Легко ли будет выполнить рекомендации "Венецианки" о языке образования?

Среда, 13 декабря 2017, 16:06 — , Институт политических и этнонациональных исследований
фото пресc-службы Кабмина

Реакции украинских политиков на решение Венецианской комиссии (ВК) относительно языковой статьи закона "Об образовании" в основном касаются двух аспектов.

Прежде всего, они оценивают степень критичности выводов комиссии, то есть насколько "венецианцы" нас похвалили, а насколько – отругали.

Преимущественно комментаторы приходят к выводу, что комиссия нас поддержала, а наших главных критиков из Венгрии – нет. Это хоть и не ложь, но и далеко не вся правда. Решение ВК действительно предусматривает возможность сохранения действующей редакции статьи 7 в отношении венгерского и других языков, которые являются официальными языками ЕС, призывая украинскую власть имплементировать ее таким образом, чтобы обеспечить значительный уровень преподавания на этих языках. Но в то же время комиссия считает целесообразным внести изменения в эту статью, устранив дискриминацию в отношении преподавания на других языках меньшинств, в частности на русском.

Кроме того, политики, чиновники и другие заинтересованные лица высказываются о том, как следует выполнять рекомендации комиссии, при этом определенным образом их интерпретируя.

Чиновники уверяют, что, как и обещали ранее, прислушиваются к советам авторитетной европейской институции, а политики, ориентированные на патриотический электорат, успокаивают его, что не отступят от воплощенного в законе намерения содействовать обучению прежде всего на государственном языке. Спикер Рады Андрей Парубий заявил, что никаких изменений в языковую статью вносить не будут, а глава МИД Павел Климкин пояснил, что выполнить рекомендации позволит принятие плана реализации образовательного закона, а также конкретизация некоторых его положений в отдельном законе "О среднем образовании".

Рекомендацию относительно русского языка политики предпочитают не комментировать. Но похоже, что выполнять ее не будут.

МОН предусматривает сохранение разных подходов к разным языкам, при этом объем преподавания на русском будет наименьшим.

Такое "непослушание" чиновники оправдывают тем, что предложение ВК решить проблему дискриминации языков, не являющихся официальными языками ЕС, не повторяется в итоговом перечне рекомендаций комиссии. Оправдание, надо сказать, весьма сомнительное, потому что в этом перечне указаны только пожелания относительно способа имплементации действующего варианта статьи.

Но во всех этих реакциях не хватает важного аспекта: как достичь анонсированного результата, то есть как обеспечить принятие необходимых изменений в законодательство?

Совместить несовместимое

Это хорошо, что украинские чиновники декларируют готовность принять предлагаемые европейскими экспертами подходы. Но они не говорят о том, как надеются убедить в приемлемости этих подходов лидеров этнических меньшинств, в сотрудничестве с которыми ВК рекомендует имплементировать образовательный закон, и одновременно – депутатов Верховной Рады, без поддержки которых не будут приняты ни изменения в закон "Об образовании", ни конкретизация его норм в других законах.

Достаточно вспомнить, как происходило принятие образовательного закона, чтобы понять: это будет нелегко.

Критика закона об образовании в основном основывается на том, что в процессе его принятия не было проведено достаточно консультаций с меньшинствами, поэтому ВК предостерегает Киев от повторения этой ошибки на этапе имплементации. Хотя на самом деле консультации имели место, их следствием была совсем другая версия языковой статьи, чем принятая в Раде. В той версии тоже предусматривалось определенное сужение объема преподавания на языках меньшинств, ведь наряду с ними в среднем образовании должен был использоваться украинский – примерно по такой модели, которая действует в Латвии.

Министерство образования доказывало, что сохранить действующую систему преподавания всех предметов на языках меньшинств до одиннадцатого класса нельзя, поскольку она не дает выпускникам достаточных знаний государственного языка и они не могут поступить в вузы или найти работу в украиноязычной среде. Особенно это касалось школ с преподаванием на венгерском и румынском.

Конечно, лидеров меньшинств такие изменения не устраивали. Но не устраивали они и сторонников активизации использования украинского языка.

Когда 5 сентября этого года проект закона рассматривали во втором чтении, многие депутаты повторили обвинения, будто бы проект не обеспечивает достаточного знания государственного языка, а радикальные критики связали русскоязычное образование с содействием российской агрессии.

Депутат от БПП Оксана Билозир предложила поправку, согласно которой все преподавание – с начальной школы – должно осуществляться на украинском, а языки меньшинств можно было бы изучать только как предмет. Несмотря на возражения министра Гриневич, эту поправку призвали поддержать и "Батькивщина", и фракция Ляшко.

Чтобы не допустить провала всего закона, за обеденный перерыв представители министерства и комитета совместно с заинтересованными депутатами выработали компромиссную формулировку, которая в конце концов получила поддержку 255 депутатов и вошла в закон.

Конечно, обеденные консультации проходили без участия представителей национальных меньшинств (кроме, возможно, нескольких, которые одновременно являются депутатами или помощниками депутатов), поэтому принятая версия языковой статьи стала шоком и для меньшинств, и для правительств соответствующим им государств.

Об их дальнейшей реакции мы все знаем.

Без Рады не обойтись

Теперь, надеюсь, украинская власть понимает, что отстраняться от меньшинств в процессе выполнения рекомендаций ВК нельзя, ведь их привлечение является едва ли не главной из этих рекомендаций.

Но как сделать уступки меньшинствам и одновременно не потерять поддержку большинства депутатов?

Одним из способов решить эту проблему правительство, как представляется, считает отказ от пересмотра принятого варианта языковой статьи, который некоторые сторонники украинизации расценили бы как предательство национальных интересов.

Поэтому фокус перенесли на план выполнения закона, который можно разрабатывать в консультациях с меньшинствами и принять на уровне правительства – то есть без обязательной поддержки большинства депутатов.

Но для двух аспектов выполнения все-таки требуется голосование в сессионном зале.

Это, во-первых, рекомендованное Венецианской комиссией увеличение переходного периода к новой образовательной модели, которое требует внесения изменений в переходные положения принятого закона.

Во-вторых, это принятие закона о среднем образовании, который должен предусмотреть способ выполнения рамочного закона. В новом законе надо будет не только предусмотреть способ сочетания государственного языка и языков меньшинств на разных этапах образовательного процесса (или разные способы для разных языков, как планирует МОН), но и освободить от выполнения жестких языковых требований частные школы, согласно еще одной рекомендации ВК. Такое освобождение позволило бы по крайней мере некоторым членам меньшинств получать образование на их языках, смягчив таким образом критику в адрес украинской власти.

Однако нет никакой уверенности, что при принятии этого закона будет найден компромисс, который устроит и сторонников украинизации, и представителей меньшинств (а также их зарубежных защитников).

Возможно, лучшим способом заверить депутатов, что определенные гарантии для языков меньшинств в образовании не угрожают позициям государственного языка, было бы активное содействие усилению позиций украинского языка в других сферах, прежде всего на рынке труда. Ведь главной причиной нынешнего ограниченного употребления украинского языка является не нехватка его преподавания, а недостаток действенных требований и стимулов к применению.

Впрочем, я вовсе не уверен, что нынешняя власть готова пойти этим путем выполнения "венецианских" рекомендаций в частности и решения языковой проблемы в целом.

Задолго до нынешней коллизии вокруг языкового режима образования президент и его окружение не хотели одобрить проект всеобъемлющего закона о государственном языке, который разработали общественные активисты и поддержали более полусотни депутатов, а затем и профильный комитет парламента. А после коллизии, предполагаю, руководство страны тем более предпочтет держаться подальше от радикальной украинизации – разве что перед выборами политтехнологи заверят их, что именно она поможет привлечь дополнительные голоса.


Публикации в рубрике "Экспертное мнение" не являются редакционными статьями и отражают исключительно точку зрения автора

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua