоном заполнят Саудовская Аравия и Израиль как ближайшие союзники Соединенных Штатов. Но режим готов к противостоянию с этими государствами.

Иран продолжает поддерживать Катар, который до сих пор в блокаде со стороны соседних арабских государств, действуя "в пику" Саудам. И, конечно, Иран поддерживает повстанцев-хуситов в Йемене.

Все это стоит больших денег, с чем сейчас у Ирана серьезные проблемы. Возвращение санкций США несомненно только ухудшит ситуацию, но Тегеран не хочет "моргнуть первым" и демонстрировать свою слабость.

Действительно, саммит мог бы помочь сдвинуть с места некоторые наболевшие проблемы, но отсутствие доверия между двумя правительствами делает эту миссию почти невозможной.

К тому же есть серьезные различия в самом способе. Президент США любит саммиты, а вот иранцы – нет.

Как объяснял изданию The Atlantic один советник МИД Ирана, Тегеран "не склонен к встречам ради встреч, которые не принесут ощутимых результатов".

Читайте также
Трамп ломает систему: к чему приведет выход США из ядерного соглашения

Иран хотел разговаривать со своим противником, только когда чувствовал серьезную угрозу, как в 2003 году после падения режима Саддама Хусейна в Ираке или в 2012-м, когда вышел на пик своих ядерных амбиций. То, что сейчас Тегеран не желает разговаривать, свидетельствует, что иранцы не очень верят в возможность США начать военные действия в отношении страны, которая вдвое больше Ирака, где у США в свое время были большие проблемы.

Но предположим, что Иран согласился на встречу. Какие условия он выдвинет? На это хорошо ответил президент страны. Их всего три, но их почти невозможно выполнить: "1. Уважать великую иранскую нацию. 2. Снизить напряжение в отношениях. 3. Вернуться к ядерному соглашению".

Ключевые пункты 2 и 3 могли бы стать предметом переговоров, но Трамп редко сдает назад и не планирует возвращаться к обамовскому соглашению.

Трамп и Помпео перекрутили даже Сингапурскую декларацию, поставив "работу по достижению ядерного разоружения", а не улучшение отношений, на первое место. Более того, безосновательно утверждая, что Ким согласился отдать свое ядерное оружие. Чего не было и, скорее всего, не будет.

Что нужно США сейчас, кроме стратегического мышления? Нужны люди, которые пользуются доверием иранского правительства и имеют соответствующий опыт, чтобы разработать начальную "дорожную карту". На Корейском полуострове таким человеком стал президент Юга Мун Чжэ Ин и корейцы-экспаты из США в составе правительства.

Прочитает ли эту "карту" Трамп? Вряд ли, учитывая то, что он не готовился к встрече с Ким Чен Ыном. Поэтому, наверное, договариваться поедет Помпео, если возникнет такая необходимость.

Следуя сценарию Кореи, Иран мог бы освободить американцев, которых он содержит, в обмен на облегчение санкций.

Однако пойдет ли на такую ​​сделку Трамп, который ограничен во времени первым сроком и испытывает сильное давление? А вот у Ирана времени много, они могут подождать и следующего президента США.

В завершение стоит отметить, что учитывая непредсказуемость президента США, произойти может все что угодно – от саммита до возвращения санкций или точечного удара по инфраструктурным объектам Ирана.

Есть небольшой шанс, что дальнейшее падение экономики вызовет протесты, но вряд ли приведет к смене режима. Проще говоря, иранцам не привыкать.

С учетом того, что иранцы гораздо больше доверяют действиям, чем словам, и почти нечувствительны к угрозам, изменить статус-кво в отношениях с Ираном, которые очень долго были очень плохими, будет непросто. Многое будет зависеть от дальнейшей судьбы ядерного соглашения – его "смерть" может изменить расклад сил в регионе навсегда.

Автор: Анатолий Максимов,

журналист-международник

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.