Украина и Европа: ближе к ЕС, но дальше от членства?

Пятница, 5 июня 2015, 15:51 — Кристи Райк, Хельсинки, для Европейской правды

"Европейская правда" и Институт мировой политики продолжают публикацию серии материалов, написанных европейскими лидерами мнений – экспертами и ведущими журналистами.

Как воспринимают Украину и украинцев на Западе? В чем заключаются препятствия для полной поддержки нашего государства в странах ЕС? Наконец, что должны сделать Киев и наше общество, чтобы изменить это восприятие?

Автором предыдущей, достаточно небанально публикации был итальянский эксперт, сейчас вашему вниманию - взгляд из Финляндии.

* * * * *

Украинцы провели две революции за десять лет, и обе дали толчок к "европейскому выбору" страны. И все же "реальная цель" – членство страны в ЕС – сегодня кажется еще более далекой, чем было десять лет назад.

За прошлый год ветер реализма изменил настроения ЕС в отношении восточных соседей в целом и Украины в частности.

Евросоюз был вынужден признать, что не способен сохранить стабильность в соседних странах.

Агрессия России против Украины подчеркнула тот факт, что европейским технократам, сосредоточенным на внутренних реформах, стоит серьезнее относиться к геополитическому контексту.

Но в итоге Брюссель сейчас больше говорит о защите интересов Европы, чем об уникальной внешней политике, основанной на ценностях. Вопрос дальнейшего расширения Европейского союза снят с повестки дня.

Из-за этого границы развития взаимоотношений ЕС с восточными соседями стали очень выразительными (хотя они и раньше не были секретом). Стоит выделить три основных направления, по которым есть ограничения.

Во-первых, ЕС сейчас не способен определить общую стратегию отношений с восточными соседями.

Значительным бременем является даже выполнение обязательств Евросоюза в рамках DCFTA (углубленных и всеобъемлющих зон свободной торговли), то есть по интеграции тех соседей, кто этого пожелает, в общий рынок ЕС.

Пусть даже эта задача очень важна.

Процесс ратификации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС (включая DCFTA) продолжается, и ЕС подтвердил свои намерения начать выполнение его торговой части с 1 января 2016 года. Москва выступила против Соглашения, но недавно изменила свою риторику, заявив, что больше не будет пытаться блокировать его.

Трехсторонние консультации между ЕС, Россией и Украиной по реализации DCFTA, которые продолжаются до сих пор, – это определенный дипломатический жест в сторону Москвы, который демонстрирует готовность обсуждать ее опасения, но не вносит разлад в отношения между Украиной и ЕС.

Экономическая интеграция (что, в конечном итоге, лежит в основе ЕС) может стать важной составляющей стратегии для тех соседей, которые заинтересованы в более тесных связях – Украины, Грузии и Молдовы.

Вместе с тем есть и важные стратегические вопросы, по которым у 28 государств-членов нет общей позиции.

Один из них – возможность предоставления перспективы членства Украине и другим заинтересованным восточным соседям.

Еще в 2005 г., после Оранжевой революции, в ЕС шли напряженные дискуссии по этой проблеме. Результатом стали лишь очередные признания европейских устремлений Украины и ссылка на "новые перспективы" и вероятность "дальнейшего прогресса" в отношениях.

В марте 2014 г. европейские чиновники заявили, что Соглашение об ассоциации "не является конечной целью" во взаимоотношениях между Украиной и ЕС. Эти слова были восприняты как достижение, хотя они представляют собой лишь новую формулировку предыдущих заявлений.

Сейчас, в мае 2015 г., некоторые государства-члены оказались не готовы повторить эти слова в декларации саммита Восточного партнерства в Риге.

Бесконечная словесная эквилибристика лишь разочаровывает всех участников процесса и отвлекает внимание от более конкретных аспектов двусторонних отношений.

Другой, еще более опасной стратегической проблемой являются отношения ЕС с Россией, в контексте которых общие соседи стали наиболее острой темой.

Россия и дальше демонстрирует глубокое недовольство системой безопасности в Европе, которая утвердилась после завершения "холодной войны" и требует признать ее сферу интересов на постсоветском пространстве, а это является причиной фундаментального и принципиального несогласия между Россией и ЕС.

Для Европейского союза не может быть и речи о разделении сфер влияния против воли заинтересованных стран.

Однако ЕС не смог дать четкого ответа на российскую тактику применения как военной силы, так и гибридных форм давления для продвижения своих интересов в регионе.

Отсюда следует второе ограничение: ЕС не способен защитить суверенитет и территориальную целостность своих восточных соседей.

Конечно, он не признает нарушения международного права, совершенные Россией.

Впрочем, на практике Кремль готов применять военную силу в регионе, в отличие от ЕС и США.

Экономические санкции ЕС против России является более жесткой мерой, чем ожидалось, но, как и любые санкции, они не дают быстрых результатов. Стратегическое терпение ЕС, к которому призывает Германия, пройдет серьезный тест в июне, когда должно быть принято решение о продлении срока действия санкций.

В-третьих, ЕС оказался не способен превращать соседние страны в стабильные демократии с жизнеспособными институтами.

Исследователи демократизации предполагают, что успех политической трансформации определяет, прежде всего, ситуация в стране. Внешние факторы могут способствовать или препятствовать процессу, но обычно не являются решающими.

Считается, что в прошлом обещание членства в ЕС творило чудеса.

Однако страны Балтии, например, провели самые радикальные реформы в первой половине 1990-х, когда перспектива их членства в ЕС и НАТО считалась в Западной Европе нереалистичной и нежелательной.

Балтийцы воспользовались окном возможностей, пока их большой восточный сосед был слаб.

Включение стран Балтии в процесс расширения ЕС был согласован лишь в 1998 г. в результате напряженной работы на двух фронтах – внутренних реформ и дипломатии.

Для Украины нынешняя международная ситуация, когда на востоке встает Россия, а на западе колеблется ЕС, очевидно, менее благоприятна.

Кроме того, Украина еще должна доказать европейским партнерам свою готовность к дальнейшим системным реформам.

"Вы продолжаете реформы – мы продолжаем поддержку", – заявил председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в Киеве в апреле 2015 г., и это заявление определяет порядок последующих шагов.

Учитывая настроения в ЕС и ситуацию в Украине, президент Петр Порошенко поступил рационально, отложив вопрос о подаче заявления о вступлении в ЕС до 2020 г. Излишнее давление со стороны Украины или ее сторонников среди государств-членов может привести к негативной реакции ЕС, которую будет трудно изменить в будущем.

 

Автор:

Кристи Райк,

Финский институт международной политики

Взгляды автора, изложенные в этой статье, не обязательно отражают взгляды Института мировой политики и "Европейской правды".

Публикация статей европейских аналитиков осуществляется при поддержке Фонда Фридриха Эберта в Украине.

Статья была подготовлена по результатам рабочего визита европейских лидеров мнений в Украину, организованного Институтом мировой политики 20-22 апреля (информация здесь, а также здесь).

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua