Наказание Лондона: куда переедет финансовый центр ЕС после Brexit

Среда, 7 июня 2017, 10:04 — , Украинское общество финансовых аналитиков
Фото weforum.org

Brexit заставляет чиновников в Брюсселе довольно быстро разрабатывать планы, которые приведут к утрате Лондоном звания финансового центра Европы.

Процесс выхода Британии из ЕС официально запущен, с марта начался отсчет двухлетнего срока для переговоров об условиях Brexit. А уже в третьем квартале 2017 года, по сообщениям Reuters, рынкам следует ожидать появления документов, которые ограничат участие британских банков и компаний на финансовом рынке ЕС.

А с конца мая по кулуарам Европейской комиссии бродит черновик с "планом действий против британских финансистов".

Величие Британии

Британский финансовый рынок всегда был образцом международного финансового центра и поводом для зависти Франкфурта, Парижа и Брюсселя.

Даже тот факт, что Великобритания отказалась переходить на евро и сохранила свою национальную валюту, не снизил влияние Лондона на континентальную часть ЕС. Традиционно Лондон играл роль столицы рынка капиталов, риск-менеджмента (страхование) и был источником банковской ликвидности.

Возможно, бывшие партнеры по ЕС и захотят отобрать у Лондона звание "финансовой столицы" ЕС, но на сами рынки Brexit повлияет весьма ограниченно.

Дело в том, что банков, страховщиков и фондовых компаний, которые опирались бы исключительно на британский рынок, осталось не так уж много, и как правило, их роль на глобальном финансовом рынке незаметна. Настоящие флагманы рынка – это компании с британскими корнями, но они уже давно работают на международной платформе.

Как бы Брюссель ни хотел, но перечеркнуть три века развития и быстро отобрать у Лондона международное влияние не выйдет.

Исторически у Великобритании было много колоний и заморских территорий. Несколько столетий подряд это порождало спрос на международный бизнес в Британии и толкало вперед развитие банковского дела и страхования.

По состоянию на начало 2017 года активы пяти крупнейших британских банков составляли $14,5 трлн – это примерно равно ВВП ЕС за 2016 год.

Каким образом чиновники из Евросоюза планируют "выгнать" британские банки с континента, непонятно, ведь многие из них имеют дочерние банки, зарегистрированные в соответствии с правом ЕС, и являются акционерами крупных банков в Германии, Франции и других странах-членах ЕС.

Кроме того, страховщики в Великобритании на начало 2017 года сформировали пул долгосрочных активов на 2 трлн фунтов – примерно $2,6 трлн. В области было занято около 400 тыс. человек, а всего на британском рынке действовало более 500 компаний, треть из которых были представлены именно компаниями из ЕС и Швейцарии.

По объемам бизнеса по страхованию жизни Великобритания была первой в ЕС в течение последних трех лет, то есть из всех стран была больше всего способна к созданию долгосрочных пассивов. Такие британские компании, как Aviva и L&G, активно работали в Азии.

Впрочем, к британскому рынку страхования жизни пристрастились голландская Aegon и немецкая Allianz. Так что

если Брюссель будет ставить вопрос об уходе британских страховщиков из ЕС, аналогичный вопрос поднимут и в Лондоне.

Что касается рынка капиталов, то здесь у Британии меньше преимуществ, и позицию Лондона можно считать довольно неустойчивой. Так, на начало 2017 года, по данным Всемирной федерации бирж, капитализация рынка акций Лондонской фондовой биржи (ЛФБ) составляла $3,6 трлн.

Учитывая, что ближайший конкурент из ЕС, Euronext, сконцентрировал $3,4 трлн, а знаменитая Deutsche Borse – около $2 трлн, на самом деле альтернатива ЛФБ на континенте есть.

Двойной удар ЕС

Пока официальные лица ЕС по состоянию на начало июня никак не комментировали планы финансового рынка Великобритании, но в СМИ уже просочились черновики документов, указывающие, что самый сильный удар бюрократы из Брюсселя хотят нанести именно по рынку капиталов.

В частности, ожидается, что в третьем квартале полномочия Европейского регулятора рынка ценных бумаг (ESMA) будут усилены, а его постепенно будут покидать сотрудники с британским гражданством.

Первый удар будет нанесен во втором квартале 2018 года по наиболее растущей части рынка – "небольшим IPO". Если эти планы подтвердятся, то на ЛФБ пропадет очередь небольших эмитентов из ЕС уже в 2017 году.

Второй удар Европейская комиссия планирует нанести по профессиональным участникам рынка капиталов: предусматривается паспортизация иностранных участников рынка капиталов, желающих работать в ЕС.

Впрочем, черновиком предусмотрены и послабления – упрощение процесса листинга и покупки ценных бумаг, являющихся продуктами секьюритизации кредитов. Из-за того, что Лондон покидает финансовый рынок ЕС, чиновники в Брюсселе опасаются за ликвидность континентального рынка и ведут к тому, чтобы рынок ЕС меньше зависел от банковских кредитов.

Прогнозы и выводы

Слухи слухами, даже если они распространяются через мировые информационные агентства, но Брюссель очень обижен на Лондон, и действительно слабым местом британской столицы остается рынок капиталов.

Интересно, что банки и страховщики пока остались без инициатив Брюсселя. Напротив, шаги последнего направлены на то, чтобы не потерять ликвидность, источником которой в ЕС традиционно был Лондон. А вот рынок капиталов, к сожалению, ждет передел.

Так, рынок акций будет распределен между тремя-четырьмя биржами Euronext. По объему они готовы принять европейские компании из Лондона. И если в 2018 году Лондон выкинут из единого фондового пространства ЕС, ЛФБ потеряет примерно $0,5-1 трлн капитализации.

Рынок облигаций будет поделен между немецкой Deutsche Borse и испанской BME. Последние годы именно эти торговые площадки являются лидерами по обороту и способны предложить банкам интересные условия.

А вот с рынком деривативов все сложнее. Скорее всего, рынок деривативов и облигаций (продуктов секьюритизации) останется в Лондоне, достойных реципиентов этих рынков в ЕС нет.

Возможно, ЛФБ из-за спада активности в первом квартале 2018 года начнет "заигрывать с эмитентами" не из стран ЕС, снизит тарифы для иностранных эмитентов и будет более внимательно относиться к их потребностям.

Безусловно, для тех эмитентов из Украины, кто собирается на IPO-SPO в Лондон, это очень хорошая новость. А вот тех эмитентов, которые уже провели IPO в Лондоне и закрутили различные налоговые схемы, регистрируя компании в Люксембурге, Лихтенштейне и еще где-то за пределами Великобритании, ожидают довольно "дорогие" юридические риски, поскольку если Британию выкинут из единого фондового пространства ЕС, листинг иностранных эмитентов на ЛФБ может потребовать дополнительных процедур.

Лично я ожидаю, что к концу 2017 года между Лондоном и Брюсселем начнутся "большие торги":

Брюссель будет давить на рынок капиталов, а Лондон – играть со страховщиками и банкирами, намекая, что ликвидность нужна и на внутреннем рынке Великобритании.

Точно можно сказать, что Лондон вытолкнут из единого фондового пространства ЕС, но режим доступа к обоим рынкам станет предметом переговоров, и уровень его строгости будет зависеть от этих переговоров.

Конечно, процессы против Лондона станут серьезнее только ближе к 2019 году – когда граждане Великобритании оставят свои должности в исполнительных органах ЕС. Потому что сейчас мы наблюдаем довольно анекдотичную ситуацию, когда Европейская комиссия планирует что-то против Лондона, хотя ключевые должности в исполнительной власти ЕС занимают подданные Елизаветы II.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua