Греческий кризис и судьба ЕС

Понедельник, 13 июля 2015, 11:05 — Юрий Богданов, для Европейской правды
greekreporter.com

Греческий кризис - явление, в котором каждая заинтересованная сторона хочет увидеть свое, причем обычно - сугубо фантазийное.

Евроскептики - тупиковость идеи "еврозоны"/ненужность Южной Европы для общего рынка/ущербность самой идеи Евросоюза. Еврооптимисты - возможность для исправления ошибок и корректировки курса. Наши воинственные соседи - мифический "крах ЕС", очередную победу своего "гениального вождя" и другие идеологические и пропагандистские вещи. Греки, голосовавшие НЕТ, видят в этом или заговор заграницы, или предательство у себя дома, а многие - и то, и другое. Греки, голосовавшие ДА, преимущественно - бездарность правительства и безответственность соотечественников.

Украинцы в большинстве событие проигнорировали. На самом деле - уж точно не до Греции. А история - во всех отношениях интересная, в том числе в контексте дальнейшего будущего ЕС и, собственно, еврозоны.

Сценарии различны - от развала ЕС, краха еврозоны, отмены евро до "вообще ничего не будет". Часть сценариев (мечтаний или кошмаров) являются практически невозможными: развала ЕС не случится, не случится пока и развала еврозоны, но и неизменности не будет.

Но ЕС уже не останется прежним - нельзя переварить греческий кризис, не изменившись.

Итак, события в Греции - крэш-тест для ЕС. И дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от сценария взаимодействия между Европейским союзом и греками.

Утром 11 июля греческий парламент одобрил новый план по спасению страны, разработанный правительством при поддержке отдельных европейских институтов. В нем Алексис Ципрас и его кабинет предлагают:

- обеспечить финансирование долговых обязательств страны в течение трех лет до 30.06.2018;

- выделить для поддержания экономического роста 35 миллиардов евро;

- Греция обязуется провести ранее предлагаемые кредиторами реформы пенсионной системы, сокращение бюджетных расходов, увеличить НДС и налоги на туристический сектор.

Предложение греческого правительства значительно ближе к требованиям кредиторов от 26 июля, что создает поле для конструктивных переговоров.

Чего же хотели добиться Ципрас и его команда референдумом и отказом от плана тройки? Вероятно, уступок.

С одной стороны, по результатам референдума стал ясен общий настрой Греции на невыполнение программы жестких экономических преобразований.

С другой - была засвидетельствована полная поддержка действий Правительства, что, видимо, и должно было стать толчком к торгу с ЕС.

Во многом Ципрас блефовал. И Европа это прекрасно понимала.

Поэтому и недели не прошло после референдума, как переговоры вступили в новую стадию. Итак, рассмотрим основные сценарии взаимоотношений Греции и ЕС после референдума и более гибких предложений греков по внутренним реформам и взаимоотношению с кредиторами:

1. ЕС принимает предложение греков.

2. ЕС и Греция находят компромиссный вариант решения проблемы, Греция не выходит из еврозоны.

3. ЕС и Греция находят компромиссный вариант, но Греция выходит из еврозоны.

4. ЕС и Греция не находят решения задачи, Греция выходит из еврозоны.

Вопрос о том, какой именно сценарий будет реализован, остается открытым.

Рассмотрим факторы, которые могут повлиять на развитие событий.

1. Готовность ЕС сохранить цельность зоны евро любой ценой. Если руководство ЕС настроено на это - то Греции пойдут на уступки, если же Грецию уже сочли хромой уткой в системе еврофинансов  - тогда нас скорее ждет сценарий временного выведения Греции из ареала европейской валюты.

2. Выбор самих греков: иждивение или развитие? От левых традиционно ждут первого, но новое предложение греков внушает осторожный оптимизм относительно корректировки курса Ципраса: грекам надо инвестировать в развитие производственных сил и за 7 лет борьбы с кризисом несоответствия запросов экономическим возможностям они могли понять это.

3. Позиция возможных альтернативных кредиторов. В Грецию, помимо западных стран и международных финансовых институтов, могли бы вложить деньги Россия или Китай. Но обеим странам сейчас явно не до Греции. Китай переживает первый серьезный кризис фондового рынка за 25 лет интенсивного экономического роста. На Россию, помимо санкций, негативное влияние оказывает снижение цен на мировых ресурсных рынках (от нефти и газа до черных и цветных металлов).

4. Влияние на решение ЕС и Греции Соединенных Штатов и необходимость для Европы обеспечить себе выгодные условия для переговоров по созданию трансатлантической зоны свободной торговли. Европе выгодно решить конфликт максимально мягко, без существенных экономических и политических последствий, чтобы сохранить позиции на переговорах. 

Насколько сильными переговорными позициями обладает Греция? Экономическое положение - плачевное:

- ВВП страны сократился с практически 370 млрд долларов в 2008 году до 284 млрд в 2014. При том, что благодаря правительству Самараса в 2014 году экономика Греции впервые за 7 лет выросла на 0,6%.

- Дефицит торгового сальдо составляет 10,8 млрд долларов (или 3,8% ВВП).

- Безработица в 2014 снизилась с 27,8% до 25,6%, но остается чрезвычайно высокой (уровень безработицы среди молодежи - больше 60%).

- Государственный долг составляет 174,6% от ВВП. 

- Уровень коррупции - самый высокий в Европейском союзе (69-е место в мировом рейтинге).

Кроме непосредственно кризисного положения, сама структура и уровень развития греческой экономики оставляют желать лучшего. Греция не обладает развитой промышленностью, сильные позиции у Греции только в аграрном секторе и сфере услуг (туризм, судоперевозки).

Политически Греция - страна тотального популизма. Как правого, так и левого.

В переговорах Ципрас (да и любой греческий политик) не может гарантировать исполнимость взятых на себя обязательств.

Главное преимущество Греции в том, что она - часть ЕС и часть зоны евро. И европейские институты несут солидарную ответственность за то, что случилось с греческой экономикой. Тут есть три аспекта:

1. Когда подписывалось соглашение в Маастрихте (которое запустило процесс создания единой европейской валюты), страны-подписанты взяли на себя строгие долговые обязательство (бюджетный дефицит - не более 3% ВВП, государственный долг - не более 60% ВВП).

Как исполнялся этот договор? Достаточно сказать, что в самой благополучной стране еврозоны - Нидерландах - долг составляет 69% ВВП. В Германии - 74%.

В Греции, как уже отмечалось выше, 174%. То есть винить только Грецию и делать ее крайней - как минимум несправедливо. "Все побежали - и я побежал", - справедливо отмечают многие в Элладе.

2. Еврокомиссия и другие органы ЕС (в т.ч. ЕЦБ) сами приняли на себя часть суверенитета членов Союза в вопросах финансов и монетарной политики. Поэтому, так или иначе, для уверенности всех других членов, что их в будущем не "кинут", как греков, придется стараться помочь Греции до тех пор, пока это будет хоть в какой-то степени возможно.

3. Греческие долги - это во многом переложенные долги кредиторов. И их невозврат принесет проблемы не только грекам, но и самим кредиторам.

Теперь вернемся к нашим сценариям и их вероятности.

Сценарии 1 и 2. Греки и ЕС находят общий язык на новых условиях греков или в любом другом варианте, Греция сохраняет евро как свою валюту.

Этот сценарий был бы лучшим для сторон, к тому же два других основных игрока - США и Китай - прямо заявили, что заинтересованы именно в таком развитии событий. Что может стать препятствием? Упрямство сторон. Кредиторы не доверяют грекам, ведь последние водили их за нос как до кризиса (часто просто подделывая отчетность о своих экономических успехах), так и во время кризиса (отказ Ципраса платить по долгам, даже с изменившейся позицией прямо сейчас, наводит на подозрение, что греки опять обманут).

Греки не доверяют кредиторам, которые навязали стране слишком тяжелую программу по возврату долгов. Преодоление этого недоверия - вопрос выписывания четких и ясных условий в новой программе: греки должны гарантировать проведение реформ, кредиторы - лояльность по отношению к грекам.

Сценарий 3 схож с первыми двумя: найденный компромисс предполагает выход Греции из еврозоны. Специфический сценарий, но он минимизирует имиджевые потери для идеи единой валюты, минимизирует риски для Греции при переходе на свою валюту, но все равно продемонстрирует реальную уязвимость европейской валюты при нынешнем состоянии регулирования.

Этот сценарий выгоден большим странам, и все равно покажет более слабым странам южной и восточной части континента, что если они попадут в подобную греческой историю, их просто аккуратно выкинут из общей песочницы. Вероятность сценария - низкая.

Наконец, сценарий 4 - решения нет, Греция выходит из зоны евро, долги не выплачиваются. Сценарий условной "катастрофы".

Во-первых, это дальнейшая стагнация греческой экономики. Во-вторых, в любом случае - "нервная" краткосрочная реакция рынков и проблемы для самих кредиторов. Поэтому этого сценария любыми путями будут стараться избежать. В любом случае, долгосрочные последствия такого развития событий зависят от того, какие выводы сделают в ЕС, хотя потерь авторитета все равно не избежать.

Сами по себе эти сценарии - тактические, краткосрочные, и проблемы, и выгоды от них будут иметь краткосрочный эффект.

Вопрос, который всех волнует и в Европе, и в Украине, и в любой из мировых столиц - какие выводы последуют из греческой истории. И как это событие повлияет на долгосрочную судьбу Европейского союза.

Такой кризис - первый и для ЕС, и для евро как единой валюты, чье создание само по себе было большим риском (любой валютный союз может строиться только на доверии и исполнимости взятых обязательств - по дефициту бюджета, по долгу, по постепенной унификации налоговой нагрузки, финансовых правил и т.д., а если обязательства нарушаются всеми участниками союза - это ведет к проблемам и неизбежному краху).

Станет ли этот кризис последним? Нет. Станет ли он могилой для евро? Нет. Станет ли могилой для ЕС? Нет.

Но вот если в результате этого кризиса не сделать выводов, что соблюдение монетарной и фискальной дисциплины - жизненная необходимость, то этот кризис не будет последним.

Социальные программы стран Южной Европы не соответствуют критериям ЕС, и эту проблему уже нельзя замалчивать.

Это предостережение и для Украины, которая сейчас стремится в ЕС. И которая тоже столкнулась с острым долговым кризисом при необходимости занимать деньги для реформ, поддержания существования государства и войны.

Европейский союз растет и развивается. Реальному ЕС, как мы его знаем, всего 23 года. Евро - всего 14 лет. "Общий рынок" до Маастрихта не предполагал столь глубокой интеграции. А все новое - уязвимо.

Любой подобный конгломерат переживает кризис роста, когда он должен определиться с глубиной интеграции. И причины всех кризисов - в отсутствии внутренней дисциплины.

То, что случилось с Грецией - следствие ошибок и самих греков, и европейских чиновников. И данный кризис - это кризис развития и детских ошибок. А не кризис распадающегося и старого союза, как бы кто ни хотел видеть именно это.

Перерастет ли Евросоюз детские болезни? Этот вопрос для него так же актуален, как и для Украины.

 

Автор: Юрий Богданов, 

координатор проектов Expostreet Consulting 

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua