Армения спустя два года после Вильнюса: между ЕС и войной

Понедельник, 14 декабря 2015, 10:00 — Карен Мадоян, для Европейской правды

Армения получила шанс вернуться к переговорам об углублении сотрудничества с ЕС, шанс, который, как казалось еще недавно, был безнадежно утрачен два года назад. 

Напомним, что всего за два месяца до Вильнюсского саммита 2013 года, когда переговоры с ЕС уже вышли на финишную прямую, армянский президент Серж Саргсян после встречи в Кремле с Владимиром Путиным радикально изменил вектор интеграции и объявил о вступлении в Таможенный союз.

Неожиданное решение президента Армении повергло в шок руководство Еврокомиссии.

Тогдашний комиссар ЕС по вопросам расширения и европейской политики соседства Штефан Фюле в те дни прямо говорил о давлении со стороны России. Как результат - Армении было отказано в возможности парафировать соглашение о зоне свободной торговли с ЕС без подписания политической составляющей Соглашения об ассоциации.

И вот по прошествии двух лет в Брюсселе снова решили приоткрыть окно возможностей для Еревана.

7 декабря министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян и высокий представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини объявили о начале переговоров по разработке нового рамочного соглашения между Арменией и Евросоюзом. 

 Эдвард Налбандян и Федерика Могерини 

Как отметила Федерика Могерини, новый документ позволит сторонам "преодолеть неопределенности, которые образовались в 2013 году".

Что же это за причины, подтолкнувшие официальный Ереван возобновить диалог с  Брюсселем? 

Парламентская республика как укрепление властной вертикали

Членство Армении в Таможенном союзе совпало с периодом геополитических сдвигов, спровоцированных аннексией Крыма и вооруженным конфликтом на востоке Украины.

В условиях, когда Москва оказалась под жесткими санкциями западных держав, участие в инициированном Россией интеграционном проекте несет очевидные минусы для участвующих в нем государств.

Отсюда и попытки (причем не безуспешные) президента Беларуси Александра Лукашенко наладить взаимоотношения с Брюсселем и Вашингтоном.

В этом же ключе действует и бессменный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, который всегда отличался взвешенным подходом в вопросах внешней политики. К тому же, наличие углеводородов способствует политической самостоятельности без оглядки на Москву.

Выбор руководства Армении в пользу ТС и отказ от сотрудничества в рамках Восточного партнерства – тот самый случай, когда страна сама загнала себя в тупик.

Зависимость от российских инвестиций, которые составляют более 40% от общего объема, не добавляет позитивной динамики. Представленные на армянском рынке такие российские гиганты, как Газпром, Роснефть, РЖД, ВТБ, Ростелеком и другие компании уже откладывают в долгий ящик инвестиционные проекты по причине отсутствия свободных средств.

Еще до вступления в Таможенный союз Россия считалась для армян крупнейшим рынком труда. Около 85% трансфертов в Армению поступает от трудовых мигрантов из России, что составляет примерно 15% ВВП Армении.

Именно облегчением выхода на российский трудовой рынок армянские чиновники аргументировали вступление в ТС с дальнейшей интеграцией в Евразийский экономический союз.

Однако ухудшающаяся экономическая ситуация в России напрямую отражается на экономике Армении. Соответственно наблюдается падение объема частных трансфертов. В прошлом году Всемирный банк понизил прогнозируемый рост экономики Армении из-за привязки к российской экономике. 

На все эти проблемы накладывается коррумпированность правящей элиты. Поэтому неудивительно, что в июне 2015 года решение о третьем за два года повышении цен на электроэнергию на 40% стало причиной для мобилизации протестного движения не только в столице, но и по всей Армении.

Наученные опытом киевского Евромайдана, армянские власти не спешили с силовым подавлением акций протеста. Отсутствие политического опыта и недостаток совместной координации позволили властям расколоть протестное движение.

После решения властей отложить повышение тарифов значительная часть протестующих посчитала, что требования выполнены и решила прекратить бессрочную акцию.

Рост протестных настроений заставил президента Армении Сержа Саргсяна предпринять шаги по укреплению своих позиций, не дожидаясь президентских выборов в 2018 году.

Власти страны инициировали внесение конституционных изменений путем всенародного референдума.

Проект изменений предполагает переход Армении от смешанной формы правления к парламентской, систему непрямого избрания, значительное сужение полномочий президента и большую роль парламента, правительства и премьер-министра, упразднение мажоритарной системы выбора депутатов и полный переход к пропорциональной системе формирования парламента.

За этой инициативой видно неприкрытое желание правящей элиты оставаться у власти по завершении второго срока полномочий действующего главы государства.

По итогам состоявшегося 6 декабря референдума, при официальной явке в более 50%, за конституционные изменения проголосовали 63,3% граждан, против – 32,3%.

При этом независимые наблюдатели из Европейской платформы за демократические выборы  отмечали серьезные нарушения. Среди них – давление представителей правящей Республиканской партии на оппозицию и СМИ, а также подкуп граждан. Наблюдатели ПАСЕ отметили недостаток общественных дебатов вокруг предлагаемых изменений.

По мнению ряда армянских экспертов, активная часть общества, которая недовольна сложившейся в стране ситуацией, на сегодня в меньшинстве.

Из тех, кто не принял участие в референдуме, большинство составляют разочаровавшихся в системе граждане. У них больше нет уверенности в том, что их голоса что-то решают. Еще одна группа состоит их тех, кто посчитал новые конституционные формулировки и смену системы управления нерелевантными для их будущего и не влияющими на их социальное положение.

Самым активным участником референдума была люмпенизированная часть общества, которую и смогли использовать для различных фальсификаций.

Внешние риски для Армении

Последовавшие за вильнюсским саммитом Восточного партнерства события показали, как за два года может поменяться геополитический ландшафт на постсоветском пространстве.

События в Украине заставили лидеров бывших советских республик задуматься об устойчивости собственных режимов, и Армения не стала исключением.

Референдум по изменениям в Конституции страны - это попытка правящей элиты сохранить и закрепить свое место в будущей внутриполитической конфигурации после 2018 года. Однако переход к парламентской модели правления в условиях несостоявшейся демократии не создаст должную систему сдержек и противовесов, а наоборот усилит риски дальнейшей конфронтации.

Ухудшение внутриполитической ситуации на фоне падения экономики, роста безработицы и, как следствие, миграции населения усугубляется внешними рисками.

За последние два года в отношении карабахского конфликта все сложнее становится применять термин "замороженный".

Если ранее сообщалось о снайперских обстрелах по периметру разделительной линии, то с августа этого года еженедельно приходят сообщения о нарушениях режима прекращения огня уже с использованием минометов и гранатометов.

В начале сентября со стороны Азербайджана подверглись обстрелу приграничные села в Тавушском районе Армении, что привело к гибели мирных жителей. Из-за обострения ситуации на границе армянские власти были вынуждены перекрыть движение по проходящей через этот район автомагистрали, ведущей из Армении в Грузию.

Масла в огонь добавляет конфликт между Турцией и Россией, последовавший за уничтожением турецкими ВВС российского штурмовика Су-24.

Москва и Анкара традиционно претендуют на особую роль на Южном Кавказе. Россия с ее военной базой в Гюмри выступает гарантом национальной безопасности Армении. При этом союзнические обязательства перед Арменией не мешают России поставлять оружие Азербайджану. Цена контрактов в рамках этих поставок уже составляет $5 млрд.

Между Турцией и Азербайджаном существует Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи, предусматривающий оказание содействия в случае вооруженного нападения или агрессии в отношении друг друга. Именно об этом напомнил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу во время недавнего визита в Баку, призывая Армению освободить оккупированные территории.

Насколько неизбежна новая война на Кавказе?

С одной стороны, война не выгодна ни одной из конфликтующих сторон.

Возобновление боевых действий может поставить крест на проектах транспортировки каспийских энергоресурсов в Европу.

Нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум проходят в непосредственной близости от зоны карабахского конфликта. Поэтому вооруженные столкновения между Арменией и Азербайджаном и далее будут носить спорадический характер.

В то же время обострение конфликта выгодно властям по обе стороны границы.

На фоне падающих цен на энергоносители и негативных тенденций в экономике президент Азербайджана Ильхам Алиев активно эксплуатирует образ врага в лице армян для мобилизации населения перед внешней угрозой.

Сержу Саргсяну в этой ситуации не нужно ничего выдумывать, а лишь напоминать гражданам о том, что страна находится в состоянии осажденной крепости, на которую могут напасть со стороны Азербайджана или Турции.

В такой ситуации любое новое нарушение режима прекращения огня может привести к асимметричному ответу одной из сторон. А в условиях, когда между Арменией и Азербайджаном по сей день отсутствуют механизмы для сдерживания конфликта, такие действия рано или поздно могут спровоцировать новую войну.

Что делать Евросоюзу?

Таким образом, ЕС возобновил торговые переговоры с Арменией в крайне непростой для Еревана момент. 

Пока рано говорить о прорыве, но этот процесс можно считать попыткой начать двусторонний диалог по тем направлениям, в которых более всего заинтересована армянская сторона. Несмотря на обязательства в рамках Таможенного союза, Армения не перестает декларировать интерес в развитии торгово-экономических отношений с Евросоюзом.

В пользу этих переговоров свидетельствуют и настроения жителей Армении.

Согласно опросу, проведенному GallupInternational в 2014 году, в Армении наблюдалось снижении числа сторонников интеграции страны в Евразийский экономический союз. Если в апреле 2013 года 67% из числа опрошенных поддерживали идею вступления в это объединение, то в августе 2014 года эта цифра снизилась до 57%.

Возможное предоставление соседней Грузии безвизового режима с ЕС также должно существенно повлиять на поддержку гражданами Армении расширения рамок сотрудничества с Брюсселем.

Еще одним фактором в пользу европейского вектора в будущем может стать демонстрация позитивного эффекта от имплементации Соглашения об ассоциации между ЕС и Грузией.

В то же время переговоры с Ереваном можно назвать знаковыми и для ЕС. 

Два года назад для Евросоюза наступил момент переосмысления целей и задач Восточного партнерства. Единая стратегия в отношении всех стран-участниц инициативы оказалась нежизнеспособной.

В этом контексте возобновление диалога с Арменией может стать успешной попыткой применения индивидуального подхода, когда постепенная реализация негромких инициатив может в дальнейшем привести к постановке более амбициозных задач.

Однако, наиболее важно то, что активизация экономического сотрудничества с ЕС, остается одним из немногих факторов, снижающих вероятность нового прихода большой войны на Закавказье. 

 

 

Автор: Карен Мадоян,

медиаэксперт, политолог

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.