Взгляд из Италии на Украину: кто поддерживает Киев и почему есть те, кто против?

Вторник, 2 июня 2015, 08:30 — Марко Ди Лиддо, Рим, для Европейской правды

"Европейская правда" и Институт мировой политики начинают публикацию серии материалов, написанных европейскими лидерами мнений – экспертами и ведущими журналистами.

Как воспринимают Украину и украинцев на Западе? В чем заключаются препятствия для полной поддержки нашего государства в странах ЕС? Наконец, что должны сделать Киев и наше общество, чтобы изменить это восприятие?

Мы не зря выбрали для первой статьи итальянского аналитика Марко Ди Лиддо.

Не секрет, что в Италии издавна преобладают пророссийские настроения. Но автор уверяет, что их вполне реально преодолеть. И напоминает, что в Риме есть не только украиноскептики, но и украинооптимисты.

С некоторыми выводами автора можно не соглашаться, а некоторые даже подтверждают упрощенное восприятие Украины в этой стране. Но их стоит знать, чтобы понять, как  Рим воспринимает украинские события и почему.

* * * * *

В современном европейском контексте, где политические события в Украине и война на Донбассе вызвали раскол среди политиков в гражданском обществе, Италия продемонстрировала незаурядную рассудительность, когда речь идет об отношениях между Брюсселем, Вашингтоном, Киевом, Донецком и Москвой.

Умеренность итальянской позиции имеет под собой ряд причин.

Во-первых, итальянские политические силы, находящиеся в состоянии перманентной избирательной кампании, никогда не считали международные отношения эффективным инструментом влияния на электоральную поддержку (в отличие от некоторых других стран ЕС, в которых внешняя политика существенно влияет на внутреннюю).

Конечно, такой подход является результатом отношение рядового избирателя. А среднестатистического итальянца, как правило, не слишком волнуют события, происходящие по ту сторону Альп.

Вторая причина лежит в культурной плоскости.

Ни итальянский народ, ни политический класс не знают детально истории Украины и ее современности.

Как правило, Киев воспринимается в общем контексте с Россией и Москвой, а исторические и культурные различия между Украиной и Россией – просто не ощущаются. Большинством населения Италии игнорируется специфика и самобытность вашего государства – просто по незнанию.

И, наконец, есть третья причина, которая связана с международной политикой Италии. До начала "санкционной войны" между Брюсселем и Кремлем Рим был вторым по объему торговым партнером России, уступая лишь Германии.

Италия имела стратегические интересы во всех секторах экономики, финансов, и в первую очередь – в энергетической сфере.

Препятствий этому не было, ведь с окончанием холодной войны в Европе постепенно угасло ощущение возможной российской военной угрозы

Понятно, что при таких условиях итальянским бизнесменам и политикам очень трудно отказаться от преимуществ мирного сосуществования с Кремлем. Особенно учитывая частичную зависимость страны от российского газа, а также глобальный экономический кризис, заставляющий итальянскую промышленность ценить все рынки сбыта.

Впрочем, несмотря на общий недостаток внимания итальянцев к Киеву, есть небольшая прослойка политиков, ученых и общественных деятелей, которых интересует путь Украины к реформам.

И эта прослойка – неоднородна.

В ней следует выделить две основные группы.

К первой относятся те, кто надеется на реализацию проекта европейской интеграции Украины и на успех реформ правительства Яценюка.

Вторая группа состоит из тех, кто равнодушен к украинским реформам и одновременно выступает против евроинтеграции Киева.

Русофобы и еврофилы

Если оставить в стороне идеологические, культурные и политические особенности обеих групп, причины, которыми руководствуются их представители, можно свести к двум основным категориям: отношение к Европейскому союзу и отношение к России.

В принципе, еврофилы и русофобы, которые есть в итальянском обществе – это наибольшие сторонники процесса украинских реформ в Киеве. Они надеются, что Украина, которая является полноценным членом европейской семьи, вскоре станет членом Евросоюза.

С их точки зрения, Евромайдан (я нарочно использую именно этот термин, отличая его от используемого украинцами термина "Революции Достоинства") продемонстрировал готовность украинского народа принести большую жертву ради свободы и проевропейских стремлений.

Солидарность с Киевом выражают, прежде всего, антироссийские силы, в том числе представители радикального крыла евроатлантических движений, которые стремятся лишить Кремль влияния на Украину и вывести ее из орбиты РФ.

"Еврофилы и русофобы" в Италии считают, что правительство в Киеве взяло правильный путь на модернизацию страны.

Раздаются одобрительные оценки законов о прозрачности госаппарата, борьбу с коррупцией, модернизацию экономики. А особенно – в отношении закона, который приравнивает коммунизм к нацизму и требует очистки публичного пространства от символов советского режима.

Еврофилы считают этот закон необходимым для освобождения украинской политической жизни от советского и российского наследия и для культурного сближения Украины с Западом.

Евроскептики и русофилы

С другой стороны, в обществе есть и противоположные аргументы.

Евроскептики и русофилы демонстрируют или всеобщее безразличие, или ожесточенную критику программы украинских реформ.

Эти движения и партии решительно выступают против проекта евроатлантической интеграции Киева, ведь считают Украину неотъемлемой частью русско-славянского мира и не желают провоцировать Кремль действиями, которые в Москве будут считать проявлением "евроимпериализма".

Пророссийские настроения распространены преимущественно среди коммунистов, евразийцев, консерваторов, традиционалистов и правых националистов, которые не скрывают своей приверженности политике Путина.

Однако даже среди левых партий – как умеренных, так и радикальных, как парламентских, так и внепарламентских – есть прослойка русофилов, не благосклонных к Украине.

В их случае движущей силой является миф о сильном человеке и влиятельности политической системы Путина.

С точки зрения группы евроскептиков и русофилов, Евромайдан представлял собой государственный переворот, инспирированный Вашингтоном и Брюсселем. Соответственно, власть в Киеве считается ультранационалистической и чуть ли не фашистской, марионеткой в американской геополитической игре.

Путь к реформам рассматривается с подозрением и считается "зачисткой", которая необходима правительству лишь для укрепления своей власти. В этом смысле закон, приравнивающий коммунизм к нацизму и требующий очистки от советских символов, оценивается как агрессивная мера, направленная на подавление подлинного чувства единства и общей традиции народов России и Украины.

Представители группы русофилов-евроскептиков ожидают, что со временем Украину накроет новая волна народного протеста, которая станет социальным последствием жесткой экономии и приведет к отторжению народом проевропейских реформ.

В конце концов, представители этой группы верят в повторение событий 10-летней давности, когда произошел провал Оранжевой революции, поражение правительства Тимошенко и, наконец, возвращение к власти Януковича.

К тому же пророссийские слои итальянского общества и элит считают, что новая волна народного недовольства приведет к росту популярности украинских фашистских движений.

Баланс сил

Уникальная особенность итальянской ситуации заключается в том, что линия между сторонниками и противниками украинских реформ разделяет политическую арену и гражданское общество пополам.

Нет преимущества одного или другого лагеря в итальянском общественном пространстве.

Но если преодолеть существующие рамки, в которых Украина до сих пор рассматривалась по схеме "с Россией или против России", то можно открыть новые возможности итальянской внешней политики.

Зажатые в дихотомии "Москва-Брюссель", политики нередко ограничивались восприятием украинского вопроса только сквозь призму его геополитических последствий, оставляя без внимания потребности украинского народа и его реальные стремления.

Зато если поставить в центре дискуссии украинский народ, а не взаимоотношения между Москвой, Брюсселем и Вашингтоном, то можно было бы выяснить, что между русскими и украинцами существует гораздо больше точек соприкосновения, чем точек трения, несмотря на серьезность войны на Донбассе.

Вместо перетягивания украинского каната на Запад или на Восток можно было бы подумать об альтернативной модели, в рамках которой суверенный и независимый Киев, осознающий собственное географическое положение, историю и волю народа, сможет стать мостом для контакта, диалога и обмена между Россией и Европой, а не полем боя.

 

Автор:

Марко Ди Лиддо,
аналитик Центра международных исследований 
(Ce.S.I., Рим, Италия)

Взгляды автора, изложенные в этой статье, не обязательно отражают взгляды Института мировой политики и "Европейской правды".

Публикация была подготовлена по результатам рабочего визита европейских лидеров мнений в Украину, организованного Институтом мировой политики 20-21 апреля. Фоторепортаж о первом и втором днях визита  можно посмотреть здесьа также здесь.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua