Посольство Франции: конфликт с реальностью. Почему дело Бобенчика не уладило визовый кризис

Среда, 8 июня 2016, 11:25 — Сергей Сидоренко, Европейская правда

Вечером 7 июня посольство Франции выдало шенгенскую визу 8-летнему футбольному фанату Володе Бобенчику, который в последние дни, сам того не желая, стал героем новостей на всех ведущих сайтах и телеканалах.

Теперь мальчик и его родители попадут на матчи Евро-2016 и поддержат нашу сборную на пути к победе. И за это надо поблагодарить консула – к слову, визу Володе он проставил в семь часов вечера, когда рабочий день у дипломатов закончился.

Но означает ли это, что проблемы решены и к Франции больше нет вопросов?

К сожалению, нет. Наоборот, вопросы обострились.

Заявления дипломатов производят такое впечатление, что в посольстве так и не поняли сути претензий к ним со стороны общества и экспертов. Или даже (это возмутит дипломатов, но посмотрим правде в глаза!) – что консульские сотрудники просто дезинформируют посла о реальном положении дел.

Возможно, на самом деле есть другая причина, но ведь надо как-то объяснить утверждения посла Изабель Дюмон, противоречащие суровой реальности...

"Визовый отдел консульства Франции в Украине вполне в состоянии справиться с наплывом запросов на получение виз, которые генерируются "Евро-2016"... Весь наш коллектив работает сверхурочно, чтобы как можно скорее обработать все поданные на рассмотрение документы", – заявила посол во вторник вечером, комментируя огласка проблемы в СМИ.

Не знаем, рассказывает ли консул о реальном положении вещей, поэтому придется сообщить самим.

Нет, госпожа посол, визовый отдел не справляется. Даже работая сверхурочно.

Срок рассмотрения – нарушение соглашения

Посольство Франции стало системным нарушителем соглашения о визовом упрощении между Украиной и ЕС, и доказательства этого есть.

Вряд ли посол Дюмон делала бы такие категоричные заявления, зная, что ст. 7 данного соглашения обязывает посольство принять решение в течение не более 10 дней, и этот срок может быть продлен лишь "в отдельных случаях".

Расскажите об этом украинским болельщикам, подавляющее большинство которых ждали решения минимум по 2-3 недели. Это – точно не "отдельные случаи".

Но даже если в посольстве забыли о существовании соглашения с Украиной, то есть Визовый кодекс ЕС, где этот срок установлен на уровне 15 дней, и он также нарушается.

И даже в "отдельных случаях" рассмотрение визовой заявки ни в коем случае не может длиться дольше 30 дней, это не представляется возможным по той же ст. 7 соглашения. Правда, реальность иная. Мы уже писали о случае Яны Якименко, которая подала паспорт на визу еще в апреле, но на утро 8 июня, за день до запланированного отъезда, еще не знает решения посольства.

Ее случай – не единичный, в редакцию обращались и другие заявители, которые утверждают, что ждали визу больше месяца или ждут ее до сих пор.

Хочется переспросить консульских сотрудников: это таким образом "визовый отдел справился с наплывом запросов"?

Да, мы заметили фразу на сайте посольства о том, что они "советуют подаваться на визу не позже чем за месяц". Советуют, а не ставят условие. Поэтому мы, как граждане страны, которая уважает международное право, не думали, что новость на сайте позволяет нарушать международное соглашение. Впечатление было другое – что этот срок рекомендуют оставлять для исключительных случаев, а также для возможной апелляции.

И это – отдельная тема.

Апелляция, которой нет

Отдельное недоумение вызывает фраза посла Изабель Дюмон в ее заявлении, сделанном во вторник:

"Кроме того, существует обычная процедура апелляции, которая позволяет заявителям, в случае необходимости, подать дополнительные документы, которые могут быть необходимы для получения визы", – пояснила дипломат.

На первый взгляд, все правильно. Механизм апелляции действительно существует.

Правда, посольство приложило усилия, чтобы он существовал, но не работал.

Интересно, как можно воспользоваться апелляцией, если отказ от посольства, после нескольких недель ожидания, приходит за неделю до отъезда?

То есть воспользоваться можно было бы, если бы посольство принимало эти апелляции к сведению и оперативно их обрабатывало.

Но в реальной жизни – а не в той, о которой говорится в заявлении посольства, – редакция получает вот такие сообщения.

Об "эффективности" апелляции красноречиво свидетельствует дело Володи Бобенчика, о котором автор этого сообщения упоминает как о "рассматриваемом за два дня".

На самом же деле даже они – несмотря на беспрецедентное давление общественности, СМИ, депутатов и украинского МИД – долгое время не могли подать апелляцию. Письма по электронной почте оставались без ответа; в пятницу мальчик с отцом простоял под дверями посольства и не смог попасть внутрь; и лишь в понедельник, когда под дипмиссию пришли журналисты с десятком телекамер, там согласились взять его документы.

Собственно, о каком эффективном обжаловании может идти речь, если в письмах отказа, которые присылает посольство, украинцам предлагают отправлять апелляцию... обычной почтой во французский город Нант. Именно так восприняла формулировку отказа часть заявителей, с которыми мы общались.

Поражает также фраза Изабель Дюмон из ее интервью в понедельник – она упрекнула семью Бобенчиков в том, что они общались со СМИ.

"В противоположность многим людям, которые нам звонят, чтобы понять причину отказа и исправляют досье, в этом случае, к сожалению, семья к нам не обращалась... Было бы так просто позвонить и узнать, как исправить досье", – заявила она.

Примечательно, что в общении с "Европейской правдой" другие украинцы, получившие отказ, дают другие отзывы.

Отсутствие эффективной связи с посольством – это ключевая претензия всех, с кем мы общались. Фразу о том, что "надо просто позвонить", наши собеседники воспринимали по меньшей мере с удивлением.

Но даже семья Бобенчиков уже после получения визы (то есть когда история осталась позади и скрывать им точно нечего) утверждает, что до сих пор не понимает сути претензий к их заявке.

"У нас все отели были забронированы на Booking.com, мы даже решили не пользоваться апартаментами. Искренне не понимаю, что было не так с бронированием. Мы предоставили другие, но те тоже не подошли. В конце концов, уже в понедельник нас попросили сделать новые бронирования с частичной оплатой и тогда – одобрили документы. Но на сайте посольства не было требования о том, что проживание должно быть оплачено, речь идет только о бронировании, а оно у нас было с самого начала", – говорит мать мальчика Марьяна Бобенчик.

К слову, требования посольства, которые меняются в зависимости то ли от обстоятельств, то ли от настроения – отдельная большая проблема.

Отказы без правил

Визовая практика посольства часто несистемна, и это не только французская особенность, ведь решение об отказе, а то и о длительности визы, принимает конкретный визовый офицер.

Именно поэтому деду Володи Бобенчика, который подал точно такой же пакет бронирований (семья зарезервировала общие номера на поездки во Францию), дали визу, а другим заявителям – нет.

Но проблема еще и в том, что заявитель просто не знает, какие документы он должен предоставить, чтобы его заявка соответствовала прихотям консула. Пример с бронированием отелей, которые сначала были "подходящими", а впоследствии стали основанием для отказа – очень красноречивый.

Еще красноречивее – требования к финансовому состоянию заявителей.

Попробуйте найти на сайте посольства или визового центра разъяснение, сколько денег должен иметь турист, чтобы отвечать требованиям консульства. Не найдете!

А тем более непонятно, какую именно сумму нужно положить в банк, если у заявителя оплачен отель. А если в отеле есть трехразовое питание?

Тем не менее, отказы из-за якобы "недостаточного финансового обеспечения" – среди самых распространенных.

В итоге – имеем обиженных болельщиков, у которых достаточно средств, чтобы уже на следующий день после отказа плюнуть на потерянные из-за консула деньги и заплатить за отдых в безвизовой Турции. Именно о таком случае ЕП писала в статье "Французский рецепт испорченного праздника: проблема виз к Евро-2016 оказалась более масштабной".

Интересно услышать мнение посла – считает ли она, что такая практика помогает имиджу Франции в Украине?

"Имидж – ничто, визы – все"?

На самом деле забота об имидже – едва ли не единственный момент, где мнение редакции "Европейской правды" и посла Изабель Дюмон в целом совпадает.

Нас, так же, как и посла, беспокоит, что последние события вызывают в обществе недовольство или даже более резкие эмоции к Франции в целом.

Понять людей несложно, для них консул является олицетворением страны, так же, как в старой шутке о театральных гардеробщицах, которые формируют имидж всего театра.

И мы так же, как и рядовые визовые заявители, не можем понять, почему консул ставит отказ за несколько дней до запланированного выезда, вместо того, чтобы поднять трубку и попросить заявителя донести необходимые документы.

Простой шаг, не так ли? Еще и дозволенный визовым кодексом.

Но именно такие шаги определяют уважение (или неуважение) консульства к украинцам.

А особенно важны такие шаги в преддверии безвизового режима.

Редакция ЕвроПравды знает, что он будет, и знает позицию Франции. Но нам действительно грустно, что французская дипмиссия своими действиями прилагает немало усилий, чтобы убедить украинцев в обратном.

P.S. Мы осознаем, что этот текст не понравится некоторым сотрудникам посольства. Мы понимаем, что он может испортить отношения с дипмиссией, хотя очень надеемся, что этого не произойдет.

Но это не повод замалчивать правду. Даже если она не всегда приятна и даже если не у всех в визовом отделе есть смелость признать свои ошибки.

Но их нужно исправлять. Лучше поздно, чем никогда.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua