Ракеты для Кима: как Украине защититься от черного пиара

Пятница, 18 августа 2017, 12:12 — , Украинская PR-лига
Фото: atlantablackstar.com

Украина вступила в очередной международный оружейный скандал. И снова - не по собственной воле, а вынужденно и инспирировано извне.

Но это не меняет последствий и причины, ведь негативный имидж, заработанный в предыдущие десятилетия, мог очень дорого стоить нашей стране.

Поскольку по своему роду деятельности я не расследователь, в этом материале я не буду рассуждать о достоверности или фейковости информации касательно поставок ракет украинского производства в КНДР. А остановлюсь на репутационных аспектах сложившейся ситуации и имиджево-целесообразном векторе действий украинской стороны на перспективу.

Разберем ситуацию поэтапно и поэлементно, а главное, без эмоций.

Casus belli

Источник. Кабинетное экспертное расследование 14 августа 2017 года появляется на сайте IISS (авторитетной организации с историей, начало которой положено в 1958 году) под названием "Секрет успеха межконтинентальных баллистических ракет (МБР) Северной Кореи".

Автор – Майкл Эльман, профильный эксперт по противоракетной обороне, в профайле которого прямо говорится о наличии экспертизы в отношении военно-технического сотрудничества по линии США+НАТО и России.

Ключевая гипотеза на основе анализа источников без проведения полевых исследований - возможно, украинские двигатели тем или иным образом попали в страну-изгой, действия которой представляют угрозу для национальной безопасности США и мировой стабильности, и могут попасть снова.

Первый резонанс. Мегавлиятельный The New York Times публикует статью на основе данного расследования, акцентируя в названии якобы имеющий место быть "украинский след" со следующими основными посылами:

- есть серьезные основания считать, что успех ракетной программы КНДР обусловлен доступом к украинским технологиям, тесно связанным с российской ракетной программой;

- ранее об этом говорили представители разведывательных служб США;

- президент США Дональд Трамп ничего не говорил о России или Украине в контексте неожиданно успешного запуска северокорейской МБР, упоминал только о Китае, госсекретарь США лишь вскользь намекнул на Россию, Белый дом пока гипотезу Эльмана не комментирует;

- "Южмаш" ранее опровергал факт "передачи опасных технологий за пределы Украины", однако этому опровержению нельзя верить на 100 %, поскольку ситуация в стране и на заводе сложная, и вероятность продажи секретной информации существует;

- президент Украины Петр Порошенко не в курсе того, что Украина может быть причастна к успеху ракетной программы КНДР.

Промежуточные выводы 

Можно с высокой степенью вероятности предположить, что вброс информации является спланированным в силу синхронности обнародования исследования IISS и NYT, а также что его цели лежат в плоскости:

- внутренней политики - оценка действий администрации Дональда Трампа в контексте упоминания об указании Барака Обамы активизировать саботаж ракетной программы КНДР;

- внешней политики - позиционирование Украины как опосредованной угрозы нацбезопасности США в силу ее неспособности контролировать распространение опасных технологий.

Применена стандартная технология вброса. Использован репутабельный источник разгона сигнала, имеющий серьезный коллективный экспертный статус – IISS, но при этом методология самого расследования вызывает вопросы.

Не исключено, что автора материала использовали вслепую его "источники", о которых он упоминает в интервью.

При этом стоит помнить о контексте вброса:

- Украина неоднократно обвинялась в поставках оружия проблемным государствам (история с "кольчугами" как самый яркий пример).

- КНДР – государство, значимое с точки зрения кратополитики (обладает влиянием на общемировые процессы в силу своего особого государственного устройства и видимой непредсказуемости действий), за его действиями пристально следят эксперты и СМИ.

В этом контексте гипотеза Эльмана выглядит вполне логичной и даже органической в глазах и масс, и элит, равно как и общественный резонанс его расследования.

Украинская реакция

Не вдаваясь в особенности реакции руководства страны, а также многочисленных украинских политиков, экспертов и лидеров мнений, можно сказать, что она была в целом правильной. Как минимум, куда более адекватной, чем ответ на массированный черный пиар в прошлом году накануне референдума в Нидерландах.

О хорошем

- "Южмаш" демонстрирует приятную здравость публичной позиции. При этом история с пранкерами в конечном итоге пошла на пользу украинской позиции (ситуация редкая не только для нашей страны).

- Госкосмос и Госэкспортконтроль выполнили свою функцию фиксации официальной позиции профильных ведомств по теме, дальше нужны коммуникации более высокого уровня.

- Минобороны в целом обоснованно держится в стороне, поскольку производство оружия и его использование – дело разное. Кроме того, вполне логично напоминает о политически окрашенных "оружейных" скандалах в прошлом.

- Руководство страны среагировало оперативно.

- Украинские политики за единственным исключением удержались от возможности покритиковать власть, понимая, что на кон поставлен имидж страны. 

О плохом

- Информационной политики в стране по-прежнему нет. Политтехнологи и пиар-консультанты власти традиционно не идут дальше "делания волн" в информпространстве, не работая с фундаментом проблематики. И, рекомендуя своим подопечным тексты для озвучивания, думают лишь о краткосрочном эффекте.

- Профессиональные расследователи точно будут расследовать ситуацию, а это сохраняет риски дальнейших вбросов. 

- Западные СМИ, в том числе под влиянием противников Трампа, не дадут теме затухнуть.

Работа над ошибками

Даже несмотря на относительно грамотные действия украинских властей, стоит помнить: вброс был сделан очень профессионально, а значит, отмываться мы будем долго и болезненно. И на первых порах начали мы это хоть и добротно-ремеслено, но стратегически недальновидно. 

Напомню, что информационный фон для Украины крайне неблагоприятен – страна многие годы находится в кризисе, бурным цветом цветет коррупция, высокотехнологические предприятия находятся в сложном положении, люди бедны. А значит, гипотеза Эльмана реалистично звучит для мирового сообщества и общественности США, и этот эффект усиливается авторитетом IISS.

С учетом этого факта можно констатировать, что украинская сторона допустила серьезные коммуникационные ошибки.

Защита ведется формально, а не по существу проблемы.

Эльман и не утверждал в своей аналитике, что поставка была легальной, что она сделана с ведома властей и что сделана именно в последние годы. Зато украинская сторона опровергает эти невыдвинутые обвинения заявлениями об отсутствии официального экспорта в КНДР и о том, что мы такую продукцию вообще не производим.

В итоге получается так же, как у нас судьи привыкли переносить заседания по причине нарушения процессуальных норм, если им не хочется выносить проблемный для себя вердикт. Тогда как в излюбленном постсоветским крупным бизнесом Лондонском суде разбирательство ведется именно по сути вопроса.

Эмоциональный "перевод стрелок" в сторону России был сделан прежде, чем заявление об обеспокоенности такой информацией и готовности проводить расследование.

Милитаристско-политическая риторика и пафосно-игривая тональность разговора о серьезных вещах не заменяет прагматического подхода, столь ценимого западными лидерами мнений. А наоборот, наводит на мысль о том, что, возможно, Эльман недалек от истины.

Заявление о готовности проводить расследование не соответствует ожиданиям западных лидеров мнений.

Как говорится, есть очень много простых неправильных ответов на сложные вопросы. Глубокое, методологически верное расследование с привлечением международных экспертов требует времени.

И его целью должно быть не "помыть шею под декольте" перед приездом высокого гостя, а установить истину.

Задачи на перспективу

Могут ли сегодня быть исправлены уже сделанные ошибки? Думаю, да.

Что для этого нужно сделать? Для начала перестать спамить в фейсбуке и выпускать орды политиканов и псевдоэкспертов на экраны телевизоров и в интернет-пространство. А вместо этого задуматься над целями антикризисной коммуникационной активности украинской стороны и над тем, что должно быть сделано в практической плоскости.

Цель может быть только одна – устранить нанесенный репутации страны урон и по возможности использовать ситуацию для получения репутационных дивидендов (хотя бы даже в плане позиционирования Украины как страны, где все-таки есть высокие технологии и люди, способные их применить).

Практическим инструментом достижения этой цели должно стать, как и рекомендуют наиболее компетентные эксперты, максимально прозрачное и широко освещаемое расследование обстоятельств дела в международном формате. В идеале под эгидой не только США, а ООН в целом, чтобы нельзя было поставить под сомнение его объективность.

На уровне же message-box следует сконцентрироваться на нескольких ключевых аспектах:

- Продолжить работу с темой на уровне всех официальных спикеров, уже сделавших заявления соответствующего содержания.

- Продемонстрировать, что Украина в состоянии защитить секретные технологии от несанкционированного дальнейшего распространения.

Поскольку и Эльман, и NYT обеспокоены именно перспективой повторения подобной утечки опасной информации или нелегальной поставки МБР и подобных товаров. То есть создать все условия для проведения инспекций и продемонстрировать реально достойный уровень защиты.

- Акцентировать внимание мировой общественности на том, что Украина заинтересована в максимально объективном расследовании и его широком освещении. Скрупулезно подойти к персональному составу участников от Украины и международных экспертов, чтобы избежать политической ангажированности.

- Активизировать сеть "друзей Украины" в мире, противопоставив ее агентам враждебного влияния сил, стоящих за вбросом. Однако не концентрироваться на "поиске врага", предоставив это расследователям, а сосредоточиться на ведении конструктивной линии в информационном пространстве, подтверждающем нашу добропорядочность. А также на актуализации в сознании мировой общественности фейковых обвинений и провокаций в наш адрес.

Теоретически Украина способна проделать все рекомендованное. Впрочем, пугает провальная пиар-стратегия, показанная во время нидерландского референдума.

Однако главный риск - ресурсы Украины для ведения эффективной коммуникативной политики в мире несопоставимы с ресурсами предполагаемых интересантов обвинений в наш адрес.

Поэтому права на ошибку у нас нет. Бьют того, кто не умеет дать сдачи. Пора бы научиться отвечать, пока не поздно.

Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua