Раскрытие конечных бенефициаров в ЕС. Что должна учесть Украина

Среда, 1 июля 2015, 13:20 — Алина Плющ, ЮФ "Саенко Харенко"

На уровне Европейского Союза уже длительное время ведутся дискуссии относительно раскрытия информации о конечных бенефициарных собственниках. Еще в 2013 году Европейская Комиссия инициировала разработку новой Директивы относительно предотвращения отмывания денег и борьбы с терроризмом (четвертой по счету).

Как ожидается, точку в этой дискуссии поставит новая Директива ЕС, принятие которой ожидается уже в июле. После публикации данного документа все государства-члены ЕС будут обязаны в течение двух лет ввести в свое законодательство требования по раскрытию конечных бенефициаров.

Вместе с тем, 21 мая Верховная рада Украины перенесла окончательный срок подачи информации о конечных бенефициарных владельцах на четыре месяца.

Такая отсрочка безусловно поможет осуществить внесение в реестр информации о бенефициарах в более спокойном режиме, но не снимает существующих в бизнес-среде вопросов насчет новых требований о раскрытии бенефициарных владельцев.

Один из них – целесообразность.

Зачем государству информация о владельцах всех бизнес-структур в стране? Как и для каких целей эта информация будет использоваться?

Также есть основания для опасения рисков, связанных с таким раскрытием, ведь теперь для того, чтобы узнать владельца успешного бизнеса, достаточно знать название его компании и ввести ее в поисковую строку на веб-сайте Единого государственного реестра юридических лиц и физических лиц-предпринимателей.

В частности - в открытом доступе появляются личные данные предпринимателей, в том числе и их адреса проживания.

И это в ситуации, когда в памяти еще звучат отголоски рейдерских захватов успешных бизнес-структур с утюгами и паяльниками!

Как видим, свои аргументы есть и у сторонников, и у противников раскрытия конечных бенефициаров. Но очень скоро противники такой прозрачности потеряют свой ключевой аргумент – об отсутствии подобных положений в законодательстве большинства зарубежных стран.

С вступлением в силу новой Директивы такой аргумент будет уже неактуальным.

Именно поэтому стоит осветить основные положения будущей директивы ЕС.

Как и в украинском законодательстве, определение конечного бенефициара по новой Директиве базируется на тестах владения (более 25% долей/акций юридического лица) и осуществления фактического контроля (например, через акционерное соглашение или право назначать менеджмент компании).

После имплементации новой Директивы все юридические лица на территории государств-членов ЕС должны будут вести реестры своих бенефициаров и подавать информацию о них в центральные государственные реестры.

Не обошла Директива вниманием и европейские трасты, управляющие которых теперь должны вести перечень основателей, защитников и бенефициаров таких трастов. В частности, должна указываться такая информация: ФИО, место жительства, дата рождения, объем и правовая природа собственности бенефициара.

Также важным является то, что новая Директива относит установление конечных бенефициаров обязательных элементов финансового мониторинга для большинства финансовых учреждений и представителей регулируемых профессий (нотариусов, аудиторов, трастовых управляющих и т.д.).

Этот шаг направлен на выявление финансовых потоков международной преступности и терроризма, скрытых за "корпоративным занавесом". Как указано в преамбуле Директивы "точная и действительная информация о бенефициарных владельцах - это ключевой фактор в розыске преступников, которые могут скрываться за корпоративными структурами".

Следовательно, раскрытие информации о бенефициарах – это редкий пример того, как украинский законодатель может опередить мировые тенденции экономической прозрачности.

Сам факт разработки новой Директивы, которая создавалась в сотрудничестве и с учетом рекомендаций FATF (Международная группа по противодействию отмыванию денег), подтверждает прогрессивность идеи раскрытия информации о конечных бенефициарах.

Становится очевидно, что требования о раскрытии бенефициарных владельцев необходимо учитывать при построении корпоративной структуры собственного бизнеса.

Уже сейчас можно предположить, что для выполнения Директивы банки и другие финансовые учреждения могут требовать, чтобы структура собственности юридического лица была логичной и понятной, подтверждалась документально и соответствовала той, что будет содержаться в государственных реестрах.

Таким образом, можно утверждать, что раскрытие конечных бенефициаров собственников – это не прихоть украинского законодателя, а новая реалия ведения бизнеса, к которой так или иначе придется привыкать.

Но как в ЕС планируют решить проблему рисков публичного доступа к информации? Ведь эта проблема и в ЕС вызвала острые дискуссии!

Новая Директива предоставляет государствам-членам ЕС право ограничить доступ к такой информации требованием онлайн регистрации, уплаты административного сбора и обоснованием наличия "законного интереса" в отношении доступа к такой информации. Кроме этого, доступ может дополнительно ограничиваться в случае существенного риска использования информации о бенефициаре в мошеннических целях, для организации шантажа или хищений.

Таким образом, в ЕС был выработан более взвешенный подход к раскрытию информации о бенефициарах, который должен максимально снизить риски незаконного использования такой информации.

Подобный подход может стать компромиссом и для Украины. Ведь как и в ЕС, в Украине важно не только обеспечить прозрачность украинского бизнеса для общественного контроля, но и защитить честный бизнес от злоумышленников.

 

Автор: Алина Плющ,

советник юридической фирмы "Саенко Харенко"

В подготовке статьи принимал участие помощник юриста Алексей Маслов

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua