Экс-премьер Эстонии: Россия действует в Западной Европе даже агрессивнее, чем у соседей

Среда, 31 мая 2017, 15:44 — , Европейская правда
Фото Postimees

Несмотря на то, что Эстония является безусловным другом Украины в ЕС, эстонские политики (за исключением разве что экс-президента Тоомаса Хендрика Ильвеса) не слишком известны в Украине.

Но экс-премьер Эстонии Таави Рыйвас заслуживает внимания по нескольким причинам. Три года назад 35-летний политик стал самым молодым среди действующих руководителей государств и правительств ЕС и самым молодым в истории своей страны.

А еще для нас важно то, что он, возглавив эстонское правительство в марте 2014 года и проработав на этой должности до ноября 2016 года, стал свидетелем того, как Европа реагировала на российскую агрессию против Украины. Именно об этом "Европейская правда" пообщались с Таави Рыйвасом, ныне – депутатом эстонского парламента. Разговор состоялся около месяца назад, но не утратил актуальности.

* * * * *

– Успешна ли Украина в противостоянии Москве? Или мы должны существенно изменить свое поведение?

– В сложной ситуации, в которой оказалась Украина, можно делать только одно, именно то, что вы делаете сейчас: защищать себя. Но в то же время важно продолжать реформы. Это непросто совмещать, но я вижу, что в Киеве есть четкое стремление к реформам.

– А поддержка ЕС сохранится? Слишком часто мы слышим об усталости от Украины.

– Об усталости вы слышите точно не в Эстонии. Для нас важно то, что происходит в Украине, мы следим за событиями, и даже такие глобальные проблемы, как конфликт в Сирии, не уводят наше внимание от Украины.

И мы будем поддерживать сохранение санкций до полного выполнения Минских соглашений российской стороной. Более того, я считаю, что это – единственный возможный путь для Европы.

Ведь речь идет об агрессии России против Украины. Следует называть вещи своими именами.

– Так, может, есть смысл и Евросоюзу отойти от нечетких формулировок и называть это войной?

– Здесь есть еще и сложный юридический аспект. Но не думаю, что кто-то из лидеров ЕС не понимает, что речь идет именно о российской агрессии. И если в начале в отдельных странах были определенные сомнения по поводу принадлежности "зеленых человечков", то сейчас весь мир понимает, что это агрессия.

Поэтому наивности нет, все понимают, что происходит. И Украина предоставила достаточно доказательств, что на Востоке Украины используется именно российское оружие и есть русские солдаты.

– Эстония граничит с РФ. Возможно ли, что ваша страна станет следующей, против которой начнется российская агрессия?

– Это крайне маловероятно. Эстония – член НАТО с 2004 года, и у меня нет никаких сомнений в действенности принципа коллективной обороны Альянса.

Поэтому я не думаю, что возможен какой-либо тип агрессии против Эстонии со стороны РФ.

– Даже гибридная война? В Эстонии – большое российское меньшинство, они смотрят российское ТВ.

– Россия действительно использует гибридные инструменты для дестабилизации ситуации, и не только в странах-соседях, но и во многих других европейских государствах.

Причем в Западной Европе они действуют даже более агрессивно. Мы знаем, что были попытки финансирования (пророссийских) политических партий. Были дезинформационные кампании, были кибератаки.

Поэтому можно говорить, что уже имели место агрессивные действия против многих европейских стран, и здесь не стоит как-то выделять страны-соседи.

– Так будет ли справедливо сказать, что сейчас идет гибридная война РФ против европейских стран?

– Нет, я бы так не сказал.

Россия делает попытки дестабилизации ситуации в Европе – именно так это стоит называть.

Такая дестабилизация в интересах Кремля – ​​прежде всего, они хотят разбить единство Европы. И это ни для кого в Европе не секрет.

– В отношениях Эстонии и РФ была особая конфликтная история – дело Кохвера, которого россияне похитили с приграничной территории. Возможно ли повторение агрессии такого типа?

– Я бы не вдавался в спекуляции по поводу конкретных действий россиян. Я хотел бы говорить о стратегической задаче Кремля; а стратегически они пытаются усилить свое влияние в ЕС и подорвать европейское единство.

Почему важно говорить именно о стратегических вещах, а не о действиях РФ в конкретных случаях? Потому что понимание стратегии – это крайне важно для того, чтобы найти эффективные пути противостояния российской гибридной агрессии.

Стратегическая задача россиян – подорвать европейское единство. И для ее достижения россияне готовы играть без правил и прибегать к неожиданным шагам.

– Разрушение европейского единства – это, скорее, не цель, а инструмент для достижения другой цели.

– Если подходить таким образом и смотреть более широко, то цель России – нарастить свое влияние, расширить зону влияния.

– Я пытаюсь поставить себя на место рядового француза или голландца. Если Россия не несет прямой угрозы, а лишь хочет иметь больше влияния на Украину или другие далекие от меня страны, то зачем мне ссориться с ней?

– Такие мысли абсолютно аморальны и фундаментально опасны!

Если закрыть глаза на агрессию против одной страны, то следствием этого будет агрессия против следующей.

Во-вторых, даже страны, географически удаленные от Украины и России, должны понять, какую опасность именно для них несут нынешние попытки России повлиять на их внутреннюю политику, насколько это угрожает демократии у них дома.

Традиционная война – это лишь один из методов агрессии. Да, этот путь несет больше жертв, но это – лишь один из экстремальных методов, которые использует Россия для влияния на политику других государств.

Поэтому я убежден: военная угроза – лишь один из факторов, которые надо взвешивать, решая, как противодействовать России.

– Недавно экс-премьер Литвы Андрюс Кубилюс представил проект "плана Маршалла для Украины", в котором говорится о многомиллиардной финансовой поддержке реформ. По вашему мнению, этот план реалистичен?

– Вполне реалистичен. Это – тот путь, которым мы должны двигаться. Но его будущее зависит от двух сторон.

Во-первых, от решимости украинского руководства, от готовности действовать в направлении реформирования страны. Во-вторых, от готовности руководства ЕС выделить существенно больше средств.

Конечно, схема должна быть хорошо проработана, но все вполне реально.

– Вы считаете, что страны ЕС, США, Канада готовы предоставлять средства своих налогоплательщиков?

– Надеюсь на это.

Я действительно уверен, что мирная и процветающая Украина – в интересах европейского сообщества. И я надеюсь, что в случае корректного обоснования они согласятся.

– Довольны ли вы тем, как идут реформы в Украине?

– Украина действительно находится в очень непростом положении. Реформирование – это очень сложная задача.

Но это было бы слишком просто – сказать, что остается много проблем, до сих пор есть высокий уровень коррупции и так далее, запугав тем самым европейские страны и отвернув европейских лидеров от поддержки Украины.

Я считаю, что мы должны быть критическими, как положено друзьям, но в то же время – не должны использовать тот факт, что мы далеки от цели, как оправдание, почему мы не станем помогать Украине.

Что касается ключевых направлений реформ, то я не назову ничего, кроме того, что перечислено в меморандуме с МВФ и в вашем договоре с ЕС. Поэтому лучший совет – просто выполняйте соглашения. И поймите, что вы при этом делаете реформы не "для Еврокомиссии", а для своей страны.

Интервью взял Сергей Сидоренко,

редактор "Европейской правды"

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua