Турция, которую мы потеряли: как связаны турецкий путч и потепление между Эрдоганом и Путиным

Понедельник, 18 июля 2016, 15:00 — Сергей Сидоренко, Европейская правда
фото putin-today.ru

Уже второй день подряд тысячи турок собираются на улицах Стамбула, чтобы услышать лидера страны Реджепа Тайипа Эрдогана.

И уже третьи сутки из Турции поступают новости, которые заставляют нервничать мировых лидеров.

В воскресенье снова – лично от Эрдогана – поступили новые свидетельства того, что пропасть между Турцией и Европой растет с невероятной скоростью. По одну сторону этой пропасти – Совет Европы и Евросоюз, то есть то, что у нас привыкли называть "Западом". По другую – Турция, Россия и другие игроки "Востока".

Прозападный курс Эрдогана подошел к концу. Один за другим он обрубает мосты, связывающие страну с западным сообществом.

Причем шаги турецкого лидера становятся все более демонстративными.

В выходные лидеры ЕС, шокированные попыткой переворота, воздерживались от жесткой критики в адрес Турции, но было очевидно, что в понедельник их терпение лопнет. Первые гневные заявления уже прозвучали, и это – только начало.

А Украине, для которой Анкара является ключевым партнером в противодействии российской агрессии, в отношениях с Эрдоганом придется искать сложный компромисс.

Сложно поддерживать действия, которые превращают Турцию из страны с зачатками демократии в откровенную диктатуру. Но в то же время никто не хочет толкать турецкую власть в объятия Путина. Тем более, что в Кремле не просто ждут, но и делают шаги навстречу.

Смерть против оппозиции

В воскресенье вечером Эрдоган вышел к своим сторонникам, которые собрались перед президентской резиденцией в пригороде Стамбула.

Но его слушателями были не только те, кто стоял рядом. В выступлении, транслировавшемся в эфире национальных телеканалов, президент Турции объявил, что уже в ближайшее время должна быть восстановлена смертная казнь.

Конечно же, "по просьбе народа".

"Наше правительство обсудит (восстановление смертной казни) с оппозицией. Братья мои, мы, как правительство, и как государство, знаем и слышим ваше требование", – цитирует Hurriyet объяснения главы государства.

Это заявление не было случайным и точно не стало оговоркой. Перед этим в воскресенье о возможном восстановлении смертной казни заявил вице-премьер Нуман Куртулмуш. И так же он заверил, что правительство выполняет волю народа, поскольку "чувствует и разделяет чувства общества".

Никаких сомнений, призывы к возобновлению смертной казни действительно звучат в Турции. Они звучали и до прошлых выходных, ведь речь идет не только (и не столько) о военных мятежниках. Страна столкнулась с беспрецедентной террористической угрозой. Счет погибших от рук террористов в течение прошлого года идет на сотни, несколько сотен жертв – мирные жители.

И это – важное отличие от "ночи переворота". Здесь также сообщается о почти 300 погибших, но львиная доля из них – сами мятежники, а также несколько меньшее количество проправительственных военных и полицейских.

Между тем, оживленная террористическая активность в Турции длится уже более года, а призывы к возобновлению смертной казни власть "услышала" только сегодня.

И это не удивительно.

Во-первых, террористов-смертников, которые представляют ключевую угрозу для безопасности граждан Турции, невозможно запугать смертной казнью – ведь они и без того готовы идти на смерть. Во-вторых, в правительстве признают: их идея стала реакцией именно на переворот. Именно так ее подают турецкие СМИ.

Большинство противников Эрдогана – светские, а не религиозные активисты. Для них смерть точно не является желанной. И именно против них направлена инициатива власти.

Люстрация судей: турецкий подход

Своими противниками Реджеп Тайип Эрдоган видит не только военных.

Не меньшим шоком стало решение властей о внезапных чистках судейского корпуса.

В субботу, спустя несколько часов после подавления военного мятежа, высший совет судей дал согласие на уголовное преследование 2745 судей и прокуроров (последние в Турции является частью системы правосудия, а не правоохранительной системы). Сразу после этого были выданы ордера на их арест.

А теперь – самая яркая иллюстрация.

По версии властей, в перевороте приняли участие почти 3 тысячи судей и 3-4 тысячи военных. Странное соотношение, не правда ли?

Но в Турции подтверждают, что суммарное количество задержаний и ордеров на арест за участие в перевороте – около 6 тысяч.

Скорость и масштабность принятых решений не оставляет сомнений: индивидуального рассмотрения этих дел не было. У судейского самоуправления просто не было на это времени. Высший совет судей формально является независимым органом, не связанным с исполнительной властью. Но откуда еще могли появиться списки неугодных судей?

Для тех, у кого еще есть сомнения, что переворот был лишь поводом, а не причиной задержаний – несколько деталей о задержанных от Financial Times. Среди них есть двое членов конституционного суда – высшего судебного органа Турции, Алпарслан Алтан и Эрдал Терджал.

Оба были назначены предшественником Эрдогана, Абдулой Гюлем. Оба недавно поддерживали решения, против которых возражал Эрдоган – о неконституционности запрета Твиттера и о незаконности преследования властями двух журналистов издания "Джумхуриет", которые критиковали Эрдогана за узурпацию им власти в стране.

Круг задержанных топ-представителей судейской ветви власти поражает. Среди них – 48 судей Государственного совета (высшего органа административной юстиции) и 140 членов Высшего апелляционного суда, сообщают местные СМИ.

Шаг к диктату

Но вернемся к смертной казни. Кто помнит, Украина отменила ее в 2000 году, и это было нашим ключевым обязательства перед Советом Европы.

Советская судебная практика, когда нередко приговаривали к смертной казни невиновных, а потом выясняли, что преступление совершил другой, стала убедительным аргументом против сохранения высшей меры наказания.

Но в любом случае, Украина вынуждена была бы отменить расстрел.

Ни одно государство не может быть в составе Совета Европы и одновременно сохранять смертную казнь. И Турция тоже прошла этот путь.

С 1984 года в Турции не исполняют смертные приговоры. А в 2004 году из законодательства исключили все упоминания о смертной казни. Это было требованием еще одной европейской институции Евросоюза.

Следовательно, инициатива Эрдогана означает для него гарантированный конфликт с ЕС. А если Анкара будет настаивать на этой линии и действительно введет смертную казнь, то итогом – конечно, не сразу, но через 5-10 лет – может стать исключение страны из Совета Европы. В Страсбурге готовы терпеть многое, но не нарушение главного принципа – нерушимости права на жизнь.

Стоит добавить, что Эрдоган и сам может быть заинтересован в том, чтобы Турцию выгнали из Совета Европы. Потому что это избавит его от необходимости выполнять решения Европейского суда по правам человека и выплачивать компенсации из бюджета своим оппонентам, да еще и слышать неприятные вещи от руководства СЕ.

А этих решений с каждым годом будет становиться все больше.

Турция уже не первый год движется к тоталитаризму.

Поэтому судебное закрытие СМИ, преследования и аресты оппозиционных политиков и журналистов в стране уже не кажется чем-то чрезвычайным – скорее, наоборот.

В Европе прекрасно понимают, к чему стремится турецкая власть. Еврокомиссар Йоханнес Хан в понедельник очень откровенно отметил: в Брюсселе считают, что у Эрдогана был заранее подготовленный список "виновных в мятеже" и он использовал вооруженное восстание как повод для репрессий.

Сейчас украинские пользователи соцсетей заходятся в восторге от Эрдогана, а особенно – его "судейской реформы".

Ведь Украина уже третий год не может сменить коррумпированные суды времен Януковича, а в Турции посадили 3 тысячи судей за несколько часов.

Но если задуматься, какие последствия это повлечет для отношений Украины с Западом, то турецкий путь кажется не таким уж и привлекательным.

А если еще вспомнить, что Турция – это мощная экономика, член "большой двадцатки", у которой нет значительных долговых обязательств перед Западом (совокупный государственный долг – всего 32% ВВП), в отличие от Украины, экономика которой остро зависит от внешних заимствований, то эта перспектива становится совсем невеселой.

Moscow is calling

Как это обычно бывает, от похолодания в отношениях Анкары и Европы пострадают обе стороны.

Евросоюз может окончательно потерять друга (надежного партнера) в лице турецкой власти. Того партнера, который еще недавно приостановил и обещал навсегда закрыть "Балканский путь" попадания беженцев в ЕС.

Европа напугана опытом 2015 года, когда только в Германию попал миллион сирийских мигрантов. В этом году количество мигрантов снизилось в десятки раз, поэтому восстановление старого маршрута для европейских политиков – будто страшный сон.

Но в то же время ЕС теперь вряд ли сможет выполнить свое обещание – предоставить Турции безвизовый режим. Как это возможно в ситуации, когда в стране начинается масштабное преследование оппозиции и вводится смертная казнь? Теперь каждый турецкий оппозиционер сможет рассчитывать на гарантированное убежище в ЕС!

Это лишь одна грань конфликта, а их немало.

К примеру, сейчас в Греции просит об убежище экипаж турецкого военного вертолета, бежавший из Турции после поражения военного переворота. И если суд предоставит им статус беженцев, это станет настоящей пощечиной для Эрдогана. И это будет иметь последствия для всего Евросоюза, а не только для Греции.

Единственная страна, которая гарантированно выигрывает от этого обострения – это Россия.

Политологи еще долго будут спорить о том, приложил ли руку Кремль к восстанию в Турции, но уже сейчас можно утверждать, что он готов воспользоваться его последствий.

Путин и Эрдоган, которых еще месяц назад считали личными врагами, теперь регулярно общаются. Путин был одним из первых мировых лидеров, который лично (хотя и по телефону) поздравил турецкого коллегу с победой над восстанием. И одновременно они договорились о личной встрече в ближайшее время.

В Москве прекрасно понимают: Анкара скоро может стать изгоем для европейской семьи. А для Кремля нет ничего необычного в общении с диктаторами; поэтому Турцию в сложное для нее время надо поддержать. А геополитические дивиденды – будут. Впоследствии.

...Но, несмотря на все проблемы, не следует хоронить Турцию.

Есть то, что может удержать на плаву контакты Турции и Запада в этот кризисный период. Это – НАТО. И США.

Потому что при всех проблемах с нарушением прав человека, при всем напряжении в отношениях с ЕС и СЕ, по всей очевидности сползания страны к авторитаризму никто даже не думает о возможности выхода Турции из военного блока.

Этот шаг обошелся бы Западу слишком дорого. А в ситуации, когда на кону безопасность континента, демократия может и подождать, пусть даже официально Брюссель никогда этого не признает.

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua